16+
Понедельник, 24 сентября 2018
  • BRENT $ 80.78 / ₽ 5319
  • RTS1163.17
7 августа 2015, 16:51 ОбществоСМИ

Гендиректор РМГ: «Киселев мне лично не угрожал, но правда не его конек»

Лента новостей

Генеральный директор РМГ Сергей Кожевников в интервью Business FM рассказал, в чем заключались поступившие ему угрозы. А также почему медиаменеджер выступает против продажи «Русской медиагруппы»

Гендиректор «Русской медиагруппы» Сергей Кожевников.
Гендиректор «Русской медиагруппы» Сергей Кожевников. Фото: Максим Шеметов/ТАСС

В истории с продажей «Русской медиагруппы» Владимир Киселев, демонизируя себя через СМИ и прикрываясь громкими именами, всего лишь пытается войти в успешный бизнес. Реального административного ресурса у него нет, заявил в эксклюзивном интервью Business FM действующий генеральный директор РМГ Сергей Кожевников.

Накануне Кожевников рассказал о том, что ему угрожали. Владимир Киселев, почему-то воспринявший эти слова на свой счет, поспешил заявить Business FM, что он Кожевникову не угрожал, так как видел его последний раз семь лет назад в кабинете у Леонида Федуна.

Сергей Кожевников в беседе с обозревателем Business FM Иваном Медведевым прокомментировал и это высказывание Киселева.

Вопрос к вам. Имели ли вы в виду Киселева конкретно, и вообще, кто вам угрожал, как это было, в чем заключались угрозы?

Сергей Кожевников: Во-первых, Владимир Киселев, к сожалению, правда не его конек. Он пишет, что он видел меня последний раз семь лет назад в кабинете у Федуна. Во-первых, семь лет назад он не был знаком с Федуном, к счастью для Федуна, он с ним познакомился совсем недавно. А последний раз я его видел 2 августа в Сочи.

Я так понимаю, на свадьбе у Пескова?

Сергей Кожевников: Да. А до этого я его видел 16 июня в кабинете у Федуна и Плаксиной. Как он говорит, при свидетелях. Сам Киселев мне не угрожал, но мне говорили, что при появлении Киселева у тебя будет куча неприятностей и так далее. То есть дальше весь набор: от суда до открытия уголовного дела и прочее. Это мне все было высказано.

А кто вам говорил о том, что у вас могут возникнуть проблемы из-за Киселева?

Сергей Кожевников: Это видела Плаксина. Это было высказано в качестве доброго совета, никогда такие люди впрямую не выражают, они говорят, зачем тебе такие проблемы, он такой не очень адекватный человек, имей в виду, что он будет вот так и так.

Плаксина вам сказала, что лучше с ним не связываться?

Сергей Кожевников: Да. За эти годы он был и у меня дома, приглашал и мою жену в фонд «Федерация» в качестве сопатронессы. Он торговал этим местом, я имею в виду не в прямом смысле, а направлял массу людей.

Но, я так понимаю, не совсем успешно.

Сергей Кожевников: К счастью, разумные люди, которые знали Киселева, отказались, к счастью, для их репутации.

Вы знаете, мы пристально следим за развитием ситуации с РМГ, все без исключения эксперты, которых мы опросили, приходят к выводу, что Киселев не так страшен, как его малюют, с позволения сказать, не такой уж у него и ресурс серьезный. Поэтому и угрозы его воспринимать или угрозы, связанные с его персоной, не стоит очень близко к сердцу. Вы с такими экспертами согласны или от него, действительно, может исходить какая-то реальная серьезная угроза?

