16+
Вторник, 12 декабря 2017
  • BRENT $ 65.35 / ₽ 3856
  • RTS1144.35
6 июня 2009, 12:11

Давид Якобашвили: «Весь бизнес — оптимисты»

Лента новостей

Председатель совета директоров компании «Вимм-Билль-Данн», в интервью Business FM рассказал о значении народного оптимизма в борьбе с кризисом и недостаточности вложений в инфраструктуру, а также осудил действия владельцев предприятий в Пикалево

Давил Якобашвили. Фото: PhotoXPress
Давил Якобашвили. Фото: PhotoXPress

Председатель совета директоров компании «Вимм-Билль-Данн» Давид Якобашвили в интервью Business FM рассказал о значении народного оптимизма в борьбе с кризисом и недостаточности вложений в инфраструктуру, а также осудил действия владельцев предприятий в Пикалево.

— Что вы для себя отметили в докладе Дмитрия Медведева?

— Для себя отметил, что ожидал чего-то такого нового, что нас сильно воодушевит. Во всяком случае, хорошо хоть, не расстроило. А ввиду того, что весь бизнес — оптимисты, мы и идем вперед, надеемся быстро преодолеть кризис. Все-таки последний рост цен на горючее и рыночных котировок тоже дает какие-то основания думать, что какой-то период мы проходим, и психологический фактор как-то меняется.

— Но многие считают, что ралли на российском рынке — это чисто спекулятивное движение. Ни ситуация по кредитам, ни ситуация по реальному производству пока не улучшается. Вы что думаете на сей счет?

— Я не хочу спорить, даже если это так. Нам нужно еще хотя бы 15–20 дней продержаться в таком же режиме. Очень многое от этого зависит, потому что изменится отношение людей к тратам, а следовательно, потребление может повыситься.

— То есть люди успокоятся, посчитают, что уже все, можно доставать из деньги кубышки?

— Да, потому что затем пойдут изменения в совершенно другую сторону. Появится вера в будущее и в завтрашний день. И в конечном итоге это приведет к росту производства. Нам это очень нужно.

Иногда правительство упрекают в том, что нам не до конца что-то досказывают, говорят, что все хорошо. Я думаю, что так и должны говорить. Конечно, если совершенно трагический случай, его скрывать нельзя, но если где-то можно сказать оптимистично, то так и нужно говорить, чтобы не сеять страх среди населения, то есть потенциального потребителя. Наоборот, надо вселять больше и больше уверенности в завтрашнем дне. На самом деле, это не шутка, потому что это реально нужно. У нас других стимулов, к сожалению, нет.

— Вы на себе, на своем бизнесе, чувствуете, что сегодня потребитель в завтрашний день не верит?

— Мы хорошо почувствовали падение потребления — оно достаточно высокое.

— Даже на те товары, которые производит «Вимм-Билль-Данн»? Они же первой необходимости.

— Да, эти товары люди должны потреблять каждый день. Мы как раз надеялись, что увеличатся объемы в два-три раза, что мы догоним Европу в потреблении — нам нужно это для здоровья, для демографии, вообще для будущего страны. А случилось все наоборот — потребление падает. Надеемся, будет какой-то перелом, люди посмотрят на жизнь совсем по-другому. Ведь тот возрастной предел, который у нас существует, — это 66,6 лет. Вот такая вот у нас длительность жизни. Но это же не предел вообще, и нам просто необходимо его перешагнуть, добраться до уровня Японии — 87 лет. Или хотя бы до 75 лет, что вполне возможно.

— Кстати, об этом Дмитрий Медведев говорил мало. Он сфокусировался на экономике.

— По поводу экономики: что может являться двигателем для преодоления кризиса? К сожалению, мало вкладывалось в инфраструктуру, в альтернативную от сырьевой экономику, хотя и в сырьевую тоже мало. Деньги складывались в определенную кубышку, из которой их не всегда можно достать. Делались ошибки, скорее всего, потому что вкладывались деньги в какие-то ценные бумаги, которые не дают ту отдачу, на которую рассчитывали. Но хорошо то, что все-таки какие-то деньги есть, мы не совсем голые и есть возможность поддержать многие вещи. Надеюсь что мы, преодолев кризис, не будем наступать на те же грабли, начнем в конце концов вкладывать в инфраструктуру, начнем стимулировать новые направления в экономике, новые бизнесы, как-то поднимем нашу легкую промышленность, пищевую.

— Президент сказал, что согласен с политикой Центробанка по медленной девальвации. Но может, было бы лучше сэкономить резервы и провести жесткую девальвацию?

— Не думаю, что это нормальная ситуация. Это опять-таки психологический момент, на людей он подействовал положительно.

Единственное, конечно, в какой-то момент выдали деньги банкам, которые или не успели, или у них не было определенного механизма доставить их до потребителя. Эти деньги были превращены в валюту, что вызвало определенное падение рубля. Но, с другой стороны, чтобы не было мгновенного падения рубля, выделяются огромные деньги. Механизм сам получился неверный. Идея была заложена абсолютно верная, но получилось, что, с одной стороны, отпустили, с другой стороны, надавали. И потеряли деньги, они превратились в воздух. В этом, думаю, был какой-то промах. Не мне судить, но опустить рубль можно было бы, может быть, и другим путем, не потратив таких денег, не потеряв столько. Получилась какая-то борьба с самим собой: правая рука дает, левая отнимает.

— В конце своего выступления Дмитрий Медведев сказал о том, что никакие методы борьбы с кризисом, никакие действия государства не должны привести к ущемлению тех свобод, тех демократических принципов, которые появились в нашей стране за последние 15-20 лет. А как же визит премьер-министра в Пикалево, где он заставил Олега Дерипаску подписать договор прямо при всех? Вам не кажется, что это не очень про демократию в бизнесе?

— Не кажется. Как-то критиковать действия премьер-министра — это не мое дело. Я считаю, что доводить до такого нельзя, то есть Дерипаска не должен был допустить такого. Разговор идет о сумме в 60 миллионов рублей — это вообще нонсенс. Возьми он что-то, один бриллиант, например, продай, и будет 60 миллионов рублей. Или что-то такое, но, я думаю, можно найти такие деньги и решить вопрос заработной платы. Это во-первых. Второе, если у тебя есть центр, который производит энергию и горячую воду для населения, и ты не решил вопрос в течение двух недель, то есть люди не имеют электричества и горячей воды... Да надо взять и подарить власти это предприятие, или кому-то еще. О чем можно думать, если огромное количество, да пусть даже десять человек, остаются без воды и электроэнергии. Ну зачем доводить до того, чтобы приезжал премьер-министр и позорил тебя?

Рекомендуем:

  • Фотоистории