16+
Среда, 16 августа 2017
  • BRENT $ 50.86 / ₽ 3024
  • RTS1032.92
30 ноября 2011, 10:23 ОбществоСМИПолитика

Трудности предвыборного перевода

Лента новостей

Российское государственное информагентство РИА «Новости» отвергло обвинения во внутренней цензуре, с которыми выступил его бывший внештатный сотрудник Григорий Охотин

Не всем в России нравится отражение предвыборной картинки в зеркале западных СМИ. Фото: AP
Не всем в России нравится отражение предвыборной картинки в зеркале западных СМИ. Фото: AP

«РИА «Новости» категорически опровергает заявления бывшего внештатника одного из интернет-ресурсов группы Григория Охотина о существовании в агентстве цензуры, считает эти заявления порочащими деловую репутацию компании и намеренo обратиться в суд с иском к бывшему внештатнику для защиты своей репутации», — говорится в официальном пресс-релизе агентства.

«В соответствии с российским законодательством, цензура в средствах массовой информации, то есть требование к редакции со стороны чиновников или госорганов предварительно согласовывать сообщения и материалы или запрещать их распространение, не допускается. При этом требование редакции к содержанию и качеству публикуемых материалов, основанное на принятой редакционной политике, не может рассматриваться в качестве цензуры», — сказал заместитель генерального директора, руководитель юридической дирекции РИА Новости Михаил Сафронов.

До 26 ноября Григорий Охотин занимался отбором публикаций иностранной прессы для портала Inosmi.ru. Он работал из дома и общался со штатными сотрудниками агентства, в основном, по электронной почте. В начале недели он выложил в Интернете скриншоты электронного письма от первого заместителя руководителя Объединенной редакции новостей Ирины Кедровской и своей переписки с неназванным дежурным редактором, работавшим в субботу.

«Пожалуйста, не нужно пока ставить на сайт в предвыборную неделю никаких политических текстов с негативом. Это просто огромная просьба», — гласит опубликованное Охотиным письмо Ирины Кедровской. Как явствует из дальнейшей переписки, Охотин обратился за разъяснениями. Его собеседник подтвердил, что «только что получил указание от высшего руководства политических статей с жесткой критикой и провокационными заголовками про «партию» и Путина не брать», сославшись также на мнение заместителя гендиректора агентства Леонида Бурмистрова.

Охотин ответил, что ему «не подходят такие условия работы», и, по его словам, продолжать сотрудничество с РИА «Новости» более не намерен. В интервью Русской службе Би-би-си он сообщил, что одним из материалов, вызвавших недовольство редакторов, была статья «Путин: не надо «расквашивать» парламент», опубликованная на сайте Би-би-си 25 ноября.

Требования законодательства

В своем пресс-релизе агентство ссылается на требования избирательного законодательства. «РИА «Новости» всегда сохраняет приверженность принципам свободы слова, которые зафиксированы во внутренних редакционных документах компании», — сказала главный редактор РИА «Новости» Светлана Миронюк.

Однако «неделя, предшествующая выборам, накладывает на СМИ особо жесткие ограничения во время освещения избирательной кампании», — говорится в пресс-релизе. «Все структурные подразделения РИА «Новости», отвечающие за производство и распространение контента, были предупреждены об особой внимательности к содержанию публикуемых материалов и необходимости сбалансированного подхода к подаче информации с учетом начала действия законодательных ограничений в отношении публикаций данных соцопросов и экзит-поллов, а также наступающего перед выборами «дня тишины», — указывает далее РИА «Новости».

Статья «Путин: не надо «расквашивать» парламент» представляет собой историко-аналитический материал и не содержит призывов голосовать или не голосовать за ту или иную партию.

Согласно пункту 3 статьи 54 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», запрет на публикацию данных опросов общественного мнения и прогнозов результатов выборов вступает в силу за пять суток до дня голосования.

«Это попытка сыграть на информационном поле общества, которое слабо знакомо с законодательством», — сказал Григорий Охотин Русской службе Би-би-си. По его словам, сотрудничая с Inosmi.ru, он ранее не сталкивался с «огромными просьбами» подобного рода. «Inosmi не отдавало предпочтения ни одной политической силе. С субботы это правило больше не существует», — заявил он.

В недавнем интервью Русской службе Би-би-си политолог Алексей Воробьев говорил о «тяжелых настроениях в Кремле и руководстве «Единой России», очень большой неуверенности «партии власти» и ее лидера в итогах выборов».

Цензура запрещается

«Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается», — гласит пункт 5 статьи 29 Конституции Российской Федерации.

