16+
Понедельник, 28 мая 2018
  • BRENT $ 76.33 / ₽ 4755
  • RTS1169.93
3 января 2012, 13:17 ПроисшествияНаука

«Меридиан» прошел по Году космонавтики

Лента новостей

На 2011, объявленный в России «годом космонавтики», пришлось рекордное количество ЧП в отрасли. Каждый раз возникало ощущение дежавю: руководство Роскосмоса обещало сделать выводы и наказать виновных, но ракеты продолжали падать. Череда российских неудач затмила важные события в мировой космонавтике, коих было немало

Возродить российскую космонавтику к жизни пытается не только руководство отрасли, но и РПЦ. Фото: AP
Возродить российскую космонавтику к жизни пытается не только руководство отрасли, но и РПЦ. Фото: AP

2011-ый, из-за юбилея полета Гагарина объявленный президентом Медведевым «Годом космонавтики», начался досрочно. В декабре 2010 были потеряны три спутника ГЛОНАСС, которые должны были завершить формирование навигационной группировки. В феврале 2011 геодезический спутник «Гео-ИК-2», запущенный на ракете-носителе «Рокот», вышел на нерасчетную орбиту. Эти аварии стоили должности старожилу отрасли Анатолию Перминову, возглавлявшему Роскосмос целых 7 лет.

При новом руководителе агентства Владимире Поповкине проблемы усугубились: в августе 2011 года Россия потеряла сразу два космических аппарата: спутник связи «Экспресс-АМ4» и направлявшийся на орбиту грузовик «Прогресс М-12М». В ноябре — еще одно громкое ЧП, взбудоражившее общественность больше, чем предыдущие. По невыясненным причинам не включился маршевый двигатель автоматической межпланетной станции (АМС) «Фобос-Грунт». Аппарат стоимостью 5 млрд рублей вместо того, чтобы направиться к Марсу, завис на околоземной орбите. После аварии «Марса-96» запуск «Фобоса» был первой за 15 лет российской попыткой отправить исследовательскую станцию в дальний космос. Но, как философски прокомментировал неудачу Поповкин, «Марс почему-то не очень любит землян». На более земной уровень дискуссию перевел президент Медведев, призвав наказывать виновных в неудачах в космической сфере рублем или даже привлекать к уголовной ответственности.

«Урожайными» на ЧП выдались и двадцатые числа декабря, они словно подтверждали ощущение: год космонавтики не закончится никогда. С интервалом в несколько дней возникли неполадки на принадлежащем «Газпрому» спутнике «Ямал», из-за чего в некоторых регионах на сутки прекратилось вещание нескольких телеканалов, а затем в Сибири упал запущенный с Плесецка спутник связи «Меридиан». Обломки упали в Новосибирской области, причем один из них по иронии судьбы угодил в селе Вогайцево в жилой дом на улице Космонавтов. Тем временем, в подмосковном Королеве, в Центре управления полетом, Владимир Поповкин констатировал: «Отрасль находится в глубоком кризисе». Начался ли поиск виновных для их последующего наказания, к которому призывал президент, глава Роскосмоса не уточнил.

В 2011-ом нашли выход проблемы, копившиеся на протяжении долгих лет, считает Сергей Жуков, исполнительный директор кластера космических технологий и телекоммуникаций инновационного центра Сколково. Неудачи, как сказал Жуков в беседе с BFM.ru, стали следствием целого пласта проблем: «[недостаточного] финансирования в 1990-ые годы, решения по ограничению видов космической деятельности, неясного плана реформирования отрасли, отсутствия стратегии, которая была бы принята президентом». Отдельные достижения, вроде готовившегося полтора десятка лет старта орбитальной астрофизической обсерватории «Радиоастрон» (запущена в июле) или того факта, что Россия в целом бесперебойно продолжает обслуживать МКС, — редкие светлые пятна на общем фоне, считает Жуков.

К успехам российской космонавтики в 2011 году, без сомнения, стоит отнести и то, что Роскосмосу наконец удалось реализовать совместный с европейцами проект во Французской Гвиане. В октябре ракета-носитель «Союз» со спутниками для навигационной системы Galileo впервые стартовала не с территории бывшего СССР. Проект продвигался трудно, сроки запуска неоднократно переносились, не только из-за разногласий между космическими ведомствами России и Европы, но и по вине европейцев, которым никак не удавалось договориться о финансировании Galileo. Стоимость проекта «Союз в ГКЦ» (Гвианский коcмический центр) — 344 млн евро. Расходы российской стороны составляют 121 млн евро. Проект рассчитан минимум на 15 лет и 50 коммерческих запусков. Ожидается, что доходы участников составят 200 млн долларов.

Первый полет человека и последний полет шаттла

В 2011 году мир отпраздновал 50-летие полета человека в космос. В Москве скромные торжества на официальном уровне очевидно не соответствовали масштабу даты, на что в интервью BFM.ru посетовал летчик-космонавт Геннадий Падалка. А вот в Китае, откуда Падалка вернулся незадолго до Дня космонавтики, его «разрывали на части». «Интерес неподдельный. Посетил там три университета, встречался с официальными лицами, затем был в отряде и центре подготовки. Огромный интерес, чувствуется и уважение к нашим достижениям и к этой дате. И ООН объявила эту дату Днем космонавтики, и у наших коллег тоже День Юрия», — рассказал Падалка.

Год 50-летия полета Юрия Гагарина подвел черту под важнейшей главой в истории американской космонавтики — в июле запуском «Атлантиса» США завершили программу «Спейс шаттл», которая длилась 3 десятилетия и с которой целое поколение американцев ассоциирует успехи в освоении космоса.

Без шаттлов не было бы МКС, челноки доставляли на орбиту астронавтов и модули для строительства станции. На челноках на орбиту забрасывали ремонтные бригады для обслуживания телескопа «Хаббл», благодаря которому ученые получают бесценную информацию, в частности, о возрасте Вселенной. Юрий Караш, член-корреспондент российской академии космонавтики, магистр внешней политики Высшей школы международных исследований имени Пола Нитце при Университете имени Джонса Гопкинса, в беседе с BFM.ru привел перечень удобных и полезных вещей, которые человечество унаследовало от американской космической программы: от застежек-липучек и ортопедических матрасов до антисептика мирамистин.

План полетов

Чего ждать от мировой и российской космонавтики в 2012 году? Надежды Сергея Жукова связаны с исследованиями Луны и Марса. «Американцы сконцентрировались на Марсе, на марсианские проекты они тратят не менее 500 млн долларов в год. Европа, Китай, Индия и Япония сфокусированы на Луне, при таких темпах ее освоения тоже можно ожидать интересные находки. Воду там уже обнаружили; вероятно, на Луне могут быть залежи полезных ископаемых. Не исключены фундаментальные открытия, связанные с историей происхождения Земли», — прогнозирует Жуков. Еще через несколько лет к лунным исследованиям планирует подключиться Россия — запуск космической станции «Луна-Глоб» запланирован на 2014 или 2015 год.

Юрий Караш полагает: год пройдет под знаком американской и китайской космонавтики. США, несмотря на экономические трудности, продолжают готовить пилотируемую экспедицию в дальний космос: в 2025 году они планируют высадиться на астероид, а к середине 30-ых годов — добраться до Марса. В конце ноября США запустили к этой планете марсоход Curiosity. «Это самый крупный и совершенный автоматический аппарат, по размерам и весу сравнимый с автомобилем Mini Cooper. Тяжелее были только советские «Луноход-1» и «Луноход-2», — рассказывает Юрий Караш. Ожидается, что в августе 2012 года Curiosity сядет на Марсе и приступит к исследованиям.

Китай, продолжая осваиваться в околоземном пространстве, перешел к практическим работам по созданию орбитальной станции, продолжает Караш. В ноябре беспилотный корабль серии «Шеньчжоу» («Священная ладья») состыковался с орбитальным модулем «Тяньгун» («Небесный чертог»).


В 2012 году в графике полетов — запуски сразу двух «Священных ладей», причем одна из них может доставить в «Небесный чертог» трех китайских астронавтов.

И не то, чтобы космический бюджет КНР — в сравнении с другими странами — поражал воображение. По данным Сергея Жукова, в 2010 году гражданский бюджет НАСА составил 20,3 млрд долларов, Европейского агентства — 5,2 млрд долларов, не включая национальные программы крупных государств. Бюджет России Жуков оценил в 3,2 млрд долларов, Японии — 2 с лишним, Китая — в полтора млрд, Индии — примерно в 1,6 млрд. Китайцы совершенно определенно нацелились на «большой космический скачок», причем, как отметила в интервью газете Christian Science Monitor Изабель Сурбе-Верже из парижского Национального центра научных исследований, военные технологии для Пекина не главное. Китай интересует скорее прогресс в таких сферах, как телекоммуникации, наблюдение за поверхностью Земли, навигация и метеорология.

Для России год пройдет под знаком углубления застоя и усиления деградации, считает Юрий Караш. «У России еще есть достаточный научно-технический и экономический потенциал, чтобы вернуть космонавтике ту роль в обществе, которую она традиционно играла, но лишь при условии, что будет принято соответствующее политическое решение. Такого решения нет, есть красивые разговоры о том, что мы — космическая держава и будем развивать эту отрасль. На самом деле не делается ничего», — убежден член-корреспондент Российской академии космонавтики. Вся космическая деятельность сводится к запускам «бесконечно устаревшей техники». Об отсутствии новых разработок в интервью BFM.ru в преддверии Дня космонавтики говорил и Геннадий Падалка, за плечами которого 3 полугодовые командировки на станцию «Мир» и МКС: «То, на чем мы сейчас летаем и то, что эксплуатируем в космосе, сделано во времена СССР. Если говорить о российском сегменте МКС, а не о сегменте партнеров, то все это — советские технологии и советская техника».

Сергей Жуков, исполнительный директор кластера космических технологий и телекоммуникаций Сколково, обращает внимание на «колоссальный дефицит кадров». Молодых специалистов явно не хватает, а пожилые уходят. В декабре 2011, не дожив 2,5 месяцев до 100-летнего юбилея, умер Борис Черток, один из основателей советской космонавтики.

Академик Черток, легендарный конструктор ракетной техники и соратник Сергея Королева, участвовал в разработке и сдаче на вооружение первых отечественных баллистических ракет дальнего действия, создании и запусках высотных геофизических ракет, космических ракет-носителей, первых искусственных спутников Земли, научных спутников и автоматических межпланетных станций, в проектировании и создании первых космических кораблей. Вряд ли за полвека хотя бы один крупный космический проект обошелся без участия Чертока.

Юрий Караш, знавший академика Чертока, говорит: тот был талантлив не только как инженер-конструктор, но и как популяризатор космонавтики: «Четырехтомник Бориса Чертока «Ракеты и люди» — это доступная для самой широкой аудитории энциклопедия космической отрасли. «Когда я общался с Чертоком, то никак не мог поверить, что говорю с человеком, которому за 90 лет, — вспоминает Караш. — Его четкости ума, правильности и энергичности речи, быстроте реакции мог позавидовать гораздо более молодой мужчина».

Рекомендуем:

  • Фотоистории