16+
Понедельник, 19 ноября 2018
  • BRENT $ 67.10 / ₽ 4427
  • RTS1134.93
20 декабря 2012, 17:57 ОбществоСМИПолитикаКонфликтыПерсоны

Путин остановился в шаге от рекорда

Лента новостей

Главной темой большой пресс-конференции российского президента стал «закон Димы Яковлева». По этому поводу было задано больше всего вопросов. Владимир Путин поддержал решение депутатов, проголосовавших за запрет на усыновление российских детей американцами

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

Российский президент Владимир Путин сегодня провел традиционную большую пресс-конференцию, которая стала восьмой по счету встречей подобного формата с журналистами.

Одной из главных интриг мероприятия было то, сумеет ли президент побить очередной рекорд своего общения с представителями СМИ. Все предыдущие семь подобных пресс-конференций, которые Путин дал за годы своего президентства, с каждым разом становилось все более продолжительными. В 2008 году, завершая второй президентский срок, он поставил рекорд, отвечая на вопросы журналистов 4 часа 40 минут и ответив на более, чем 100 из них.

Однако сегодня рекорд устоял — пресс-конференция продлилась 4 часа и 33 минуты, то есть до предыдущего «достижения» не хватило семи минут. Примечательно, что накануне пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков выражал надежду, что этот рекорд не будет побит.

Накануне пресс-конференции говорилось о том, что на нее было аккредитовано беспрецедентное количество репортеров: 1040 российских и 186 зарубежных. Впрочем, для сравнения, на таком же мероприятии в 2008 году присутствовали более 1300 человек.

За четыре с половиной часа большой пресс-конференции президент ответил на вопросы более 60-ти журналистов. Главной темой в первой половине пресс-конференции, как и ожидалось, стала реакция в России на принятый в США «акт Магнитского». По этому поводу было задано девять вопросов.

Напомним, в ответ на это накануне Госдума рассмотрела и приняла во втором чтении «закон Димы Яковлева» и поправку, запрещающую американцам усыновлять российских детей. Народные избранники пошли на такой шаг, несмотря на то, что немалая часть общественности приняла этот запрет в штыки.

В целом, Путин заявил о неэффективности действующего соглашения между Россией и США об усыновлении: «Зачем такое соглашение? Дурочку включили просто — и все». Президент подчеркнул, что российская сторона не имеет возможности отслеживать судьбу усыновленных в Америке детей. И, фактически, поддержал поправку, принятую депутатами. Правда, при этом оговорился, что еще не видел закон и ему предстоит внимательно с ним ознакомиться.

Кроме этого, задавались вопросы о работе правительства, об отношении Путина к власти, о деофшоризации экономики. Журналисты также интересовались, как Путин относится к слухам о конце света, о том, готов ли он выдать российский паспорт французскому актеру Жерару Депардье, что он думает о возвращении зимнего времени.

Во второй части пресс-конференции Путин отвечал на вопросы о своем отношении к сокращению срока заключения Михаила Ходорковского, о колебаниях политического рейтинга. Затем вопросы касались международной проблематики: журналистов интересовали российско-американские отношения, организация «восьмерки» в 2014 году, российские приоритеты «двадцатки», ситуация в Сирии, российско-украинские и российско-польские отношения.

Также журналисты спрашивали президента о переезде правительства из центра Москвы, отношение к прямым губернаторским выборам.

Политологи комментируют ответы президента

По завершении пресс-конференции Владимира Путина министр иностранных дел Сергей Лавров вновь подтвердил свое неприятие запрета на усыновление российских детей американцами. По словам главы МИД, денонсация соглашения лишит Россию доступа к усыновленным в США детям. Министр иностранных дел заявил об этом в интервью каналу «Евроньюс». Президент, напомним, жестко высказался по поводу несоблюдения в США двусторонних договоренностей об усыновлении и с пониманием отнесся к эмоциональной реакции Госдумы.

Директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко в эфире Business FM прокомментировал эти «разногласия» президента страны и министра.

— Как вы оцениваете реакцию Лаврова? Получается, он выступил против шефа?

— Лавров понимает все последствия этого решения, какие могут возникнуть дипломатические проблемы. Он дает экспертизу исключительно с точки зрения своей компетенции и имеет на это право. Он сами мотивы поддержал, тем не менее, сделал оговорку, что сам он закона не видел. И он считает, что необходимо провести юридическую экспертизу. На самом деле, он оставил себе возможность для того, чтобы дистанцироваться.

— Лавров сможет убедить Путина и готов ли Путин убедиться?

— Составляющая первая — Путин, на самом деле, прямым текстом сказал американцам: ребята, вы слишком на нас давите. Посмотрите на себя, и я вам напоминаю, что в вашем противостоянии с Китаем мы целенаправленно выдерживаем позицию нейтралитета. Понятно, что вам хотелось бы, чтобы мы были на вашей стороне. Мы не вмешиваемся, стараемся работать со всеми. Но вы нас выталкиваете в сторону китайцев.Это первый месседж. Он будет ждать какой-то реакции со стороны американцев.

— Американцы взяли тайм-аут...

— Правильно делают. Они будут максимально спускать все на тормозах, и реакцию мы увидим уже когда будет новый госсекретарь, то есть в январе следующего года. Вторая составляющая — надо провести зондаж общественного мнения. Изначально тема продвигалась, потому что считали, что будет массовая поддержка. Теперь, после того как пошла волна в СМИ, возьмут паузу на то, чтобы посмотреть на эффект кампании, как люди реагируют. Опросы, фокус-группы. Какое-то время для этого нужно.

— Законопроект могут завернуть на стадии рассмотрения в Совете Федерации? Он дойдет до Путина?

— Могут и завернуть. Матвиенко очень двояко по этому поводу высказывалась. Возможностей для маневра много. Могут в Севфеде завернуть, предложить создать согласительную комиссию. Может президент не подписать. Идея же какая-то возникла, раз срочно кинулись закон принимать. А затем начнут всплывать какие-то мины, которые взорвутся уже потом. Надо поставить лимит, что раньше чем через полгода закон принят быть не может.

Президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов считает, что вопросы, заданные журналистами, были ярче ответов. Но о каких-то серьезных итогах пресс-конференции пока говорить рано — надо дождаться социологических данных.

— Как вы думаете, подпишет Путин «закон Димы Яковлева» или нет?

— Безусловно, Путин повысил ожидания относительно того, что закон подпишет. Он сохранил за собой свободу маневра. Но пока будет оживление среди тех, кто к этому закону так или иначе присоединился. Может быть, тема закона оказалась все-таки не главным итогом сегодняшней пресс-конференции.

Самое парадоксальное — мы видим второе крупное мероприятие за декабрь, сначала прямая линия Медведева, теперь пресс-конференция Путина, на которых вопросы оказываются более яркими, запоминающимися, чем ответы. По сути, происходит возрождение публичной политики. В условиях, когда старая оппозиции в лице КПРФ и «Справедливой России, что называется «слились», а новая оппозиция в лице Координационного совета пока не очень успешна, по сути, пресса берет на себя ту самую оппозиционную роль. Пресса не только резко критична, но и «Известия», «Комсомольская правда», «Аргументы и факты», «Канал Россия» присоединились к троллингу подчеркнуто официозной позиции, которая сегодня прозвучала. Это некоторая сенсация. Когда выносили новый приговор Ходорковскому н, было ощущение, что тема Ходорковского станет главной. А та эмоциональная волна, которая сегодня возникла, это серьезная интрига. Было две пресс-конференции, одна — это вопросы, другая — ответы. Вопрос в том, на что рядовой зритель, симпатизирующий Путину, больше обтатил внимание, что его зацепило — вопросы или ответы.

— При Горбачеве говорили, что пресса должна стать четвертой властью... Потом все забыли. Означает ли это, что возрождается свободная журналистика в России, что пресса становится реальной властью?

— Она становится реальным игроком — как это было в конце 1980-х годов. Есть запрос на оппозиционную активность, который не удовлетворяется через существующую оппозицию. И теперь он находит свое выражение через позицию прессы.

— По поводу коррупционных дел. По Лужкову, это оговорка по Фрейду?

— По Лужкову всякое возможно. Какие-то приветы передаются. Но главный урок в том, что антикоррупционная кампания не сворачивается, но не остается приоритетной. Она уходит на второй план.

— Было принято всегда говорить, что президент выступил с посылом к обществу. Можно ли говорить о том, что был подан сигнал?

— Оба формата пресс-конференции исходили из того, что нового содержательного сигнала не будет, что надо удивить формой.

— Удалось?

— Надо ждать социологию, смотреть, на что обратили внимание граждане, что больше понравилось. Ответы или вопросы. Это серьезная интрига. Сегодня в эфире федеральных каналов было сказано много принципиально нового, чего раньше не говорилось. А услышит гражданин или нет, с каким рейтингом закроет год Путин — это все интрига, которая будет терзать умы российского истеблишмента в ближайшую неделю.

— Об усыновлении 9 раз задавался вопрос. Если Путин подпишет закон, не ударит ли это по его рейтингу?

— Такой риск есть. Тут главная интрига — как на это отреагирует опора Путина, то есть женщины среднего возраста. Ест шанс, что они поведутся на разговоры о необходимости спасти детей из лап американских мучителей. Но велик риск, что они присоединятся к критике нового закона. Социологических данных по этой теме российские власти будут ждать с наибольшим вниманием.

Генеральный директор Центра политических технологий, генеральный директор сайта Политком.ру Игорь Бунин в интервью Business FM подвел итоги прошедшей пресс-конференции:

— Подпишет президент «закон Димы Яковлева» или нет?

— Ранее я предполагал, особенно в связи с выступлением министра иностранных дел, что президент засомневался и закон не подпишет. Но, судя по пресс-конференции, он в принципе готов подписать этот документ. При этом он хочет от него дистанцироваться. Он сказал, что закон эмоциональный, но адекватный. Правда, перед словом адекватный была заминка. После того, как журналисты очень активно задавая этот вопрос, назвали закон людоедским, это его очень разозлило, он засомневался внутренне. Он будет еще думать. Но там была фраза: он сказал, мол, а Обама мог ли не подписать закон, который приняли большинство конгрессменов? Не мог.

— Странно, что ему никто не ответил.

— Мысль была такая — я не могу обидеть большинство. Но, видимо, эмоции журналистов, которые очень активно нападали, ему передались и он засомневался. У меня нет 100% уверенности, что он его просто возьмет и подпишет. Он был уверен, что все это проглотят. А оказывается, что никто не хочет это есть. К тому же появились опросы, в них 40% жителей России считает закон неправильным. Ему очень хочется щелкнуть по носу США, но он осознал, что это может быть не совсем правильно.

— В этот раз общение прошло как-то уж очень свободно, поднимались жесткие вопросы.

— Другие люди. Призма рассыпалась и все начинают ощущать, что все это будет не вечно. И начинают говорить очень жестко. Субкультура стала другая.

— Если касаться уголовных дел, почему президент не знает о миллиардах украденных из Минобороны, но знает, что Лужков является фигурантом уголовных дел? Хотя сам Лужков опровергает это.

— Все он отлично знает. Путин человек с исключительной памятью, очень любит детали. Но иногда приходится лукавить. Такова роль политика.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию