16+
Вторник, 21 ноября 2017
  • BRENT $ 62.19 / ₽ 3692
  • RTS1139.50
28 мая 2014, 17:11 Компании

«Высокосернистая нефть пойдет на восток»

Лента новостей

Игорь Николаевич Кацал, заместитель вице-президента компании ОАО «АК «Транснефть» в интервью Алексею Завьялову и Business FM о грузопотоках российской нефти в системе нефтепроводов

 Игорь Николаевич Кацал, заместитель вице-президента компании ОАО «АК «Транснефть». Фото: пресс-служба компании
Игорь Николаевич Кацал, заместитель вице-президента компании ОАО «АК «Транснефть». Фото: пресс-служба компании
Игорь Николаевич, каким образом «Транснефть» формирует состав смеси нефти в магистральной системе нефтепроводов, и можно ли переломить динамику по ухудшению качества нефти, принимаемой от грузоотправителей?
Игорь Кацал: Вероятно, здесь имеется в виду перенаправление высокосернистой нефти с западных направлений на восточное — это около четырех миллионов тонн из башкирского региона. Эта нефть добывается и сдается в систему несколькими компаниями, прежде всего это ЛУКОЙЛ, «Белкамнефть», «Башнефть» и еще один — два небольших производителя. То есть это не только «Башнефть», как часто думают на рынке. Четыре миллиона тонн — это большой или маленький объем?
Это тоже важный вопрос…
Игорь Кацал: Учитывая объемы транспорта, которые сегодня присутствуют в системе магистральных нефтепроводов, это очень незначительная часть. В 2013 году мы приняли 77 миллионов тонн высокосернистой нефти с содержанием серы от 1,8% до 3,5%. У нас даже есть нефть с содержанием серы 4%.
Четыре процента — это много по сравнению, например, с более легкой нефтью?
Игорь Кацал: Потоки формируются в системе в соответствии с важным документом, который действует уже около 20 лет. Это «Схема нормальных технологических грузопотоков», утверждаемая Министерством энергетики Российской Федерации. В ней устанавливаются показатели качественного состава нефти по различным направлениям. Как вы знаете, у нас их несколько: формируется около 20 сортов, поэтому сдается нефть различного качества, в том числе и малосернистая — с содержанием серы 0,1%.

Вся нефть делится на несколько классов качества в соответствии с отраслевым ГОСТом. Самая легкая нефть — та, которую мы называем малосернистой, с содержанием серы до 0,6%. Такой нефти в нашей системе около 100 миллионов тонн. Высокосернистая нефть — с содержанием серы свыше 1,8%. По итогам 2013 года ее в нашей системе 77 миллионов тонн. Остальная нефть — это основной состав, который мы принимаем и транспортируем. Это нефть второго класса — сернистая нефть с содержанием серы от 0,6% до 1,8%. Ее у нас более 300 миллионов тонн. Нефть такого класса мы принимаем в систему от более чем двухсот производителей.

Все производители фактически поставляют нефть с разным качественным составом. Вся она в нашей системе перемешивается, компаундируется, причем методами как управляемого, так и неуправляемого смешения.

В отличие, например, от газотранспортной системы, где качается только метан — углеводородная смесь CH4, — наша углеводородная смесь обладает огромным диапазоном. Естественно, на выходе из системы получается нефть определенного качества, которая не соответствуют той, которая вошла в систему. Если в «Газпроме» что вошло в систему, то и вышло, то у нас все значительно сложнее. Поэтому около двадцати лет назад был составлен документ, согласно которому формируются смеси по отдельным грузопотокам в экспортных направлениях и для поставки на внутренний рынок.

Возвращаясь к началу разговора — что такое четыре миллиона тонн? Конечно, беспокойства много, но это небольшой объем, который фактически не повлияет на качество нефти в системе ВСТО и не приведет к ухудшению финансовых показателей тех, кто продает эту нефть: как на Восток через порт Козьмино, так и в направлении Китая, куда ведет поставки компания «Роснефть».

Увеличения потока высокосернистой нефти не ожидается?
Игорь Кацал: Динамика увеличения приема высокосернистой нефти, к сожалению, есть. Последние десять лет мы наблюдаем серьезный темп увеличения — на два — три миллиона тонн в год. Десять лет назад мы принимали примерно 50—55 миллионов тонн высокосернистой нефти, а сейчас — 77 миллионов тонн. То есть прирост составил 25 миллионов тонн. С другой стороны, по нашей программе переориентации грузопотоков мы планируем направить около четырех миллионов тонн высокосернистой нефти в восточном направлении. Причем часть из нее пойдет в направлении Казахстана, а часть, смешанная с более легкой нефтью, — на ВСТО.
И с другой стороны, улучшится качество нефти, поставляемой на Запад.
Игорь Кацал: Да, потому что вся высокосернистая нефть, практически 75 миллионов тонн из 77 миллионов, добывается до Урала, то есть по всему Поволжью. Соответственно, она локализуется и направляется в грузопотоки западного направления. Вот почему одно из мероприятий, которое мы осуществляем внутри системы, — это подкачка высокосернистой нефти в потоке на НПЗ Центрального региона — Московский, Ярославский, Рязанский, Нижегородский, заводы Самарской группы, Башкирской группы, новые заводы ТАНЕКО и ТАИФ. Часть этой нефти — те самые четыре миллиона тонн — направляется на Восток.

По нашим расчетам, это улучшит ситуацию, учитывая, что доля высокосернистой нефти увеличивается только на западном направлении, а на Востоке нет. Соответственно, прирост серы, который присутствует на Западе, мы начнем отводить на Восток, тем самым немного улучшая и стабилизируя качество сырья на западных направлениях.

Можно сделать вывод, что и на Западе качество улучшится, и на Востоке не пострадает?
Игорь Кацал: Да, совершенно верно!

Рекомендуем:

  • Фотоистории