16+
Четверг, 21 сентября 2017
  • BRENT $ 56.19 / ₽ 3270
  • RTS1112.42
10 апреля 2015, 17:11 Право

Алиби обвиняемого в убийстве Немцова может подтвердить его подруга

Лента новостей

Речь идет о жителе Ингушетии Хамзате Бахаеве. Еще в конце прошлого месяца его адвокат пытался подать ходатайство о допросе свидетельницы, однако столкнулся с бюрократическими трудностями

Хамзат Бахаев (на экране), ранее обвиняемый по делу об убийстве политика Бориса Немцова.
Хамзат Бахаев (на экране), ранее обвиняемый по делу об убийстве политика Бориса Немцова. Фото: Михаил Почуев/ТАСС

Защита одного из обвиняемых в убийстве Бориса Немцова — жителя Ингушетии Хамзата Бахаева — просит Следственный комитет России проверить алиби фигуранта. Подследственный утверждает, что не причастен к гибели политика, а ночь, когда его убили, и последующие два дня провел с подругой. Адвокат обвиняемого Заурбек Садаханов рассказал BFM.ru, что опросил свидетельницу и направил соответствующий протокол в СКР с просьбой официально допросить женщину.

По словам адвоката, 27 февраля в 23 часа 30 минут, когда Борис Немцов был застрелен на Москворецком мосту в Москве, его подзащитный встретил свою подругу на станции вестибюля метро «Кунцевская». Затем они направились в квартиру сестры свидетельницы на улице Ивана Франко, где оставались до обеда 1 марта.

Подтверждение алиби

Ходатайство о допросе свидетельницы Садаханов пытался подать еще в конце марта. Однако из-за бюрократических проволочек процедура затянулась. Дело в том, что все бумаги защита сдает в приемную Следственного комитета, которая находится в отдельно стоящем задании, примерно в 200 метрах от СКР. Ответы о судьбе своих обращений участники уголовного дела получают по почте.

В первый раз Садаханов подал ходатайство о допросе свидетельницы 20 марта. Однако юристу его вернули, сославшись на то, что адвокат якобы не представил ордер на защиту, хотя тот направил его еще 13 марта. Повторно защитник подал ходатайство о допросе свидетельницы 6 апреля. По закону обращение следователь должен был рассмотреть в течение трех дней, однако ответ адвокат пока не получил. Скорее всего, это связано с работой почты.

Вчера Садаханов заявил еще одно ходатайство — о проведении выемок абонентских соединений телефонного номера, которым пользовался Бахаев, за февраль-март 2015 года. «Также я просил изъять записи камер видеонаблюдения со станции метро «Кунцевская» за 27 февраля, начиная с одиннадцати часов вечера до полуночи», — сообщил Садаханов.

«Помогли скрыться»

Жителю Ингушетии, отцу шестерых детей Хамзату Бахаеву, который приехал на заработки в Подмосковье, вменяется пособничество в убийстве по найму (ч.5 ст. 33 и ч.2 ст. 105 УК РФ п. «ж» и «з») Бориса Немцова и незаконный оборот оружия. Следствие считает, что политика вечером 27 марта расстрелял бывший заместитель командира батальона «Север» ВВ МВД Чечни Заур Дадаев, а осуществить задуманное ему помогли Бислан Шаванов (погиб во время задержания в Чечне), братья Анзор и Шадид Губашевы, а также Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев. Шаванов следил в ночь убийства за политиком и связался с киллером. Анзору Губашеву вменяется то, что он забрал Дадаева после совершения преступления на машине.

Что же касается других фигурантов, то их роль в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого указана весьма расплывчато. Там говорится, что «28 февраля 2015 года Хамзат Бахаев, Шадид Губашев и Темирлан Эскерханов, содействуя Зауру Дадаеву, Анзору Губашеву, Бислану Шаванову и другим неустановленным участникам совершения преступления, помогли им скрыться от правоохранительных органов в квартирах по адресам: Москва, улица Веерная дом 3 корпус 4 и Москва, улица Веерная, дом 46, корпус 1, а также в доме № 10б по адресу: Московская область, Одинцовский район, село Козино». Затем соучастники уехали в Ингушетию, где их задержали.

Позиция защиты

Стоит отметить, что Хамзат Бахаев вместе с братьями Анзором и Шадидом Губашевыми вместе снимали дом в Козино. Однако Бахаев утверждает, что с соседями-земляками он почти не общался. Он жил на втором этаже дома, а братья — на первом. Это были, по сути, отдельные квартиры, каждая со своим входом. Что же касается Дадаева, то, по словам Бахаева, он знал его в детстве, но в столице с ним не общался и даже не знал его номера телефона. С Эскерхановым Бахаев не был знаком.

Садаханов считает, что предъявленное его подзащитному обвинение не выдерживает критики. «Оно неконкретно. В нем не указано, кто, кому и по какому адресу помогал укрываться», — сказал адвокат. Он отметил, что Бахаев не мог помогать братьям Губашевым укрываться, во-первых, потому, что его в дни убийства Немцова не было дома, во-вторых, потому, что они сами жили в Козино в том же доме.

Еще два алиби

Стоит отметить, что об алиби на ночь убийства заявили еще два фигуранта — Темирлан Эскерханов (бывший сотрудник полиции, работавший частным охранником, сопровождал своего клиента в московском ресторане Duran) и даже Заур Дадаев. 1 апреля в Мосгорсуде он заявил, что был у себя дома «на районе». «Росбалт» приводит другое алиби фигуранта: по словам Дадаева, во время убийства он находился в ресторане на Нежинской улице в Москве, а затем поехал в одну из квартир на Веерной улице.

Кстати, 10 апреля стало известно, что у Дадаева появился уже третий по счету адвокат — Евгений Губин. Соглашение с ним на оказание юридической помощи заключил «Комитет против пыток». Однако он, как и нанятый братом обвиняемого защитник Шамсудин Цакаев, никак не может вступить в дело: следователь Игорь Краснов не отреагировал на поданное еще в марте ходатайство. Пока у Дадаева остается предоставленный государством адвокат Иван Герасимов.

Рекомендуем:

  • Фотоистории