16+
Вторник, 25 сентября 2018
  • BRENT $ 82.04 / ₽ 5389
  • RTS1166.07
25 июня 2012, 08:12 ФинансыМакроэкономикаБанки, вклады и кредиты

Блеск и нищета испанского Bankia

Лента новостей

Сегодня, как ожидается, Мадрид официально обратится за помощью в ЕС для санации банковской системы. История испанского финансового гиганта Bankia наглядно показывает, что породило кризис

Фото: AP
Фото: AP

Бывшее руководство испанского Bankia представляло свой банк как крупнейший в Испании по объемам бизнеса на внутреннем рынке. Но через полтора года работы Bankia стал для Испании крупнейшей банковской катастрофой, комментирует The Financial Times.

«Очень устойчивый банк, обслуживающий 10 млн клиентов», — так один из руководителей испанского Bankia говорил о своей организации буквально за несколько дней до того, как она оказалась на грани финансового краха. До последнего, пока не разразился «шторм», руководство группы заверяло, что интеграция региональных банков почти завершена, а планы по сокращению издержек и долга продвигаются успешно.

Уже через несколько дней, в мае, испанскому правительству пришлось вмешаться, чтобы спасти злополучного гиганта Bankia, который со времени создания работал на рынке с сетью в 4000 отделений и штатом в почти 25 тысяч сотрудников.

Исполнительный председатель Bankia Родриго Рато, занимавший ранее должности министра финансов Испании и исполнительного директора МВФ, был отправлен в отставку. Правительство объявило о частичной национализации банка. Центробанк Испании сообщил, что государство получит 45% Bankia и возьмет на себя руководство его компанией-учредителем BFA, конвертировав в акции без фиксированного дивиденда 4,5 млрд евро ссуды, которая была выдана финансовой группе ранее.

Новым потрясением 25 мая стало заявление пришедшего на смену Рато нового главы Хосе Игнасио Гоириголсарри, что средств потребуется вдвое больше. (Гоириголсарри, опытный банкир, вышедший ранее на пенсию, был приглашен в Bankia, чтобы вывести его из кризиса). Он запросил еще 19 млрд евро сверх предоставленной госпомощи в размере 4,5 млрд евро. И это в период, когда правительству все труднее привлекать финансовые ресурсы на государственном уровне. Кризис Bankia ускорил развитие событий по негативному сценарию, и премьер-министру Мариано Рахою все-таки пришлось обратиться к ЕС за финансовой поддержкой для рекапитализации банковской системы. Рынки успокоить не удалось, ситуация с привлечением заимствований остается сложной, и есть вероятность, что в итоге Испании придется запросить полномасштабный пакет помощи — вслед за Грецией, Ирландией и Португалией.

Кризис Bankia обнаружил все политические и управленческие проблемы в испанской банковской системе. Мало того, этот банк стратегически важен. Его банкротство угрожало бы всей банковской сети — он слишком большой, чтобы разориться.

Группа Bankia была образована в результате объединения семи сберегательных банков, в том числе Caja Madrid и валенсийского Bancaja. Проблемы группы, которая обострила кризис в финансовой системе Испании, корнями уходят в региональную систему сберегательных банков. Вошедшие в Bankia организации представляли собой типичные cajas, на долю которых до начала кризиса приходилась почти половина всех банковских активов в Испании.

Проблемы в системе cajas существуют уже не первый год. Оглядываясь назад, многие обозреватели в отрасли указывают на многочисленные провалы и ошибки, а также риски, связанные с самой моделью региональных сберегательных банков.

Многие cajas годами проводили либеральную политику кредитования и были активными участниками кредитного и строительного бума, который в итоге обернулся обвалом и оставил финансовые институты с миллиардами евро плохих долгов и огромными убытками.

Cajas вкладывались в недвижимость и до 2007 года в течение десяти лет финансировали фактически «пузырь» на рынке, раздавали кредиты девелоперам, строительным компаниям и покупателям жилья. Предостережения из-за рубежа о перегреве сектора недвижимости никто не принимал во внимание, отмечает эксперт The Financial Times: «Возможно, в других странах такие темпы роста рассматривались бы как сигналы разрастающегося «пузыря», но только не в Испании».

В годы строительного бума портфель ипотечного кредитования в Caja Madrid, крупнейшего из вошедших в Bankia, начал расти так быстро, что к 2007 году руководство уже пыталось его ограничить. Банк между тем начал предлагать экзотические финансовые инструменты зарубежным инвесторам, пишет The Financial Times.

С 2009 года многие сберегательные банки и группы в Испании потерпели крах. Они были взяты под контроль государством и проданы или просто национализированы.

В интервью The Financial Times один из банкиров, участвовавших в 2011 году в размещении Bankia, говорит о проблемах с управленческими стандартами и квалификацией руководства в половине банковской системы Испании (примерно такова доля cajas), которые не позволят выстоять в кризис.

После 2008 года, когда начались проблемы на фоне общемировых кризисов, Банк Испании и правительство социалистов во главе с бывшим премьер-министром Хосе Луисом Родригесом Сапатеро начали программы «мягких слияний» в секторе cajas, чтобы повысить их эффективность.

По мысли правительства, подкрепить доверие инвесторов к cajas должно было упрощение их оргструктуры и приближение к традиционной банковской модели. Дело в том, что испанские cajas исторически соблюдали менее строгий режим в раскрытии информации, чем остальные банки, а их структура собственности и управления была неясной и сложной, в нее зачастую входили местные политики, члены профсоюзов, клиенты и католические священники.

Правительство Сапатеро намеревалось трансформировать cajas в централизованные прозрачные организации за счет перевода всех активов в центральную холдинговую компанию и выстраивания четкой управленческой схемы.

В соответствии с требованиями испанских властей в 2010 году несколько cajas объединились, их число к январю 2011 года сократилось с 45 до 17, но структура организаций оставалась такой же громоздкой и запутанной, непонятной для инвесторов. Уже тогда власти выделили для банковской сферы 11 млрд евро через вновь созданный фонд плановой реструктуризации банков (Fund for Orderly Bank Restructuring). Появились сообщения о планах дальнейших капитальных вливаний в банковскую систему на миллиарды евро. Аналитики говорили, что судьба cajas может повлиять на финансовое состояние Испании и потенциально — на перспективы евро.

По мере углубления кризиса испанские, европейские и международные регуляторы ужесточали капитальные требования. Как отмечает The Financial Times, в истории Bankia судьбоносным стало повышение в Испании минимального норматива по капиталу первого уровня до 10%. Оно касалось всех банков, за исключением тех, которые торгуются на бирже, — для них разрешенным был уровень капитала от 8%. Это подтолкнуло Bankia к IPO, которое, по мнению многих, не должно было состояться в том виде, в котором состоялось.

«Мне трудно поверить, что те, кто создавал структуру Bankia и готовил размещение, не знали о проблемах». «На месте инвестиционного банка я бы никогда не стал устраивать IPO Bankia, я бы не смог рекомендовать это клиентам», — комментируют источники The Financial Times.

Перед листингом Bankia привлек для консультаций компанию Lazard, в которой когда-то работал Рато, затем в качестве организаторов размещения нанял Bank of America/Merrill Lynch, Deutsche Bank, JPMorgan и UBS. И даже при такой армии поддержки, по словам инвестбанкиров, интереса иностранных институтов привлечь не удалось.

По словам одного из банкиров, это было очень странное IPO, с импровизациями.

Ряд консультантов сообщал Bankia, что необходимо увеличить объем привлекаемого капитала, учитывая значительный разрыв между портфелем кредитов и депозитной базой, вложения в недвижимость объемом 32,9 млрд евро и перспективы выплат по кредиту в 4,5 млрд евро от Фонда реструктуризации.

Нежелание руководства увеличить объемы IPO, чтобы усилить «резерв» против убытков, было в немалой степени связано с перспективой размывания контроля над сберегательными банками, входившими в состав Bankia, а доля участия менее 50% была неприемлема для региональных политиков, которые стремились сохранить свое влияние.

Группа Bankia была выведена на рынок с неаудированными финансовыми результатами — «ввиду своего недолгого существования». Впоследствии аудитор банка — Deloitte — отказался подтвердить отчетность за 2011 год, что усилило сомнения в качестве активов группы. Вскоре правительству пришлось спасать банк.

Впоследствии Bankia пересмотрел результаты 2011 года, отразив чистый убыток в 3 млрд евро вместо чистой прибыли в 309 млн евро.

Иностранцы не стали участвовать в размещении, тогда, по данным The Financial Times, представители правительства Сапатеро в принудительном порядке привлекли глав испанских банков и корпораций к покупке «в национальных интересах» акций Bankia на 3 млрд евро. Частных клиентов (около 350 тысяч человек) убедили выкупить остальное.

«Они приняли неправильное решение после роудшоу — когда стало понятно, что интереса к бумагам нет. Они должны были бы остановить сделку», — публикует The Financial Times мнение банковского эксперта Иньиго Веги.

В апреле стало ясно, что конец близок, когда чиновники из МВФ, не называя конкретно Bankia, заявили о необходимости увеличения капитала испанских банков для поддержания финансовой стабильности: «Очень важно, чтобы банки, особенно самые крупные, приняли быстрые и решительные меры для укрепления баланса и улучшения управленческих процедур».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию