16+
Среда, 22 ноября 2017
  • BRENT $ 62.94 / ₽ 3689
  • RTS1159.11
23 августа 2011, 08:14 ПравоПолитика

Былые приключения Юлии Тимошенко в России

Лента новостей

В Киеве продолжается громкий процесс над Юлией Тимошенко по так называемому газовому делу. В свое время в ее отношении велось другое дело — о взятках. О событиях шестилетней давности вспоминает Владимир Жеребенков, российский адвокат Юлии Тимошенко

Экс-премьер Украины Юлия Тимошенко. Фото: РИА Новости
Экс-премьер Украины Юлия Тимошенко. Фото: РИА Новости

В Печерском районном суде Киева продолжается процесс над экс-премьером Украины Юлией Тимошенко по так называемому газовому делу. Ее и прежде пытались посадить на скамью подсудимых, и не секрет, что зачастую власть использовала следственные органы для решения тех или иных политических задач. О том, как Юлию Тимошенко пытались обвинить во взятках, и о том, что из этого вышло, BFM.ru напомнил Владимир Жеребенков, российский адвокат Юлии Тимошенко.

Сегодня уже мало кто помнит дело Юлии Тимошенко, которое тянулось больше четырех лет и было закрыто в декабре 2005 года Главной военной прокуратурой (ГВП) России в один день «за сроком давности». Так «совпало», что это произошло сразу после того, как «оранжевая принцесса» возложила ответственность за «газовый конфликт» с Россией на украинские власти и перешла в оппозицию победившему на президентских выборах-2004 Виктору Ющенко.

Дело же Тимошенко появилось на свет в июле 2001 года, после того как ГВП годом ранее начала расследовать нарушения в ходе реализации многостороннего соглашения, заключенного в 1996–1997 годах, и связанных с поставками газа на Украину в обмен на материально-технические ценности для нужд Минобороны. Участниками сделки являлись «Газпром», освобождаемый от уплаты налогов в российский бюджет, и Промышленно-финансовая корпорация «Единые энергетические системы Украины» (ПФК «ЕЭСУ»), которая расплачивалась за российский газ поставками стройматериалов и другими товарами. ЕЭСУ тогда как раз и возглавляла Юлия Тимошенко. А общая стоимость сделок составила около 750 млн долларов.

В то время начальник Главного управления военно-бюджетного финансирования Минобороны генерал-полковник Георгий Олейник подписал две платежки о переводе 450 миллионов долларов на счета дочерней структуры корпорации «ЕЭС Украины» — английской компании United Energy International Ltd. Но стройматериалы военные получили только на 123 млн. Позже Олейник пытался убедить судей в том, что «никакого преступления не совершал и выполнял соглашения, подписанные вышестоящими должностными лицами», в том числе заместителем министра финансов Андреем Вавиловым.

Однако в апреле 2002 года генерала признали виновным в превышении должностных полномочий и нанесении государству ущерба на сумму более 320 млн долларов и дали за это три года. Спустя четыре месяца Московский окружной военный суд рассмотрел жалобу Олейника на вынесенный ему приговор и, оставив прежний срок наказания, применил к нему акт амнистии, объявленной Госдумой к 55-летию победы в Великой Отечественной войне. Но Олейник остался в СИЗО, потому что ГВП предъявила ему обвинение по другому уголовному делу. Только в последней инстанции — президиуме Верховного суда — осужденному удалось добиться полной реабилитации. В ноябре 2003 года Олейник был оправдан за отсутствием в действиях состава преступления, но остался досиживать срок по второму приговору.

Взятки картриджем и командирскими часами

Что же касается Юлии Тимошенко, то ее обвинили в том, что в сентябре-ноябре 1996 года она через посредника — бывшего первого заместителя начальника тыла Вооруженных сил России генерал-полковника в отставке Вячеслава Литвинова — организовала дачу взяток пятерым офицерам Минобороны. Следствие утверждало, что за мзду те по просьбе Тимошенко в интересах ЕЭСУ якобы завысили стоимость поставляемых российскому военному ведомству украинских стройматериалов и других товаров. В результате Минобороны России был причинен ущерб на 98 млн долларов.

Надо сказать, что с размером взяток, которые якобы распорядилась дать Тимошенко, постоянно происходили метаморфозы. Сначала речь шла о сумме в 14 тысяч 600 долларов, затем о девяти с небольшим тысячах. Причем в качестве взятки фигурировал даже картридж для лазерного принтера и командирские часы для одного из чиновников. Стоимость того и другого — около 100 долларов. В итоге, получателями взяток были признаны два офицера, получившие в общей сложности 5,5 тысячи долларов.

