16+
Среда, 23 мая 2018
  • BRENT $ 78.87 / ₽ 4865
  • RTS1177.29
5 мая 2014, 11:20 Финансы

Советы современному рантье

Лента новостей

Дмитрий Брейтенбихер - Вице-президент, руководитель Private Banking Банка Москвы. Фото: пресс-служба
Дмитрий Брейтенбихер - Вице-президент, руководитель Private Banking Банка Москвы. Фото: пресс-служба
Это программа "Рантье". У нас в гостях вице-президент "Банка Москвы" Дмитрий Брейтенбихер. Мы говорим о том, как организовать управление личными финансами. Дмитрий, в последнее время достаточно часто стали говорить о такой услуге, как финансовое планирование. Насколько актуален для состоятельных клиентов этот продукт на самом деле?
Дмитрий Брейтенбихер: Персональное финансовое планирование - это, скорее, не продукт, а инструмент управления состоянием и капиталом семьи, так как оно связывает между собой все аспекты прайвит-банкинга и уэлф-менеджмент, иными словами, это системный подход к личным финансовым процессам, управление ими и контроль.
Из чего этот процесс состоит, с чего он начинается?
Дмитрий Брейтенбихер: Прежде всего, необходимо провести внутренний финансовый аудит всех активов и пассивов, составить индивидуальный баланс, чтобы посмотреть, как, за счет каких источников прирастают и убывают средства клиента и почему. Это непрерывный процесс, который требует учета всех происходящих в экономике и политике изменений и оценки их влияния на достижение поставленных финансовых целей. Кстати определение системы личных и семейных финансовых целей и приоритетов - один из важнейших элементов личного финансового планирования.
Это справедливо. А как они определяют, ведь просто одного "я хочу" недостаточно?
Дмитрий Брейтенбихер: Поэтому, несмотря на то, что в 90% случаев мы хотим больше, чем можем себе позволить, необходимо ставить перед собой цели и далее, совместно с персональным менеджером рассчитывать возможности и сроки их достижения. Важно составить план и начинать действовать. Есть такая японская поговорка: планирование без действий - это мечта, а действие без планирования - это кошмар. Так вот задача персонального финансового планирования - сделать так, чтобы все ваши действия способствовали скорейшему достижению вашей мечты.
Мы с моим личным менеджером определились с мечтой и ресурсами. Что дальше?
Дмитрий Брейтенбихер: После оптимизации баланса активов и пассивов и бюджета доходов и расходов начинается работа по составлению планов, направленных на достижение этих целей. Как правило, это инвестиционный план, который включает в себя подбор актуальных финансовых инструментов и рекомендаций по инвестициям, направленных на сохранение и приращение семейного капитала. Далее формирование пенсионного капитала, или личный пенсионный план. Также часто составляется и план наследования, в котором определяется структура и распределение капитала между наследниками. Целым отдельным блоком идет страхование от возможных рисков, то есть все полисы и программы упаковываются в единый план страхования. И, наконец, юридическое и налоговое планирование.
А здесь чем можно помочь?
Дмитрий Брейтенбихер: Правовые и налоговые вопросы возникают на всех этапах владения тем или иным активом, и здесь спектр возникающих вопросов очень широк: от анализа договорной базы, выбора юрисдикции и структуры владения собственностью до банальных рекомендаций по отнесению личных расходов клиента, например, связь, медицина, транспорт, поездки так далее на его бизнес.
То есть планирование определяет все?
Дмитрий Брейтенбихер: Нет, конечно. Планы - это просто набор намерений, если они тут же не перерастают в действие и тяжелый труд на достижение поставленных целей. Но важно помнить, что каждая минута, потраченная на планирование, будет экономить тысячи минут вашего труда.
Дмитрий, как вы считаете, насколько привлекательна и востребована среди состоятельных клиентов сейчас приобретение действующего бизнеса или его доли, или создание нового бизнеса?
Дмитрий Брейтенбихер: Знаете, Кира, на мой взгляд, тема достаточно популярная, причем как среди собственников бизнеса с целью его диверсификации, так и среди топ-менеджеров компаний, которые бы хотели иметь что-то свое и перейти уже в статус владельцев бизнеса.
А как это чаще всего делается на практике?
Дмитрий Брейтенбихер: Самый простой и быстрый способ приобретения бизнеса - это покупка доли в уставном капитале юридического лица, так как с покупкой юридического лица вы приобретаете все движимое и недвижимое имущество, которое находится на балансе, а также выданные предприятию лицензии, патенты и так далее. Всю разрешительную документацию.
На что, в первую очередь, нужно смотреть при заключении договора покупки доли?
Дмитрий Брейтенбихер: Нужно внимательно проверить учредительные документы, сведения о порядке перехода доли в уставном капитале другому лицу. Вообще, необходимо провести юридическую экспертизу всей договорной базы, свидетельство собственности, проверить финансовое состояние предприятия, баланс, отчет о прибылях и убытках, движение денежных средств, сделать инвентаризацию имущества.
Вы так отговорите наших слушателей от покупки готового бизнеса.
Дмитрий Брейтенбихер: Нет, ни в коем случае. Это может быть интересным и доходным видом инвестирования, просто нужно очень внимательно подходить к его оценке. Если нет желания и возможности делать такую экспертизу самостоятельно, в качестве альтернативы можно рассмотреть фонд прямых инвестиций.
Но все равно это рисковые инвестиции?
Дмитрий Брейтенбихер: На эту тему есть очень интересная мысль, рискнуть - это значит, на мгновенье потерять точку опоры, не рисковать - это значит, потерять самого себя.
Дмитрий, как вы считаете, насколько перспективно в России направление венчурных инвестиций и стартап.
Дмитрий Брейтенбихер: Сейчас время стремительного роста технологий, IT, интернет-проектов и глобализации. Наблюдается очень серьезное повышение к этому направлению, а относительно невысокие инвестиционные пороги входов в проекты, провоцируют все больше как состоявшихся, так и начинающих предпринимателей создавать и инвестировать в стартапы, фонды венчурных инвестиций.
Например, мой хороший знакомый ушел с отличной работы ради того, чтобы организовать собственный интернет-проект, чтобы заниматься любимым делом.
Дмитрий Брейтенбихер: Кира, тут тонкий момент, если мы говорим не только о любимом деле, но и об эффективности инвестиций. Как говорится, нет ничего более легкого, чем быть занятым, и нет ничего более трудного, чем быть результативным. То есть для эффективного проекта требуется четкий бизнес-план и достаточно жесткая дисциплина по его выполнению. А дисциплина - это и есть решение делать то, чего не очень хочется делать, чтобы достичь того, чего очень хочется достичь.
Это как раз то, чего не хватает российским стартапам?
Дмитрий Брейтенбихер: Я бы даже сказал так: при нашей изобретательности часто не хватает понимания, что успешный стартап - это гораздо больше, чем просто идея. Это бизнес-модель полного цикла, которая должна быть масштабируемой и прибыльной. В таких условиях успех проекта зависит главным образом даже не от финансовых ресурсов, а от эффективности команды менеджеров, их навыков и компетенции. Поэтому при оценке венчурного проекта оценивать, скорее надо не ресурсы, а смотреть на способность команды проекта, довести его до победного конца. Ведь как говорил Эрнест Хемингуэй: "Раз уж начал - побеждай".
Дмитрий, сейчас часто инвесторы становятся все более консервативными, не мне вам это говорить. Скажите, как отражается это на самом секторе правит-банкинга? Рантье меняются и вместе с ними меняется банкир?
Дмитрий Брейтенбихер: Да, действительно, сейчас, как реакция на ситуацию в мировой и российской экономике портфели клиентов прайвит-банкинг становятся все более и более консервативными, и инструменты, соответственно, больше про то, как сохранить, а не как заработать. Такие как депозиты, облигационные портфели, в первую очередь евробонд, структурные продукты, преимущественно с гарантией возврата капитала, накопительное инвестиционное страхование и недвижимость. И на фоне этого сжатия доходностей, естественно, растет роль личного банкира. Сегодня личный банкир - это не просто менеджер счетов клиента, но и человек, которому владелец капитала хочет полностью доверять, и прислушиваться к его советам и рекомендациям. А в нашем ненадежном мире нет ничего более труднодостижимого и хрупкого, чем доверие. Вообще, мысль не новая, и мысль не моя. Это Харуки Мураками в "Ничья на карусели". Именно поэтому личный банкир должен обладать глубокими профессиональными компетенциями в различных областях. При этом он должен не просто продавать какой-то банковский подукт, а решать задачу клиента, опережая и предупреждая возможные события.
То есть получается, что индивидуально под каждого?
Дмитрий Брейтенбихер: Да. Поэтому очень важно найти свой банк и своего личного банкира.
Да, это при условии, что услугу прайвит-банкинг декларируют многие банки.
Дмитрий Брейтенбихер: Поэтому при выборе банка я бы рекомендовал выбрать время повстречаться, пообщаться с менеджерами, с руководителями, чтобы определить тот банк или список банков, которому вы можете доверять. Нужно к этому подходить внимательно и выбирать банкира как друга, и помнить, как говорил Стивен Кови: "Хотя мы свободны в выборе наших действий, мы не свободны в выборе последствий наших действий".
Это был вице-президент "Банка Москвы" Дмитрий Брейтенбихер, в проекте "Рантье". Я - Кира Альтман. До встречи.
Более подробную информацию вы можете найти на сайтеhttp://www.bm.ru/private

Рекомендуем:

  • Фотоистории