Приснопамятный Главлит действительно канул в Лету вместе с СССР. Однако многие российские журналисты говорят, что руководство СМИ, особенно ведущих телеканалов, осуществляет самоцензуру в порядке «определения редакционной политики».

«Я утверждаю, что у нас на телевидении, да и не только на телевидении, не существует свободы слова», — заявил в марте 2008 года известный телеведущий Владимир Познер.По оценке президента Национальной ассоциации телерадиовещателей Эдуарда Сагалаева, «у нас очень мало правды на телевидении, и много пошлости».

Журналист Леонид Парфенов в речи на церемонии вручения ему журналистской премии имени Влада Листьева в ноябре 2010 года заявил, что в 2000-е годы произошло «огосударствление телеинформации», все темы поделились на «проходимые по ТВ и непроходимые по ТВ», а «высшая власть предстает дорогим покойником — о ней только хорошо или ничего».
Руководители российского телевидения не пытались опровергнуть слова Парфенова, а принялись оправдываться за его поведение.

Разумеется, существование ограничений свободы слова никто и никогда публично не признает.

Когда в декабре 2010 года, давая предновогоднее интервью руководителям Первого канала, ВГТРК и НТВ, президент Дмитрий Медведев попенял им на то, что подбор главных новостей на телевидении не совпадает с темами, наиболее активно обсуждаемыми в Интернете и, следовательно, с интересами общества, те стали в ответ дружно заверять, что свободы им вполне достаточно.

Российские телеканалы регулярно опровергают существование неофициальных «черных списков» нежелательных персон. Лучшим доказательством их отсутствия могло бы стать появление упоминаемых в связи с этим лиц на телеэкране. Но факт остается фактом: Борис Немцов, Михаил Касьянов, Владимир Рыжков, Гарри Каспаров, Эдуард Лимонов не получали приглашений дать интервью или выступить в ток-шоу много лет.

В Британии официально действует единственное ограничение такого рода: прямой эфир нельзя предоставлять террористам.

Дозированная гласность

В последние месяцы наблюдатели отмечают некоторое раскрепощение российского ТВ, упоминая в этой связи информационную программу Вадима Такменева «Центральное телевидение» на канале НТВ и некоторые юмористические программы, позволяющие себе шутки по адресу Владимира Путина и Дмитрия Медведева.

Аналитики задаются вопросами, долго ли продлится эта относительная «оттепель», и не является ли она тонкой находкой политтехнологов Кремля?

Действительно, в отношении первых лиц допускается непочтительный тон, но не содержательная критика, тем более, конкретная негативная информация. Больше свободы в печатных СМИ, интернет-изданиях и на FM-радиостанциях, ориентированных на интеллигенцию, средний класс и городскую молодежь. Там кондовый официоз просто не пройдет. Если лишить продвинутую часть общество отдушины в лице «Коммерсанта» или «Эха Москвы», она просто переключится на зарубежные голоса.

Несколько лет назад СМИ цитировали анонимный околокремлевский источник, заявивший по поводу «Эха», что надо же иметь в государстве одного анфан террибля — хотя бы для демонстрации загранице, что в России есть свобода слова.

Однако и для самых раскованных российских СМИ есть абсолютно закрытые темы. Например, личная жизнь Владимира Путина. Нельзя ничего рассказывать о его отношениях с супругой, а также о том, где и с кем живут и чем занимаются его взрослые дочери.

По-человечески можно понять стремление Путина оградить семью от людского любопытства. Однако в свободных странах такого рода желания президентов и премьеров руководством к действию для СМИ не являются. Там считают, что публичный человек, тем более, политик, облеченный доверием избирателей, обязан терпеть некоторые неудобства своего положения.

Напрашиваются параллели между современной ситуацией и «дозированной гласностью» конца 1980-х годов. Как рассказал Русской службе Би-би-си редактор перестроечного «Огонька» Виталий Коротич, главный партийный идеолог Александр Яковлев при вступлении в должность дал ему общую установку: «Делай, что хочешь, только не трогай Горбачева!».

По мнению многих, для свободы слова нужны не столько писаные законы, сколько политическая воля.

Как сказал Русской службе Би-би-си Эдуард Сагалаев, в его бытность главным редактором молодежных программ Центрального телевидения оно без всяких обиняков являлось партийно-государственным, а свободы на нем было больше, чем теперь.

Есть и точка зрения, которую некогда образно выразил поэт Наум Коржавин: «Плюрализм в одной голове — это шизофрения». Согласно ей, владельцы и редакторы средств массовой информации имеют право придерживаться определенного курса. Главное — чтобы в стране существовали альтернативные СМИ, и у публики имелся выбор, что читать и смотреть, а у журналистов — где работать.

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    Актуальные темы: