16+
Среда, 20 марта 2019
  • BRENT $ 67.71 / ₽ 4360
  • RTS1219.78
27 октября 2015, 19:26 Финансы

Дилемма ТЭК. Как сохранить инвестпрограммы при падении прибылей

Лента новостей

Открывая заседание комиссии по ТЭК, Владимир Путин подчеркнул, что топливно-энергетический комплекс традиционно играет ведущую роль в формировании доходной части бюджета. Поэтому, по словам президента, нужно предельно аккуратно оценивать эффективность принимаемых решений по налоговой нагрузке на отрасль

Президент России Владимир Путин (на втором плане) во время заседания президентской Комиссии по вопросам стратегии развития ТЭК и экологической безопасности.
Президент России Владимир Путин (на втором плане) во время заседания президентской Комиссии по вопросам стратегии развития ТЭК и экологической безопасности. Фото: Михаил Метцель/ТАСС

Снижения экспортной пошлины на нефть в следующем году не будет. Об этом сообщил журналистам глава Минэнерго Александр Новак. По его словам, вопрос об экспортной пошлине на президентской комиссии по ТЭК во вторник не обсуждался. Как сказал Новак, решение было принято раньше: пошлину заморозят на уровне 42% вместо планировавшегося ранее снижения до 36%.

Ранее Минфин предлагал в следующем году дополнительно получить почти 200 миллиардов рублей от нефтяников за счет сохранения ставки экспортной пошлины, и еще 100 миллиардов — за счет роста НДПИ на газ для «Газпрома». Надо ли снижать экспортную пошлину на нефть? Отвечает гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Константин Симоновгендиректор Фонда национальной энергетической безопасности«Если послушать Министерство финансов, они предлагают: давайте мы вообще не будем инвестировать в нефть и газ, и вообще, цены в мире сейчас очень низкие, значит, на нефти и газе мы заработать много не сможем, давайте вкладывать лучше в другие отрасли, и вот это будет приспосабливанием к низким нефтяным ценам. И еще в последнее время добавляют такую «гениальную» мысль, что типа, если даже цены вырастут, то нефть уже никому будет не нужна. И вот эту картинку мира активно пытаются нам в головы имплементировать. Я могу массу аргументов высказать против такой точки зрения, просто массу. Вот это первый вариант приспосабливания. А второй вариант приспосабливания совершенно другой. Он говорит о чем? О том, что на самом деле нефтяной рынок обладает определенной цикличностью, эта цикличность всем хорошо была известна. ФНБ и прочие резервные фонды создавались как раз с условием этой цикличности. Идея была очень проста, рано или поздно, конечно, цены на нефть упадут, это и есть цикличность. Нам нужен резервный фонд для того, чтобы преодолеть период низких цен. Второй момент, давно уже отрасль говорит о том, что при отсутствии роста инвестиций она оставаться на полке по добыче не может, потому что потенциал старых месторождений исчерпан. Для того чтобы запускать новые месторождения, подтягивать мелкие и средние месторождения Западной Сибири, нужны новые инвестиции, нужно стимулировать нефтяные компании к инвестициям, потому что гораздо хуже дешевой нефти ситуация, когда в период дешевой нефти вы получаете еще и обвал добычи. Собственно, мы это все наблюдали в конце 80-х. Если кто забыл, может статистику посмотреть, как после 88 года добыча нефти вошла в пике, и почти в два раза обвалилась к 96 году. Вы помните экономическую, политическую и социальную ситуацию в России в тот период времени».

Открывая заседание комиссии, Владимир Путин подчеркнул, что топливно-энергетический комплекс традиционно играет ведущую роль в формировании доходной части бюджета. Поэтому, по словам президента, нужно предельно аккуратно оценивать эффективность принимаемых решений по налоговой нагрузке на отрасль. Путин подчеркнул, что дополнительные изъятия из ТЭК не должны сокращать инвестпрограммы компаний. Возможно ли это? Говорит ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев.

Рустам Танкаевведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России«Что касается пожелания Путина, чтобы компании нефтяные сохраняли свои инвестиционные программы при падении прибыли, то это пожелание, конечно, доброе, но невыполнимое абсолютно. Инвестиционные программы нефтяных компаний рассчитаны на очень длительный срок, лицензии на разработку месторождений выдаются на 20 лет, и на весь этот срок рассчитывается бизнес-план. Соответственно, рассчитывается и план инвестиций, это самый большой план инвестиций компаний. Речь идет о бурении скважин, об обустройстве месторождений, и все это достаточно сложный процесс и очень тонко настроенный. Если уменьшить прибыль компаний, то тонкая настройка собьется, и неизбежно придется уменьшать инвестиции. И ничего с этим не поделаешь. Это не желание компаний или злая воля какая-то, это просто экономика, с ней бороться невозможно. Что касается инвестиций в геологоразведку, то здесь ситуация еще хуже. Эти инвестиции достаточно легко управляемы, они короткие, они не рассчитаны на большой промежуток времени. Максимальный срок выдачи поисковой лицензии у нас пять лет, обычно их выдают на три года, и вот эти затраты, их легко свернуть. Компании уже значительно свернули свои геологоразведочные программы, и надо полагать, что в той ситуации, которую мы видим сейчас, они будут продолжать сворачивать эти программы. Я посчитал, какой объем денег будет изъят из экономики России, если полностью остановить инвестиционные программы. Так вот это 4,2 трлн рублей в 2016 году. Признаки того, что идет сворачивание инвестиционных программ, у нас налицо. В настоящий момент выведено из разработки 26 месторождений, и это очень серьезный знак».

Добавим, что глава ФАС Игорь Артемьев поднял на президентской комиссии вопрос выделения из «Газпрома» транспортной составляющей в отдельную дочернюю компанию. Но, как сообщил журналистам глава Минэнерго Александр Новак, никаких решений о разделении концерна не было, вопрос требует отдельной проработки.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию