16+
Вторник, 26 сентября 2017
  • BRENT $ 58.51 / ₽ 3375
  • RTS1137.90
8 апреля 2015, 20:24 Право

Дело о терактах в Крыму. Режиссеру Сенцову пообещали 20 лет

Лента новостей

Лефортовский суд продлил срок ареста на месяц. Украинского деятеля искусств обвиняют в создании террористического сообщества

Украинский режиссер Олег Сенцов.
Украинский режиссер Олег Сенцов. Фото: Михаил Почуев/ТАСС

Лефортовский суд Москвы продлил еще на месяц, до 12 мая, срок ареста украинскому кинорежиссеру Олегу Сенцову. Он обвиняется в создании террористического сообщества, которое совершило две теракта в Крыму и планировало утроить еще два взрыва. В суде Сенцов в очередной раз заявил о своей невиновности, однако не испытывал иллюзий по поводу исхода своего дела. « Я уверен, что мне дадут 20 лет. Об этом мне сказали с самого начала», — заявил обвиняемый.

38-летний деятель искусств, а также трое его предполагаемых сообщников — Геннадий Афанасьев, Алексей Чирний и Александр Кольченко — были задержаны в мае прошлого года на территории Симферополя в ходе операции спецслужб. Все фигуранты были арестованы Киевским районным судом Симферополя, а позже конвоированы в Москву.

«Акции давления»

ФСБ России утверждает, что трое молодых людей являлись участниками террористического сообщества, которое Сенцов организовал по указанию представителей украинского радикального движения «Правый сектор» (Верховный суд России признал эту организацию экстремистcкой и запретил ее деятельность на территории РФ). Целью сообщников была «дестабилизация работы органов власти республики и оказание давления на принятие органами власти России решения о выходе Крыма из состава РФ». Преследуя их, Сенцов и его соучастники утроили два теракта: 14 апреля 2014 года они бросили «коктейль Молотова» в дверь здания «Русской общины Крыма» в Симферополе, а 18 апреля подожгли здание симферопольского отделения «Единой России». Следствие считает, что Сенцов дал указание единомышленникам совершить два теракта 9 мая: взорвать памятник Ленину на привокзальной площади Симферополя и мемориал «Вечный огонь» в парке имени Гагарина.

Согласно оглашенным в суде материалам дела, на изготовление взрывных устройств режиссер выдал соучастникам 200 гривен. Изготовить бомбу для взрыва мемориала доверили Афанасьеву, а непосредственно устроить взрыв Вечного огня должен был Чирний. Однако в преддверии теракта обоих задержали: взявшийся изготовить бомбу некий Пирогов оказался агентом спецслужб.

Две «сделки»

Сенцову предъявили наибольший объем обвинений: в создании террористического сообщества (часть 1-я статьи 205.4 УК), совершении двух террористических актов (п. «а» части 2-й статьи 205 УК), приготовлении к совершению еще двух терактов (часть 1-я статьи 30 и п. «а» части 2 статьи 205 УК), а также в незаконном приобретении взрывных устройств (часть 3 статьи 222 УК).

В ходе следствия двое фигурантов — Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний — полностью признали вину, а Александр Кольченко частично согласился с обвинением. Афанасьев и Чирний заключили сделку со следствием. Первый по приговору Мосгорсуда 25 декабря 2014 года получил 7 лет заключения. Дело второго 23 апреля должен рассмотреть Северо-Кавказский окружной военный суд. Таким образом, Олег Сенцов — единственный, кто полностью отвергает обвинение.

Тяжесть обвинения

Поддержать Сенцова в среду, 8 апреля, в суд приехали около десятка сочувствующих, среди которых был замечен вышедший на свободу фигурант «Болотного дела» Владимир Акименков. Арестованного они встречали аплодисментами. Настаивая на продлении Сенцову срока ареста, следователь ФСБ главным образом упирал на тяжесть предъявленного обвинения. «Находясь на свободе, Сенцов может скрыться от следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью или иным путем воспрепятствовать расследованию», — сказал он. Его поддержал прокурор, который отметил, что часть соучастников (по данным следствия, их еще, по меньшей мере четверо) находятся на свободе и объявлены в розыск.

В свою очередь, адвокат режиссера Владимир Самохин заявил о необоснованности выдвинутого обвинения. «Все доводы следствия основаны только на предположении. Я считал и считаю, что мера пресечения моему подзащитному избрана незаконно», — сказал он. Юрист подчеркнул, что решение об аресте Сенцова было скреплено печатью другого государства — Украины (в то время крымские суды еще не получили российские печати), а защищавший его адвокат не входил в адвокатскую палату России. Кроме того, следствие не представило суду достаточных данных о том, что режиссер создал террористическую организацию и совершил теракт, сказал защитник.

Сам Сенцов заявил, что обвинение основано лишь на показаниях Алексея Чирния, который утверждал: режиссер якобы дал указания совершить теракты, но при этом сам «должен был из кустов прикрывать с пистолетом» подельников. По словам Сенцова, следствие проверило показания Чирния на детекторе лжи, и полиграф счел их недостоверными. Впрочем, по мнению обвиняемого, это вряд ли учтет следствие, так как «есть результаты экспертизы о том, что он до этого был чуть-чуть не в себе, а теперь совсем не в себе».

Сенцов говорил, что его дело было сфабриковано спецслужбами. «Федеральная служба умеет крупными стежками шить дела. Я уверен, что мне дадут 20 лет. Об этом мне сказали с самого начала, — не испытывал иллюзий по поводу исхода дела фигурант. — Мне говорят, что меня ждет сложная и интересная жизнь в лагере». При этом режиссер добавил, что этот срок ему «не страшен».

«Хулиганка», а не «теракт»

Судья Елена Канева сочла обоснованными доводы следствия и оставила Сенцова в СИЗО до 12 мая. Срок же следствия по уголовному делу истекает лишь 28 июля, поэтому через месяц ФСБ вновь будет ходатайствовать о продлении режиссеру ареста. Когда нахождение под стражей превышает год, этот вопрос рассматривает Мосгорсуд. Покидая суд, Владимир Акименков посоветовал Сенцову «быть поосторожнее» с конвоем, который, по его словам, отличается «чрезмерной строгостью».

По мнению участников расследования, уголовное дело Олега Сенцова и Александра Кольченко скорее всего направят в суд в августе. Защита обвиняемых не согласна как с сутью обвинений, так и с их квалификацией. «Нельзя терроризмом называть банальный пожог, который был совершен в ночное время и во время которого никто не пострадал», — заявил BFM.ru Владимир Самохин. С ним согласна и защищающая Кольченко Светлана Самохина. По ее словам, подзащитный признался, что «стоял на стреме» во время поджога отделения «Единой России». Адвокаты полагают, что действия злоумышленников могли быть квалифицированы следствием «в худшем случае» по статье 213 УК РФ («хулиганство») или 167 УК РФ («уничтожение имущества»). Обе они предусматривают гораздо более мягкое наказание, нежели «теракт» (ст. 205 УК РФ). По ней фигурантам грозит до 20 лет заключения. Ходатайство следствия о продлении срока ареста Александру Кольченко Лефортовский суд Москвы рассмотрит в четверг, 9 апреля.

Рекомендуем:

  • Фотоистории