Сергей Кожевников: Я не опасаюсь его как юридическое лицо или как творческий персонаж, я не опасаюсь его как административный ресурс, вот это все сильно придумано самим Киселевым про себя, он пытается демонизировать свой образ. Но, к сожалению, как человек, судя из прессы, он не всегда адекватный, я опасаюсь личных черт Киселева, которые могут мне лично грозить.
И еще один момент. Вокруг всей этой истории сложилась такая аура, точнее такой образ вас, как некоего бесстрашного бойца, который отказывается от предложения, от которого отказываться нельзя, как считается. И в воздухе вопрос, а кто же стоит за Кожевниковым?
Сергей Кожевников: Все здравые, разумные силы, начиная от администрации президента, министерства и прочих. Потому что нет никакого, еще раз подчеркиваю, нет никакого политического заказа или давления. Более того, на всех уровнях, где я встречался, мне оказывают всяческое содействие и всяческую благожелательность. Это все истории, придуманные самим Киселевым. Более того, мне стала известна информация, которая подтверждает мои догадки, о том, что на IV квартал этого года намечено акционирование «Госконцерта», и поэтому все россказни о том, что это необходимо государству, они совсем становятся прозрачными и призрачными.
А кто должен стать акционером, такой информации нет пока?
Сергей Кожевников: Пока нет информации. В этой истории Киселев прикрывается, к сожалению, государством, прикрывается громкими именами для того, чтобы влезть в бизнес, который успешен и прибылен.
То есть, если расставить все точки над «i», комментарий Дмитрия Пескова — вполне себе исчерпывающий. Президент не будет вмешиваться, потому что это вопросы бизнеса. То есть это только про деньги?
Сергей Кожевников: Абсолютно.
И если мы к деньгам подошли, тогда вопрос. Сколько вам конкретно предлагали за ваши 22% и за какую сумму вы готовы были бы расстаться с вашим пакетом?
Сергей Кожевников: Скажу первое. Мне, безусловно, интересно работать, потому что я считаю, что сейчас время не для продажи, потому что рынок находится внизу. Сейчас самое неудачное время для продажи. Я уже приводил пример о том, что предыдущие продажи внутри компании проходили из расчета оценки компании в 250 млн, а последняя — 300 млн долларов за стоимость компании. Поэтому продавать компанию, которая сейчас по моим оценкам стоит 150 млн долларов, считаю преждевременным. То есть медиарынок выйдет из кризиса, и цены будут гораздо выше. Но если необходимо моим партнерам выйти из бизнеса, что я вполне допускаю, и подчеркиваю, ИФД «Капитал» — чисто инвестиционная группа, мы купили и продали. Зачем входить в рынок на пике, а продавать его на минимуме? Это с точки зрения инвестиционного банкира, мне кажется, не совсем правильный поступок.
Мы подходим к самому интересному вопросу. А почему сейчас продает, и почему он так настойчиво хочет продать именно «Госконцерту»? По крайней мере, объявлено, что переговоры идут именно с этой компанией, при том что, как мы выяснили, Киселев себя демонизирует, влияния у него особого нет. Так почему же тогда занимает такую непримиримую позицию, как, по крайней мере, кажется со стороны?
Сергей Кожевников: «Я думаю тут надо спросить у Плаксиной как переправления «Капитала». То есть, почему такое непонятное, нелогичное, с точки зрения ведения бизнеса, упорство в желании дешево отдать актив? То есть может быть существует какая-то параллельная договоренность, параллельная сделка, о которой я не знаю. Других у меня нет объяснений».
Если вдруг представить себе ситуацию, что ИФД «Капитал» соглашается на вашу оферту, вы за свои собственные средства будете выкупать долю или вы с кем-то в партнерстве пойдете в эту сделку?
Сергей Кожевников: Я думаю, что я найду единомышленников для этого. У меня, безусловно, это будут или заемные средства, или средства коллег, но я думаю, что у меня не будет проблем с входными средствами. Потому что, еще раз подчеркиваю, если только компания будет выставлена на торги официально, публично, акционеры смогут получить гораздо больше денег, чем сейчас это объявлено.
А кто-то, может быть, уже на волнах всей этой истории к вам обращался из заинтересованных лиц? Условно, может быть, Гуцериев проявлял интерес?
Сергей Кожевников: Гуцериев, насколько я знаю, обращался к Федуну, но так они почему-то ни о чем не договорились.
Это было весной?
Сергей Кожевников: Это было весной, и, насколько я знаю, последнее обращение было его летом, после того, как ИФД «Капитал» опубликовал информацию о том, что они собираются расстаться с долей.
И опять продолжения у этой истории нет, то есть неизвестно?
Сергей Кожевников: Для меня и для всего рынка сделка очень туманная, очень мутная и очень невнятная.
А пока переговоры вы все ведете устно и только с Плаксиной? То есть с Федуном вам пока пообщаться не удалось?
Сергей Кожевников: К сожалению, не удается мне ни с кем пообщаться. И с Плаксиной у нас нет никаких, кроме устных, переговоров. Пока единственный юридический документ, который существует в наших взаимоотношениях, это моя оферта на выкуп 78% доли ИФД «Капитала» по цене, которая мне была озвучена.
Кстати, вы подавали заявление в полицию, на чем так настаивает Киселев? В беседе с нами он говорил, что если ему угрожают, пусть Кожевников подаст заявление в полицию. Вы это сделали?
Сергей Кожевников: Как только я буду в Москве, я сейчас нахожусь в плановом отпуске.
А вы когда в отпуск пошли, какого числа?
Сергей Кожевников: В конце июля, с 27 числа я в отпуске нахожусь.
Вы пока, я так понимаю, в Москву не собираетесь до конца своего планового отпуска?
Сергей Кожевников: Да.
Соответственно, о заявлении в полицию можно будет говорить только по вашему возвращению?
Сергей Кожевников: Безусловно. И в полицию, и в ФСБ, безусловно. Если будут подтверждены угрозы в мою сторону, я, безусловно, напишу заявление.
Рассматриваете ли вы такую ситуацию, вообще, в принципе, что вы можете не вернуться в Москву вообще и остаться в целях безопасности за границей?
Сергей Кожевников: Нет, я не предполагаю. Я гражданин России, у меня нет никакого иного гражданства, у меня дом в России, и я хочу строить свою жизнь и свое будущее в своей стране.
Напомним, что Ольга Плаксина занимает пост председателя совета директоров РМГ, а также является председателем правления ИФД «Капитал».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию