16+
Среда, 27 сентября 2017
  • BRENT $ 58.60 / ₽ 3388
  • RTS1127.26
29 сентября 2011, 16:45 Общество

В Ливии на смену Каддафи могут прийти исламисты

Лента новостей

Западные спецслужбы выражают тревогу и опасение в связи с выдвижением на руководящие посты в Ливии бывших исламистов — хотя те уверяют, что навсегда порвали со своим прошлым

Ливийцы говорят о возрождении исламской культуры, но не исламского государства. Фото: AP
Ливийцы говорят о возрождении исламской культуры, но не исламского государства. Фото: AP

Ливийская революция возвысила новых народных героев. Один из них — Шейх Халед Шариф. Сегодня его окружает восторженная толпа демонстрантов, в основном женщин и детей, размахивающих красно-черно-зелеными флагами новой Ливии.

Героя революции чествуют на территории военной академии в Триполи. Еще недавно она была вотчиной одного из сыновей ливийского диктатора, Хамиса Каддафи, одно упоминание о котором наводило на людей ужас.

Шейх Халед — исламист со стажем. В 1980-е годы, еще будучи совсем молодым человеком, он уехал в Афганистан сражаться с советскими войсками, да там и остался. Он был знаком с лидером Аль-Каиды Усамой бин Ладеном: жил по соседству с ним и его подручным аль-Завахири.

В 2003 году американцы арестовали Халеда и два года продержали его в тюрьме на авиабазе в Баграме. «Нас лишали сна, 24 часа в сутки в камерах звучала громкая рок-музыка, — вспоминает бывший узник. — Меня подвешивали за руки на трое суток».

Теперь Шейх Халед — правая рука Абдель Хакима Бельхаджа, тоже бывшего исламиста и политзаключенного, а ныне военного губернатора Триполи.

Еще не так давно оба решительно отвергали демократические принципы и настаивали на том, что джихад — единственное средство в борьбе за торжество идей ислама. А сейчас они заявляют о своем желании стать частью новой политической системы.

«Я думаю, диалог — это лучшее средство, — говорит Шейх Халед. — Мы, ливийцы, придем к согласию, если на то будет воля Аллаха. Ливийскому народу нужно время, чтобы выбрать правительство, какое он пожелает, и никто не должен его к этому принуждать».

«Не бойтесь бороды»

Впервые за долгие десятилетия ливийцы могут позволить себе выдвижение политических требований. Демонстрации на улицах ливийских городов проходят почти каждый день — шумные и спонтанные, но, впрочем, не агрессивные

Революция в Ливии дала свободу всем, в том числе и исламистам. Но, хотя ливийское общество отличается консерватизмом и религиозностью, пока не видно, что народ мечтает об исламском государстве или правительстве.

«Ливия — не место для экстремистов, — говорит бородатый мусульманин, только что вышедший из мечети в центре Триполи. — Не бойтесь моей бороды, мы — умеренные мусульмане».

«Да, мы по своей природе умеренные мусульмане, — подтверждает посетительница городского рынка. — Мы не приемлем экстремизма, мы хорошо образованы. Мы хотим возродить нашу исламскую культуру, но не исламское государство».

Многие светские и либеральные политики верят в то, что бывшие исламисты воспользуются редкой возможностью, которую дает им революция, и откажутся от вооруженных методов борьбы.

Правозащитница Хана Джаляль, получившая образование на Западе, с первых дней примкнула к революционерам в Бенгази. Она даже была членом Национального переходного совета, но затем вышла из него, чтобы сосредоточиться на правозащитной деятельности.

«Мы обмениваемся взглядами и советуемся с исламистами, — говорит Хана Джаляль, — ведь мы вместе делали революцию. Не думаю, что они хотят создать исламское государство наподобие того, что сделали талибы. Конечно, у нас есть разногласия по многим вопросам, но уверена, что мы придем к компромиссу. Мы сумеем доказать, что ислам не противоречит демократии и правам человека».

Бывают ли бывшие исламисты?

Выдвижение на руководящие посты в Ливии исламистов, пусть и бывших, вызывает тревогу и опасение западных спецслужб. Шейх Халед уверяет, что разведчики ошибаются: он не хочет иметь ничего общего с Аль-Каидой.

«В Афганистане мы были знакомы с Усамой бин Ладеном, но всё, что нас объединяло, так это страна проживания. Мы обсуждали его атаки на страны Запада, но не оказывали ему поддержки. Мы действовали обособленно», — вспоминает он.

По словам Халеда, так называемая «Исламская боевая группа Ливии», в рядах которой воевал против Каддафи он и его нынешний шеф Бельхадж, больше не существует.

«Когда американцы арестовали меня в 2003 году, они думали, что я член Аль-Каиды, — рассказывает Халед. — Но они провели расследование и поняли, что это не так». Сейчас он ратует за новые взаимоотношения со странами Запада.

«Все ливийцы благодарят Аллаха за то, что международное сообщество выступило на стороне народа против диктатора, и мы за это признательны», — говорит бывший исламист.

Ливия проводит свой постреволюционный медовый месяц, и никто не знает, какие опасности подстерегают ее впереди. Но пока что людей переполняют оптимизм и огромные ожидания.

Алан Литтл
Специальный корреспондент Би-би-си

Рекомендуем:

  • Фотоистории