Следствие долго не могло определиться и с местом преступления, а именно, где обвиняемая дала указание «отблагодарить» российских военных. В этой связи дело расследовали сначала в России, затем на Украине, потом снова в России (по окончательной версии, Тимошенко завела разговор о взятках в московском аэропорту). Этим умело манипулировали. Так, в 2001 году, когда президент Украины Леонид Кучма отправил правительство в отставку, а Юлия Тимошенко вместе с Виктором Ющенко заняли четкую антипрезидентскую позицию, ей даже пришлось 42 дня просидеть в СИЗО.

Затем о деле Тимошенко на время «забыли», вспомнив о нем только в 2004 году — во время президентских выборов на Украине, в ходе которых Москва делала ставку на Виктора Януковича. В разгар предвыборной гонки, в сентябре 2004 года, Главная военная прокуратура России (дело к этому времени уже направили в Москву) объявила ближайшую соратницу кандидата в президенты Виктора Ющенко в международный розыск. Тут припомнили и то, что дочь обвиняемой вышла замуж за англичанина и проживает в Великобритании, и то, что муж «железной украинской леди» Александр Тимошенко с 2003 года также числился в международной базе Интерпола за хищение госимущества и дачу взяток почти на 87 млн долларов бывшему премьеру Украины Павлу Лазаренко. Вслед за этим Московский гарнизонный военный суд принял решение о заочном аресте Юлии Тимошенко.

Уже став премьером в 2005 году, Тимошенко будет вынуждена отменить свой визит в Россию. Российские правоохранители потеряют к ней интерес только после того, как она уйдет в оппозицию Виктору Ющенко. Неприятное дело закроют в декабре 2005 с формулировкой «за истечением сроков давности», переквалифицировав действия обвиняемой с более тяжкой части 2-й статьи 291 УК (дача взятки) на менее тяжкую часть 1-ю статьи 291. Произойдет это после того, как Тимошенко будто бы побывает в Москве и даст следователям необходимые пояснения.

Адвокат Владимир Жеребенков, защищавший тогда Юлию Тимошенко, рассказал BFM.ru о том, что думает о ее первом и последнем деле.

— Трудно ли быть адвокатом Тимошенко?

— Очень сложно. Дело было политически ангажированным, возбудили его без законных на то оснований. На Украине ее не могли привлечь к уголовной ответственности, так как она была депутатом Верховной Рады, то есть и обладала иммунитетом. Там бы это просто не прошло. В России же она не обладала депутатской неприкосновенностью. Но и здесь дело завели незаконно, так как наша прокуратура не запрашивала согласие Рады и других органов власти Украины на преследование депутата этого государства. Была нарушена Минская конвенция «О правовой помощи» 1993 года. Тимошенко просто хотели устранить с политической арены нашими руками. Сложность защиты была в том, что мне долгое время не выдавали материалы дела для ознакомления, я их смог получить только в суде, который решал вопрос о заочном аресте.

— Вас не удивили смехотворные суммы взяток?

— Дело в том, что она вообще не могла давать указания о взятках, так как в описываемый период не присутствовала в России. Это следует из документов о регистрации пассажиров, которые я запрашивал в аэропорту.

— Тех, кто якобы получил деньги от Тимошенко, оправдали.

— В том-то и дело. По закону, если нет взяткополучателей, то нет и взяткодателей. Приговор в отношении военных чиновников вступил в законную силу, но потом случился скандал — прокуратура добилась отмены засиленного решения в надзорном порядке. Военные судьи очень негативно отнеслись к тому, что было такое лоббирование. Был второй процесс, офицеров опять оправдали. Но информацию об этом не стали давать, чтобы не позориться.

— Дело Тимошенко закрыли весьма неожиданно. Потом долго спорили — прилетала она давать показания или нет.

— Она не прилетала в Москву. Просто наши решили сохранить лицо. Для нее самой известие о том, что дело закрыли, было полной неожиданностью. Я предлагал обжаловать решение, причем был уверен, что добился бы его отмены, так как прекращение дела в связи с истечением срока давности не является реабилитирующим основанием. Но Тимошенко сказала: «Да на хрена это нужно? Закрыли и закрыли. Мне это не нужно и не важно». Ей нужно было готовиться к парламентским выборам, да и Новый год был на носу.

— Что вы думаете по поводу обвинений Тимошенко по рассматриваемому сейчас судом «газовому делу»?

— Это тоже политически ангажированный процесс. Янукович, видимо, не смог ей простить «оранжевую революцию». Быстрое расследование дела вызывает сомнение в его объективности. Газовый контракт с Россией готовила не только одна Тимошенко, решение о его подписании она принимала не единолично. Народу был нужен газ, без него люди бы просто замерзли. И если бы не было контракта, сейчас бы Тимошенко судили бы за это.

Рекомендуем:

  • Фотоистории