16+
Суббота, 17 ноября 2018
  • BRENT $ 67.10 / ₽ 4427
  • RTS1134.93
4 сентября 2014, 16:36
Александр Аничкин

Александр Аничкин

«Мистраль», НАТО и брошенная жена. Громкие новости в Париже

Большой политический конфликт или малый личный — а всегда бьет прямо по человеку. Для президента Олланда скандальные мемуары бывшей жены неудачно совпали по времени с провалом идеи вовлечения России в партнерство с Западом, которая была в основе сделки с «Мистралями»

Париж объявил о приостановке сделки с «Мистралями» для российского военно-морского флота. Прозвучало как сенсация — бум-бум, явно приуроченный к начавшейся в Уэльсе встрече глав государств-членов НАТО. Окончательное решение о передаче первого «Мистраля» России должно быть принято лишь в октябре. События заставили поспешить с заявлением о намерениях.

На встрече НАТО обсуждаются два главных нынешних вызова Западу: наступление крайних исламистов в Ираке и Сирии и обострение украинского кризиса. Франция оказалась в фокусе критики со стороны западных партнеров из-за крупнейшего за все время после холодной войны контракта на поставку России современных вооружений. Как же, все — с санкциями, а они им — вертолетоносцы!

Дьявол, как всегда, прячется в деталях: заявление Елисейского дворца еще не решение, приостановка — еще не отмена.

Помимо очевидного провала самой идеи вовлечения России в военно-политическое партнерство с Западом, которое лежало в основе сделки с «Мистралями», другое, самое, может быть, затруднительное обстоятельство для Парижа было экономическое. Контракт на два «Мистраля» — уже построенный «Владивосток» и достраивающийся «Севастополь» — оценивается в 1,2 миллиарда евро. Это огромный проект, и прямо, и косвенно питающий всю судостроительную отрасль, всю экономику большого региона на западе Франции. Причем зад «Мистраля», то есть модифицированная под российскую технику корма, построена в Петербурге, да и контракт уже частично оплачен российской стороной.

Когда события в украинском кризисе пошли по нарастающей, в парижских коридорах власти стали спешно искать какое-то компромиссное решение. Месяц-два назад заговорили о некоторых юридических аспектах в контракте, будто бы позволяющих его задержать. Появилась спасительная находка: «приостановить», а не отменять. Это означает, что у российской стороны может не оказаться оснований потребовать возмещений, неустоек и прочих сатисфакций. Или это будет затруднительно сделать. Собственно, и вчерашнее заявление — это лишь заявленное мнение президента республики. Но партнеры по НАТО не смогут теперь с полным основанием упрекать Париж, что он увиливает и вооружает противника.

Меня еще в этой ситуации волнует человеческая сторона. В Сен-Назере, городе в устье Луары, где строят корабли, уже находятся два российских экипажа «Мистралей», в общей сложности до шестисот человек — офицеры, матросы и специалисты. Проходят обучение на небывалой на российском флоте посудине. Принимают их не то что с холодком, а по так называемому «республиканскому протоколу» — не меньше, но и не больше положенного. Каково теперь им придется?

Спросил, и тут же вспомнил о другой громкой новости во Франции: Валери Трирвейлер, бывшая гражданская жена президента, выпустила книгу о своих отношениях с Франсуа Олландом. В начале этого года они со скандалом расстались, когда обнаружилась связь президента с актрисой Жюли Гайе.

Связи между двумя событиями никакой нет, просто совпало во времени. Книгу еще читают, первые рецензенты отмечают, что Олланд предстает в ней человеком жестокосердным, циничным и расчетливым, и к тому же презрительно относящимся к рабочему классу. То есть не таким «нормальным парнем», за которого голосовали на выборах 2012 года французы. Разрывать связи всегда больно — вот вылилось на страницы.

Связи никакой и нет, кроме, может быть, вот этого человеческого измерения конфликтов. Большой политический конфликт, малый личный — а всегда бьет прямо по человеку.

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию