16+
Понедельник, 21 мая 2018
  • BRENT $ 78.95 / ₽ 4915
  • RTS1173.14
18 августа 2014, 10:28 ПолитикаКонфликты

Маневры на «красной линии». Переговоры глав МИД в Берлине привели к «определенному прогрессу»

Лента новостей

Для министра иностранных дел Украины беседа оказалась «сложнейшим разговором». По словам экспертов, Павлу Климкину приходится маневрировать в переговорах и решениях «для политического самосохранения» украинского руководства

Министры иностранных дел Франции Лоран Фабиус, Украины Павел Климкин, Германии Франк-Вальтер Штайнмайер и России Сергей Лавров (слева направо) на переговорах в Берлине.
Министры иностранных дел Франции Лоран Фабиус, Украины Павел Климкин, Германии Франк-Вальтер Штайнмайер и России Сергей Лавров (слева направо) на переговорах в Берлине. Фото: Reuters

На четырехсторонних переговорах в Берлине по ситуации на Украине достигнут «определенный прогресс». Об этом сказано в заявлении российского МИД по итогам пятичасовой встречи, в которой участвовали министры иностранных дел России, Украины, Германии и Франции.

Глава украинского Министерства иностранных дел Павел Климкин назвал прошедшую встречу «сложнейшим разговором». «Чтобы сдвинуться с места, нужно много бесед по пять часов», — написал он в своем микроблоге в Twitter, отметив, что свою «красную линию» Киев на переговорах в Берлине не перешел.

Глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер сообщил, что «удалось достичь прогресса по некоторым пунктам». Он уточнил, что переговоры были сосредоточены на обсуждении способов прекращения огня, а также доставки гуманитарной помощи жителям юго-востока Украины. В чем именно заключался прогресс, Штайнмайер не уточнил. «Это были очень сложные переговоры, но я думаю и надеюсь на то, что мы все-таки достигли определенного прогресса по некоторым пунктам», — отметил глава МИД Германии.

Однако, никакого толка из четырехсторонних переговоров не будет, пока Киев будет делать ставку на военную победу, отметил глава МИД России Сергей Лавров. Кроме того, он указал, что обращение Киева за военной помощью к Европе противоречит всем достигнутым ранее договоренностям.

Сергей Лавровглава МИД России«Мы подтвердили нашу российскую позицию, которая заключается в том, что прекращение огня, как об этом неоднократно декларировалось, должно быть безусловным. А украинские коллеги, к сожалению, продолжают выдвигать различные условия, причем достаточно размытые, включая, как они говорят, непроницаемости границ. Про границы я уже сказал, мы не имеем ничего против, чтобы контроль за границей, за режимом пересечения границы был максимально эффективным. Но прекращение огня, по нашему убеждению, должно быть безусловным, как я уже сказал, об этом договаривались неоднократно, в том числе в Женеве 17 апреля и в Берлине 2 июля. Нам жалуются наши коллеги из Киева, что ополченцы не выходят на связь. Но, в общем-то, трудно выходить на связь, когда тебя бомбят постоянно, как это происходит в Луганске. Поэтому, наверное, здесь есть над чем поработать нашим западным партнерам, которые имеют прямое влияние на Киев. К сожалению, США не были представлены на берлинской встрече, но мы также нашим партнерам в Вашингтоне настоятельно посылаем сигнал, чтобы они воздействовали на киевские власти и добились все-таки прекращения этой братоубийственной войны, и затем начало переговорного процесса».

Эксперты по-разному оценили прошедшую встречу. Пессимистично оценивает ее итоги политолог Владимир Брутер. По его мнению, новые встречи не нужны, и Украина решительно настроена на продолжение военной операции.

Владимир Брутерполитолог«Я вообще не знаю, о каком прогрессе здесь может идти речь. Украинское руководство категорически отказывается от прекращения огня, они требуют, чтобы ополченцы разоружились и прекратили огонь первыми. Заявления, которые делал Климкин до встречи и заявления, которые он делал после встречи, говорят о том, что Украина продолжает рассчитывать на силовое разрешение проблемы. 2 июля стороны договорились о принципах прекращения огня, и тот факт, что соглашения от 2 июля не были имплементированы, говорит о том, что одна из сторон не собиралась их имплементировать и подписала соглашение от 2 июля только для того, чтобы никто не говорил, что Украина выступает против мирного разрешения проблемы. А в действительности, Украина после этого продолжала военную операцию. На мой взгляд, во встречах нет необходимости. Если европейские министры и европейские государства считают, что ситуация зашла за красную линию с их стороны, то у них есть средства объяснить украинскому руководству, что они должны прекратить военную операцию на своей территории. Если они этого не могут сделать, то вести переговоры пока просто не о чем».

По мнению, политолога Кирилла Коктыша, положительный итог у этой встречи все-таки есть. Очевидно, что получилось разблокировать приказ для оказания гуманитарной помощи. Гуманитарная катастрофа, по словам Коктыша, не желательна для Европы и абсолютно исключена для России. В то время как для Киева вариант гуманитарной катастрофы может явиться одним из способов достижения победы над Донбассом. Однако, несмотря на это, поворот на уровне министров иностранных дел все же произошел, говорит политолог. Он также прокомментировал заявление главы МИД Украины Павла Климкина о соблюдении «красной черты».

Кирилл Коктышполитолог, доцент кафедры политической теории МГИМО МИД России«Красная черта» — это, наверное, во-первых, крайне важное и ритуальное высказывание, потому что первое, в чем Украину будут подозревать внутри, все-таки надо не забывать, что власть находится в очень узком коридоре возможностей, в предательстве и справа, и слева. И партия войны, и партия мира — все будут ждать, за счет чего будет достигнут компромисс, и что будет пущено под размен. Поэтому, в первую очередь, такое заявление носит характер политического самосохранения, когда тому же министру можно объяснить, что он ничем не торговал. Но здесь есть и более серьезные измерения, поскольку на сегодня очевидно, по крайней мере, внешним наблюдателям, что военным образом победа недостижима, встает вопрос — если не военным, то каким? И есть, конечно, огромное количество возможностей для компромисса, который впоследствии может быть назван предательством. И вопрос о форматах прекращения огня, как раз, наверное, был достаточно острым вопросом, где тому же Климкину пришлось маневрировать достаточно много. Но при этом тут сам факт, когда он сообщил, что нужно много бесед по пять часов, как раз он демонстрирует, что, в общем-то, Украина была в данном случае, скорее, объектом уговаривания, нежели субъектом переговоров».

В свою очередь киевский политолог, директор Центра исследований общественных процессов «Эксперт» Вячеслав Ковтун указывает на то, что на данный момент компромисс в вопросе прекращения огня достигнут быть не может.

Вячеслав Ковтунукраинский политолог«Компромисс для Украины и для Европы в том, что бандиты должны сложить оружие, а для другой стороны эта ситуация по-другому видится — с террористами необходимо вести переговоры, обсуждать с ними условия, на которых они бы могли свои решения на Донбассе продолжать или принимать, что они являются легитимной политической силой. Но для Украины после тех жертв, которые были принесены, после тех смертей, которые уже состоялись, общественное мнение не примет решения, в которых были легитимизированы ДНР и ЛНР. Общественное мнение и общество видит только один вариант — террористы должны быть уничтожены или разоружены».

Сегодня, как ожидается, пресс-конференцию в Берлине даст глава российского МИД Сергей Лавров.

Рекомендуем:

  • Фотоистории