16+
Четверг, 13 мая 2021
  • BRENT $ 68.79 / ₽ 5096
  • RTS1546.93
21 августа 2014, 18:25 ФинансыВалюта

«Цена будет обоюдной». Чем грозит европейский запрет на конвертируемость рубля

Лента новостей

В Европе предложили исключить рубль из международного финансового оборота. Однако запрет на конвертацию рубля не менее сильно ударит по самой Европе, пояснил в интервью Business FM главный экономист АФК «Система» Евгений Надоршин

Фото: Григорий Собченко/BFM.ru

Европе нужно исключить рубль из международного финансового оборота, заявил зампредседателя Европарламента Рышард Чарнецкий. «Российский рубль должен перестать быть конвертируемой валютой», — сказал он, выступая в среду в Сейме Польши. Чарнецкий был избран евродепутатом от Польши по партийному списку консервативной партии «Право и справедливость».

Заявление зампредседателя Европарламента уже прокомментировали в Москве. «У идеи об исключении рубля из международного финансового оборота нет шанса на реализацию», — сказал спикер Госдумы России Сергей Нарышкин. «Такие заявления говорят о степени политической безответственности автора и об уровне его интеллектуальных способностей», — добавил он.

Главный экономист АФК «Система» Евгений Надоршин прокомментировал идею об отказе от рубля в интервью Business FM.

Можно ли выгнать рубль из международного финансового оборота?
Евгений Надоршин: Если ставить вопрос именно так, то можно уверенно сказать, что нет, поскольку желания и ограничения, которые могут быть наложены европейскими властями на европейские институты и инфраструктуру, не могут быть напрямую транслированы на азиатские, латиноамериканские и другие рынки инвесторов. Но, к сожалению, инициатива может иметь для нас весьма некомфортные последствия, поскольку большая часть конвертируемости рубля в международных расчетах обеспечивалась и обеспечивается той самой европейской инфраструктурой, которая вполне подконтрольна европейским властям. Но и не надо забывать, что в структуре внешнего российского долга на 1 апреля в эквиваленте 166 миллиардов долларов — это рублевый долг, то есть это долг перед не резидентами в национальной валюте. Если европейские власти готовы будут, не дай Бог, идти далеко в своих решениях, это может вынудить европейских инвесторов продавать эти долги. Конечно, не катастрофа, вначале 2000-х без этих конвертаций, без этих договоров и прочих вещей мы жили. Тогда рубль часто называли деревянным. Конечно, это не тот вариант, даже близко, но, тем не менее, я хочу сказать, что международный интерес в значительной степени в рубле удовлетворяется европейской инфраструктурой, и об этом не стоит забывать.
Что касается наших китайских товарищей, как будет с ними? Как-то отразится возможное введение европейских мер на торговлю рублем и юанем?
Евгений Надоршин: Да нет, там-то инфраструктура есть. Но понимаете, она опять же локальная — работает через ограниченное количество банков, и потребность в них тоже локальная. То есть, по большому счету, такой широкой дороги, если мы будем сравнивать то, что сейчас происходит в отношении рубль/юань, объемы операций и потребностей, то это, простите, двухполосное шоссе против 15-полосной магистрали, которая выстроена в направлении Европы и которая обслуживает все потребности. Надо понимать, что здесь отстроена колоссальная эффективная, очень хорошо работавшая инфраструктура, которая и обслуживала потребности всего мира в рубле. Переделывать это долго и трудоемко. Никто не говорит, что это невозможно, но тонкость заключается в том, что основные интересанты, основные инвесторы — европейские, кто требовал создания этой инфраструктуры. Поэтому даже если очень мощный политический ресурс будет вброшен в решение проблемы, настолько быстро и эффективно, чтобы не заметить совершенно этого, я боюсь, что создать ее, конечно, не удастся.
Но санкции всегда двустороннее движение имеют. Европа как-то ощутит на себе?
Евгений Надоршин: Да, безусловно. Естественно, это не может обойтись безболезненно для европейских инвесторов. Они не получают возможности доступа к рублевым инструментам, это осложнит их собственные операции. Поскольку вовсе не все торговые операции между нами прекращены, это просто невозможно, то, в первую очередь, пострадаю наши собственные торговые операции с Европой, с европейскими контрагентами. Это потери комиссий, в том числе, которые весьма неплохи для европейских банков, операции на европейской инфраструктуре на европейских биржах, это более долгий путь следования конвертации, более высокие издержки перевода из валюты в валюту. Поэтому цена будет обоюдной. Бесплатных санкций не бывает, нет в этом иллюзий и сомнений. Тут лишь вопрос в том, до какой степени каждая из сторон готова идти в своих потерях, лишь бы только навредить другому.

Свой комментарий о том, как следует понимать заявление польского политика, Business FM дал и экс-глава Центробанка, председатель набсовета ВТБ Сергей Дубинин.

Сергей Дубининпредседатель набсовета ВТБ«Это заявление свидетельствует о том, что среди европейских политиков, прежде всего, конечно, в восточно-европейских странах есть какие-то силы, которые хотели бы дальнейшей эскалации напряженности. Это они рассматривают, видимо, как какой-то свой политический капитал, свою собственную русофобию, как бы продать избирателям и другим политическим силам. Это печально, хотя я убежден, что сейчас это не доминирующая линия. Все-таки наступает некое отрезвление, и надеюсь, и в нашей стране, в России, и по ту сторону границ люди ищут какие-то выходы и компромиссы, а не нагнетают напряженность».

Отметим, что рубль пока никак не отреагировал на заявления европарламентария.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию