16+
Понедельник, 28 мая 2018
  • BRENT $ 75.02 / ₽ 4673
  • RTS1169.93
12 января 2015, 11:44 ОбществоПроисшествия

Журналисты Charlie Hebdo — анархисты по духу

Лента новостей

Более 3 млн человек вышли по всей стране на улицы с протестом против терроризма. В чем корни единения французов и как жили расстрелянные журналисты «Шарли Эбдо», пишет обозреватель Business FM Андрей Жвирблис

Фото карикатуристов Жоржа Волинского, Жана Кабю и Бернара Верлака, убитых в офисе еженедельного сатирического журнала Charlie Hebdo.
Фото карикатуристов Жоржа Волинского, Жана Кабю и Бернара Верлака, убитых в офисе еженедельного сатирического журнала Charlie Hebdo. Фото: Charles Platiau/Reuters
Республиканский марш 11 января по всей Франции собрал, по данным полиции, 3 млн 300 тысяч человек. По свидетельствам, царило небывалое единение. Такого размаха протеста до сих пор не было, это при том, что французы не раз становились мишенью террористов. О событиях во Франции рассуждает обозреватель Business FM Андрей Жвирблис.

Причин много. И, вероятно, первая из них — это именно то, против кого было направлено оружие на этот раз.

В воскресенье у французского посольства в Москве одновременно с парижским шествием собралось около сотни человек, чтобы почтить память жертв недавних терактов в Париже. Неожиданно люди запели французский гимн. Пели его и в Париже. Чего в последние годы там делать было как-то не принято.

Многие из тех, с кем я говорил за последние дни, считают, что общий настрой можно сравнить с Освобождением Франции в 1944 году. Пением национального гимна люди почтили память расстрелянной исламистами в ходе летучки редакции. В том числе художников Шарба, Тинью, Оноре, Волинского и Кабю.

Все они, кроме Шарба и Тинью, начинали еще в легендарном журнале «Харакири», который стартовал во время алжирской войны. Главной его темой была едкая пацифистская сатира. Чем же завораживали их рисунки? Главное, что в них было всегда, — дух детства, считает журналист Маитэ Тюроннэ.

Маитэ Тюроннэжурналистка«Кабю начал свою карьеру в журнале для детей. У всех у них: и художников «Харакири», и потом Charlie Hebdo были связи в детской и юношеской прессе. В 70-е годы она начала превращаться в прессу для взрослой молодежи. Но ее дух во многом сохранился. При этом речь больше не шла о том, чтобы следить за содержанием, наоборот, провоцировать, шокировать и смешить. Команда Charlie, а перед ней «Харакири», — это анархисты по духу. Это типы, которые ничего не воспринимали всерьез и, более того, не хотели этого делать ни в коем случае. Они считали, что можно смеяться над всем. Но не со всеми — здесь важна компания»!

Маитэ Тюроннэ. Ей было 19 лет во время студенческих событий 1968 года, которые кардинально изменили Францию. Некоторые левацкие идеи и лозунги той весны были впоследствии впитаны и переварены французским, а отчасти и европейским обществом.

Впрочем, сами карикатуристы были всегда подчеркнуто аполитичны, издеваясь над всеми политиками. Ну что же поделать? Действительно анархисты. Помню, как меня самого в подростковом возрасте потрясло, а времена были советские, изображение тогдашнего французского президента Валери Жискар д'Эстена со спущенными штанами и морковкой в заднице. Точно так же они изображали и все, что касается религии. Хотя к самим верующим всегда относились с большим уважением.

Переводчик и публицист Никита Кривошеин — человек православный, хоть и русских корней, но француз.

Никита Кривошеинпереводчик и публицист«Верующими людьми, будь то мусульманами, христианами или иудеями, это воспринимается как очень обидное и, прямо сказать, кощунственное. Это в традиции, сложившейся давным-давно во Франции, что нет ничего святого — над всем можно смеяться. И «Харакири», и Charlie Hebdo, конечно, было катализовано несостоявшимся 68-м годом. Карикатуры мне были противны, но я человек малость циничный, и поэтому от улыбки я не удерживался. Желания приобрести автомат и навестить их у меня не появлялось».

Точно в таком же ключе возмущались и французы-мусульмане. Один имам даже пригрозил бороться с изданием его же оружием — оружием карикатуры. Пока, правда, ничего из этого не получилось.

А перед воскресным маршем представители консервативного Союза исламистских организаций Франции заявили, что редакционную политику Charlie Hebdo не поддерживают. Но если их сторонники пойдут со ставшими столь популярными плакатами солидарности «Je suis Charlie» — «Я «Шарли», то это их персональный выбор.

Уже на среду оставшиеся в живых члены редакции с помощью коллег из газеты Liberation готовят миллионный выпуск Charlie Hebdo. В нем наверняка достанется всем. Так, на карикатуре авторов другого сатирического журнала «Факир» изображен марш, прошедший в воскресенье. Впереди — вполне узнаваемые политики с плакатами солидарности «Je suis Charlie». Подпись (ее приходится подвергнуть некоторой цензуре, так как мы все же российское, а не французское радио): «Двойная казнь «Шарли». Одни идиоты убили, другие пользуются».

Рекомендуем:

  • Фотоистории