16+
Четверг, 18 апреля 2019
  • BRENT $ 71.63 / ₽ 4581
  • RTS1259.63
10 февраля 2012, 17:40

Путин решил реабилитировать приватизацию 90-х

Лента новостей

Минэкономразвития еще не разрабатывает механизм легитимности приватизации 90-х, сообщила глава МЭР Эльвира Набиуллина, комментируя предложения премьера о «разовом взносе» от владельцев компаний. Это нанесет удар по правам собственности, считают эксперты

Фото: PhotoXPress
Фото: PhotoXPress

Предложения Владимира Путина о необходимости закрыть тему о нелегитимности приватизации 90-х путем уплаты разового взноса нынешними владельцами приватизированных предприятий прозвучали в четверг на съезде РСПП. С одной стороны, они стали сюрпризом для представителей экономического блока его же собственного кабинета министров. С другой, они позволили экспертам сделать вывод о «приватизации» Путиным идей своих предшественников и политических противников.

Так, этот налог — windfall tax — разрабатывался правительством Михаила Касьянова незадолго до его увольнения в 2004 году. А в 2005 году с аналогичной инициативой выступил один из основателей партии «Яблоко» Григорий Явлинский.

«Это инициатива не Путина, это инициатива партии «Яблоко», которую мы выдвинули еще шесть лет назад. Путин просто ее повторил, причем не очень точно изложил, так, что никто не понимает, о чем речь идет, — заявил BFM.ru лидер партии Сергей Митрохин. — Мы предложили тем собственникам, которые приобрели собственность в результате одиозных сделок 90-х, например, залоговых аукционов, реабилитироваться перед обществом, потому что благодаря им, сегодня общество воспринимает крупную частную собственность как кражу».

По мнению Митрохина, «ситуацию можно выправить, как в свое время Тони Блэр выправил возмущение, которое возникло в Великобритании по поводу итогов тэтчеровской приватизации».

Напомним, в 1997 году в Великобритании был введен разовый налог «на случайную прибыль» или «налог на порыв ветра» (windfall tax). В результате лейбористскому правительству Блэра удалось взыскать с 30 компаний в общей сложности более 5 млрд фунтов.

«Яблочники» предлагают брать разницу между той ценой, по которой предприятие было продано, и ее нынешней рыночной ценой, и облагать эту разницу налогом — например 10%, поясняет Митрохин. «Налог единоразовый, но выплачиваться он может не в один раз, а в рассрочку», — сказал он и добавил, что эта идея была отражена в предвыборной программе Явлинского.

Кандидату в президенты Михаилу Прохорову, который в 90-е годы поучаствовал в приватизации «Норильского никеля», уже не раз приходилось оправдываться за свои миллиарды. «Проблема [приватизации] фундаментальна: все, что тогда делалось, было по закону. Пусть и не по справедливости», — сказал Прохоров.

Он предложил свой вариант решения проблемы — «добровольный социальный проект», участники которого должны направить по 1% собственного дохода и 0,2% прибыли их компаний адресно — в поддержку детских домов, больниц, школ-интернатов и других учреждений. «Предприятий, проданных через залоговые аукционы, было меньше десяти на всю страну. Но потом мы тоже много всего приватизировали. Что-то по тем же законам, что-то уже по другим. Пересмотр итогов приватизации может привести к разрушению всех прав собственности в стране», — считает Михаил Прохоров.

Залоговые аукционы

Идея заложить государственные акции в банки для получения кредитов была озвучена на одном из заседаний правительства в марте 1995 года Владимиром Потаниным. «К сентябрю Госкомимущество, Минфин и администрация президента родили, наконец, согласованный документ. Схема была сложная, громоздкая. Однако интересы и правительства и банков в той мере, в какой это было возможно, в ней были учтены», — вспоминает Альфред Кох.

Было учтено, что все расчеты с банками либо по возврату кредита, либо по переходу залога в собственность кредитора начинались только во втором полугодии 1996 года, то есть после президентских выборов. Эта конструкция была предложена Александром Лившицем (тогда помощник президента по экономическим вопросам, с августа 1996 года был вице-премьером и министром финансов). Кроме того, к аукционам не были допущены иностранные инвесторы.

Всего в России было проведено 12 залоговых аукционов. Бюджет в общей сложности получил 1,1 млрд долларов.

3.11.95. Выставлено 40,12% акций «Сургутнефтегаза». Победил негосударственный пенсионный фонд «Сургутнефтегаз». Заплачено 300 млн долларов.
17.11.95. Выставлено 38% акций РАО «Норильский никель». Победил ОНЭКСИМ Банк. Заплачено 170,1 млн долларов.
17.11.95. Выставлено 15% акций АО «Мечел». Победило ТОО «Рабиком» (к тому моменту — владельцы большого пакета акций). Заплачено 13,3 млн долларов.
17.11.95. Выставлено 25,5% акций «Северо-западного речного пароходства». Победил Банк МФК. Заплачено 6,05 млн долларов.
7.12.95. Выставлено 5% акций «ЛУКОЙЛа», сама же компания заплатила 141 млн долларов.
7.12.95. Выставлено 23,5% акций «Мурманского морского пароходства». Победило ЗАО «Стратег» (фактически — банк МЕНАТЕП). Заплачено 4,125 млн долларов.
7.12.95. Выставлен 51% акций «Сиданко». Победил банк МФК (фактически — консорциум из МФК и «Альфа-групп»), его ставка 130 млн долларов.
7.12.95. Выставлено 14,87% акций Новолипецкого металлургического комбината. Победил Банк МФК (фактически — «Ренессанс Капитал»). Заплачено 31 млн долларов.
8.12.95. Выставлено 45% акций ЮКОСа. Победило ЗАО «Лагуна» (фактически — банк МЕНАТЕП). Заплачено 159 млн долларов.
11.12.95. Выставлено 20% акций «Новороссийского морского пароходства (Новошип)». Победило само пароходство. Заплачено 22,650 млн долларов.
28.12.95. Выставлено 15% акций АО «Нафта-Москва». Победило ЗАО «НафтаФин» (фактически — менеджмент самого предприятия). Заплачено 20,01 млн долларов.
28.12.95. Выставлен 51% акций «Сибнефти». Победило ЗАО «Нефтяная финансовая компания» и банк «СБС Агро». Пакет куплен за 100,3 млн долларов.

«Прошло 17 лет, и многие активы поменяли своих собственников, которые их продали и заплатили с этих сделок налоги. Сейчас многие приватизированные в 90-е годы активы давно инкорпорированы во вновь созданные компании», — отмечает Михаил Прохоров. Он иронизирует: «В случае, если будет принято предложение Путина, «Роснефть» готова платить windfall tax за приобретенные ею активы «ЮКОСа»? И в каком размере? А иностранцы, держащие сейчас на балансе депозитарные расписки, например, «Норникеля»?».

Кто платить будет

Одним из крупнейших приобретателей активов в ходе залоговых аукционов стал альянс банков «Онэксим» и «Международная Финансовая Компания», представляющий интересы Владимира Потанина и Михаила Прохорова. Через аукционы партнеры приобрели 38% акций РАО «Норильский никель», 51% акций нефтяной компании СИДАНКО, 25,5% акций «Северо-западного речного пароходства» (СЗП) и 14,87% акций «Новолипецкого металлургического комбината» (НЛМК). Впоследствии все активы были переведены на баланс новой структуры — фонда «Интеррос», но и там их большая часть долго не задержалась.

В частности, уже в 2001 году «Интеррос» продал большую часть своего пакета СИДАНКО структурам Альфа-групп, сумма сделки составила около 1 млрд долларов. Альфа-групп впоследствии внесла этот актив в капитал своего совместного предприятия с британской BP — ТНК-BP, которое сейчас является третьей по величине нефтегазовой компанией в России.

Альянс Потанина и Прохорова в 2002 году избавился от доли в СЗП. Пароходство было объединено со судостроительным заводом «Северная верфь», подконтрольным компании «Новые программы и концепции», которая в итоге и стала единственным акционером объединенной структуры. Представители СЗК на запрос BFM.ru, кому сейчас принадлежит пароходство, не ответили.

В 2002 году «Интеррос» продал и акции НЛМК. Покупателем выступили структуры Владимира Лисина, который сейчас является бенефициаром металлургической компании. Сумма сделки составила около 180 млн долларов.

Фактически последним и единственным активом, который остался у «Интерроса» со времен залоговых аукционов, является доля в «Норильском никеле». Отметим, в 2004 году, чтобы «обезопаситься от случайных рисков» основные активы горнорудного холдинга были переведены с баланса РАО «Норильский никель» на абсолютно новую структуру — ГМК «Норильский никель».

Сейчас «Интеррос» по-прежнему является крупнейшим акционером компании и контролирует около 30% ее акций. Еще 25%+1 акцией владеет алюминиевая компания «РусАл». Представители «Интерроса» на запрос BFM.ru об отношении к инициативе премьера ответили, что «все наши сделки осуществлялись в соответствии с действующим законодательством».

Возможно, возникнут сложности с определением владельцев акций «Сургутнефтегаза», 40,12% которого выкупил пенсионный фонд компании. Нефтегазовый добытчик до сих пор не раскрывает имен своих владельцев и не публикует отчетности по МСФО. По неофициальным данным, впоследствии пакет был раздроблен на мелкие части и перепродан компаниям, аффилированным с самим «Сургутнефтегазом». Это позволило «замкнуть» схему собственников и тем самым снизить риски враждебного поглощения.

Тем не менее, часть активов, проданных в ходе залоговых аукционов, все же вернулась государству. Самым ярким примером этого является ЮКОС, 45% которого выкупил банк МЕНАТЕП Михаила Ходорковского. Впоследствии компания была обанкрочена, а ее ключевые активы отошли государственной «Роснефти».

Другая аффилированная с государством структура — «Газпром» — впоследствии выкупила «Сибнефть» у Романа Абрамовича. Отметим, за 72,66% акций нефтяной компании газовая монополия заплатила уже 13,09 млрд долларов. Еще один вернувшийся к государству актив — «НовоШип». Сейчас компания является дочерней структурой «Совкомфлота», 100% которого принадлежит государству.

Другой крупной сделкой стала продажа 5% акций ЛУКОЙЛа пенсионному фонду «ЛУКОЙЛ Гарант». Представители ЛУКОЙЛа подчеркивают, что фонд является отдельной самостоятельной структурой, а сама нефтегазовая компания не принимала никакого участия в управлении приобретенным пакетом.

А чиновники-то и не знали

Пока эксперты ломают копья, надо или не надо вводить налог на приватизацию и если вводить, то в какой форме, глава Минэкономразвития РФ Эльвира Набиуллина в недоумении. Министерство не получало поручений проработать вопрос о разовом взносе владельцев приватизированных предприятий, заявила она сегодня в кулуарах Недели российского бизнеса.

По словам главы МЭР, она только вчера услышала об этом, вопрос в министерстве пока не прорабатывался, и комментировать эту тему она отказалась.

Сторонник ваучерной приватизации, а ныне глава «Роснано» Анатолий Чубайс в своем блоге в ЖЖ скептически оценил предложения Путина.
«В большинстве стран бывшего соцлагеря, которые прошли через преобразования от государственной к частной собственности, периодически возникает вопрос о справедливости приватизации и компенсации со стороны бизнеса за приобретенную собственность. Однако мне не известны случаи легитимного решения этой проблемы. Убежден, что и в России сделать это невозможно, — написал он. — Думаю, что интерес к высказанному на съезде РСПП предложению естественным путем исчезнет по окончании предвыборного периода».

Его точку зрения разделяет Евгений Ясин, научный руководитель Национального исследовательского университета — Высшей школы экономики: «Я знаю результаты исследования по всей Восточной Европе, из которого видно, что нигде ни в одной стране нет довольных приватизацией, только, наверное, в Эстонии. Тогда, когда происходят преобразования, есть разные эксцессы, когда кому-то кажется, что за дешево, другим — за много. Разговор о том, что они [участники приватизации] приобретали дешево, вообще лишен какого бы то ни было смысла, потому что в то время, когда это покупалось, российская собственность стоила почти ничего. По рыночной цене невозможно было найти людей. Был выход в том, чтобы продавать иностранным инвесторам, но российское правительство воздержалось от этого именно потому, что оно не хотело создавать политические и дополнительные напряжения в обществе. Так что, с моей точки зрения, такого рода разговоры — это только популизм, который направлен на то, чтобы завлекать голоса избирателей в пользу мудрого и заботящегося о своем народе президента. Нужно добиваться успеха в экономике, максимально благоприятный деловой климат, а такого рода предложения, с которыми выступает Путин, это против делового климата. То есть бизнесмены будут не уверены в том, что они правильно вкладывают в России свои инвестиции».

Символическая справедливость

Закрыть тему легитимности приватизации в России невозможно, не отменив ее итоги полностью, убежден Андрей Нечаев, экс-министр экономики, президент банка «Российская финансовая корпорация».

Лидер «Яблока» Митрохин против радикальных мер, но полагает, что налог на приватизацию — это способ реабилитации крупной частной собственности, полученной мошенническим путем фактически в 90-е годы. «Какие безумные миллиарды сколотил на этом тот же Прохоров, Потанин. Надо поделиться с обществом. То, что было у общества неправедно отнято, хотя бы в какой-то форме, скорее всего, чисто символической, должно ему вернуться, — считает Митрохин. — Крупному бизнесу это не понравится: меньше яхт придется покупать, строить дворцов, сократить личные накопления чуть-чуть. А вот средний и малый бизнес с удовлетворением к этой идее отнесется, потому что это как раз те люди, которые могли бы выиграть от приватизации, если бы она проводилась не по Чубайсу и залоговым аукционам, а цивилизованным способом. Тогда бы не потребовалось сегодня эту меру вводить. Так что малый и средний бизнес должен эту идею поддержать обеими руками».

Механизм введения нового налога и «реабилитации приватизации» еще будет обсуждаться. Например, Александр Лебедев, глава Национальной резервной корпорации и член «Общероссийского народного фронта» считает, что идеальной для нашей страны ситуацией могло бы быть создание института независимых спецпрокуроров, которые займутся расследованием залоговых аукционов.

Он не исключает возможность применения «механизма принуждения». «Я думаю, что большинство тех, кто был выгодоприобретателями, согласятся заплатить, — заявил он Business FM. — Ну, поспорим относительно, 10 ли это процентов, 20 или 23, в отношении движения собственности на эти объекты придется отдельно разбираться. От 10 до 20% с учетом того, что капитализация многих российских компаний, даже при сегодняшнем низком рынке большая. Это не 97-й год, это серьезные деньги. И если бюджет соберет несколько десятков миллиардов долларов на социальные программы, это здорово».

Политический подтекст в заявлении Путина увидел Сергей Алексашенко, директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики. В интервью Business FM он отмечает: «Совершенно очевидно, что Владимир Путин дал сигнал российским бизнесменам, что никто из них не может чувствовать себя в безопасности в том отношении, что права собственности в нашей стране защищает не закон, а премьер-министр. И он решает, кто добросовестный приобретатель, а кто недобросовестный, кто честно участвовал в приватизации, а кто нечестно, кто не в честной приватизации 90-х, а кто в честной приватизации нулевых».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию