16+
Вторник, 21 ноября 2017
  • BRENT $ 62.15 / ₽ 3689
  • RTS1128.72
3 августа 2012, 22:07 ОбществоПроисшествияПравоПолитикаКонфликтыПерсоны

Защита Pussy Riot недосчиталась свидетелей

Лента новостей

На процессе по делу Pussy Riot обвинение сегодня закончило представлять доказательства. Сегодня же должны были выступать свидетели защиты, но из более чем 30 желающих выступить, в том числе Алексея Навального и Людмилы Улицкой, выслушали троих

Фото: АР
Фото: АР

В течение пяти дней представлялись доказательства обвинения по делу о панк-молебне Pussy Riot. Сегодня в суде планировалось выслушать свидетелей защиты.

Утро в Хамовническом суде, где при усиленных мерах безопасности проходит процесс, началось с осмотра вещдоков. Вначале судья Марина Сырова достала и зачитала текст, изъятый у кого-то из подсудимых. Он изобиловал ненормативной лексикой, а также нелицеприятными эпитетами в адрес духовенства и представителей правоохранительных органов. Самым безобидным, пожалуй, было «В жо..у культуру идем в прокуратуру!» (пунктуация сохранена).

Эти записи, по мнению гособвинения, указывают на «негативное, пренебрежительное, враждебное, ненавидящее отношение» подсудимых «к власти и служителям церкви».

Далее прокурор Александр Никифоров, надев белые перчатки, извлек из коробки платья и балаклавы — две шапки синего цвета и одну черную шапку с прорезями для глаз и рта, которые подсудимые предположительно использовали при проведении акции в Храме Христа Спасителя 21 февраля 2012 года.

Тогда пять девушек из группы Pussy Riot в масках вбежали на солею и амвон, подошли к алтарю и с помощью принесенной звукоусиливающей аппаратуры в течение нескольких минут выкрикивали слова песни «Богородица, прогони Путина». В марте арестовали троих: Надежду Толоконникову, Марию Алехину и Екатерину Самуцевич. Их дело вызвало большой резонанс в обществе, подняв дискуссию о том, как должен быть квалифицирован этот поступок: как хулиганство (ст.213УК РФ, предусматривает до 7 лет лишения свободы) или как административное правонарушение, по которому грозит штраф до 1 тысячи рублей.

Затем суд просмотрел DVD-диск с изъятого у Петра Верзилова (мужа подсудимой Надежды Толоконниковой, лидера арт-группы «Война») ноутбука. На нем сохранилась запись панк-молебна в Храме Христа Спасителя и его репетиция. Были слышны выкрики участниц Pussy Riot «Срань, срань Господня!» и как служители церкви прогоняют «богохульниц»: «Давай, давай отсюда! Выходи на улицу!». В полной тишине изучили диск с записями камер видеонаблюдения в Храме Христа Спасителя.

Уставшие за время судебного марафона фигурантки (заседания, порой, длятся по десять часов) явно скучали.

— Подсудимые даже в ваши компьютеры не смотрят, им, что, неинтересно?! — сделала замечание адвокатам судья.

Pussy Riot и «Союз безбожников»

После этого выяснилось, что у обвинения «в рукаве» есть еще один свидетель — протоирей Михаил Рязанцев, ключарь Храма Христа Спасителя. На процесс он приехать не смог — как следовало из представленной справки, по причине командировки «за пределами Москвы».

«За пределами Москвы это может быть за МКАДом. Свидетель может быть допрошен после всех свидетелей защиты, тем более, что у нас заседание заканчивается в десятом часу вечера», — настаивала на личном участии священнослужителя в процессе адвокат Виолетта Волкова.

Однако суд по просьбе прокуратуры решил огласить показания свидетеля, которые тот давал на следствии в конце апреля. Тогда Рязанцев признался, что 21 февраля прибыл в храм уже после полудня, когда акция уже завершилась.

«В прямом смысле слова их действия богоборческими назвать трудно», — отозвался о деятельности участниц панк-группы протоирей. По его словам, действия обвиняемых напомнили ему деятельность «Союза безбожников» — организации, которая действовала в 20-30-х годах в СССР.

Как рассказал Рязанцев, ее члены в шутовской форме пародировали обряды православной церкви, что, по словам священнослужителя, «впоследствии чуть не привело к полному уничтожению русской православной церкви». «Такие действия дружелюбными не назовешь», — сказал он. Свидетель счел оскорбительными действия подсудимых. Отвечая на вопрос следователя, какова степень злостности совершенного ими поступка, протоирей оценил его как «более чем злостный, так как эти лица заведомо знали, что так в храме вести себя нельзя».

«Они вели себя так намеренно, чтобы причинить боль верующим людям», — заключил Рязанцев. — Оскорбление религиозных чувств верующих — это реальная угроза гражданскому согласию... Христиане не могут быть безразличны и оставлять без внимания непочтение к церковным обрядам».

На этом обвинение закончило представлять доказательства.

Отметим, что с момента судебного процесса, который стартовал 30 июля, были допрошены девять потерпевших — работники ХХС, охранники и посетитель, а также четверо свидетелей обвинения. Никто из свидетелей не был очевидцем случившегося, а двое рассказали про другой инцидент — аналогичное выступление Pussy Riot в Елоховской церкви в январе. Кадры оттуда также использовались в клипе, появившемся в Интернете после акции в Храме Христа Спасителя.

Оппозиционера в суд не пустили

Адвокаты ходатайствовали о вызове в суд более трех десятков свидетелей защиты. Они хотели видеть в суде писателя Людмилу Улицкую, исламского теолога Гейдара Джемаля, специалистов, проводивших по делу психолого-лингвистические экспертизы, религиоведов, художников, очевидцев происшествия и многих других. Но номером один в их списке стоял оппозиционер Алексей Навальный.

В суд он приехал во второй половине дня после допроса в Следственном комитете России, куда его вызывали по делу «Кировлеса». Один из адвокатов подсудимых, Марк Фейгин, делал ставку на то, что оппозиционер Навальный сможет подтвердить: дело участниц Pussy Riot имеет политическую окраску и докажет тем самым, что фактически подсудимых наказывают за «свободу слова».

Сам Алексей Навальный перед посещением Следственного комитета высказывал отношение к делу активисток Pussy Riot. Блогер счел поступок девушек мелким хулиганством, а суд назвал «средневековьем».

Однако приставы не пустили Навального в здание Хамовнического суда. Адвокат Николай Полозов покинул процесс, чтобы помочь ему пройти в зал.

Отсутствие там адвоката вызвало недовольство судьи Марины Сыровой. «Он находится рядом со свидетелем Алексеем Навальным, которого не пускают в суд по вашему распоряжению», — объяснил ситуацию Марк Фейгин. Он напомнил, что по закону судья не имеет права отказать стороне в допросе явившегося свидетеля. Судья порывалась продолжить процесс. «Я тоже пошла на улицу за своим свидетелем», — демонстративно поднялась со своего места защитница Виолетта Волкова. Судья потребовала, чтобы адвокаты вернулись и вначале заявили ходатайство о вызове свидетеля.

— Спасибо уважаемая защита, за то, что вы соизволили прийти, — с сарказмом заметила председательствующая, когда они, наконец, вернулись обратно.

Она объявила адвокатам замечания: «Вы должны присутствовать в зале».

— Я должен обеспечить явку свидетелей, если ее не хочет обеспечить суд, — парировал Николай Полозов. — Вы нарушаете права. Также вот эта собака. Непонятно что она здесь делает. У Волковой аллергия. Я прошу обеспечить хотя бы минимальное соблюдение прав защиты!

Словесная перепалка происходила на фоне лая служебной собаки-ротвейлера.

Выслушав список свидетелей, которых предлагали допросить адвокаты, судья постановила допросить лишь троих. Да и то лишь по характеристикам подсудимых. Она пояснила, что остальных свидетелей защита хотела заслушать для проверки формулировок обвинительного заключения и рецензирования экспертиз. «Только суду предоставлено право проверять все собранные по делу доказательства и давать им оценку», — объяснила свое решение Сырова.

Девушки-отличницы

Первый проректор Института журналистики и литературного творчества Наталья Бежина — педагог вуза, где на четвертом курсе училась подсудимая Мария Алехина, сказала: «Маша — порядочный человек, у нее много друзей». Отвечая на вопросы адвокатов, Бежина сообщила, что студентка не была склонна к нарушению закона и дракам. Она участвовала в экологических программах, не курила, не пила, не употребляла наркотики, писала стихи и заступалась за других студентов, которых критиковали педагоги.

— А в ее стихах ненависть и религиозная вражда звучала? — поинтересовался у свидетельницы Николай Полозов.

— Никогда от Маши я таких намерений не видела, — заверила Бежина, являющаяся также редактором институтского альманаха.

Преподаватель Школы фотографии и мультимедиа имени Родченко Алексей Шульгин оценил учившуюся у него в течение двух лет Екатерину Самуцевич как блестящую студентку. «Она выполняла все домашние задания, сделала замечательный диплом. Он был одним из лучших за всю историю нашей школы», — рассказал преподаватель. Шульгин сообщил, что ни в чем предосудительном Самуцевич замечена не была, отметив лишь замкнутость подсудимой в годы учебы. Педагогу ничего не было неизвестно о религиозных и политических взглядах бывшей студентки.

Сокурсница Марии Алехиной по Институту журналистики и литературного творчества Ольга Виноградова сообщила суду, что Алехина училась только на «четыре» или «пять». Они вместе были волонтерами благотворительного движения «Даниловцы» при Свято-Даниловом монастыре. Обе ходили в психиатрическое отделение детской больницы, развлекали и учили больных детей рисовать. «Маша нашла язык со всеми, даже с теми, кто был из детских домов», — отметила она коммуникабельность подруги. Свидетельница подтвердила, что Алехину интересовала политика, и она хотела, чтобы «общество было свободным от тоталитарного режима».

— А какое у меня было отношение к Путину? — оживилась Мария Алехина.

Но этот вопрос судья сняла.

Отметим, что сам президент, о котором пели девушки, вчера заявил, что не видит в поступке участниц Pussу Riot ничего хорошего, однако считает, что «так уж строго» судить их не стоит, и рассчитывает на обоснованное решение суда.

Еще одну свидетельницу защиты — преподавателя МГУ, где на философском факультете училась Надежда Толоконникова, приставы не смогли найти.

Полемика адвокатов с судьей продолжалась почти до десяти вечера: защитники требовали вызвать в суд экспертов, которые могли бы дать пояснения по результатам трех психолого-лингвистических экспертиз, проведенных на следствии. Одно из исследований пришло к выводу о том, что девушки действовали по мотивам религиозной ненависти и вражды. Волкова отметила, что все экспертизы проведены не по произошедшим в храме событиям, а по смонтированному из нескольких событий видеоролику. «Это все равно, что Штирлица судить за шпионаж или Вицина, Никулина и Моргунова за самогоноварение», — аргументировала позицию защиты адвокат.

Судья данные ходатайства отвергла. Защитники заявили ей шестой по счету отвод. Он, как и предыдущие, принят не был.

Следующее заседание по делу панк-группы состоится 6 августа.

Рекомендуем:

  • Фотоистории