16+
Четверг, 20 сентября 2018
  • BRENT $ 78.80 / ₽ 5224
  • RTS1140.65
20 ноября 2015, 11:15 ПолитикаКонфликты

Почему Париж и Москва предлагают разные резолюции против ИГ

Лента новостей

Оба проекта находятся на рассмотрении Совбеза ООН. Российская сторона предлагает сделать акцент на координации военных действий против террористов с Башаром Асадом

Заседание Совбеза ООН.
Заседание Совбеза ООН. Фото: Frank Franklin II/AP/TASS

Франция, начавшая накануне бомбардировку нефтяной инфраструктуры ИГИЛ в Сирии, призывает Совет безопасности ООН сделать все возможное для привлечения всех стран, способных вести боевые действия, к борьбе с данной террористической организацией. Это стало особо актуальным, считают французские власти, после того как боевики ИГ (данная организация запрещена в России) взяли на себя ответственность за нападения в Париже и за гибель российского авиалайнера над Синаем.

В Совбезе на рассмотрении находится два проекта резолюции по этому вопросу. Французский призывает «удвоить и координировать усилия по предотвращению и подавлению террористических актов». В российском проекте упор делается на необходимости координации военных действий против ИГ с президентом Сирии Башаром Асадом.

Против российского проекта выступили несколько членов Совбеза и, в частности, Великобритания. Премьер-министр этой страны Дэвид Кэмерон на днях заявил, что для более активных действий в Сирии резолюция Совбеза желательна, но не обязательна. Ситуацию для Business FM прокомментировал политолог Георгий Бовт.

Георгий Бовт: Относительное сближение возможно, но для этого надо как минимум согласовать цели, по которым будут наноситься удары, с этим проще. Надо будет еще согласовать цели, по которым не будут наноситься удары, потому что с этим будет сложнее, потому что мы с Западом расходимся в понимании того, что есть умеренная сирийская оппозиция. Мы согласны в том, что неумеренная оппозиция, террористическая — это разве что ИГИЛ и «Джабхат-ан-Нусра» (она также запрещена в РФ — Business FM), и то вторая с оговорками, поскольку у нее есть некоторые связи с саудитами, насколько можно понимать. И самый сложный вопрос — это судьба Асада, переходный период, который намечается в виде 18 месяцев, судя по всему, но надо еще понять, с какого времени начнется отсчет. Нужно достигнуть прекращения огня. Согласно американскому плану, нужно будет создать некоторую территорию, на которой не будет вестись огонь, чтобы там провести какие-то выборы. Далее начинаются разногласия, как в этих выборах будет участвовать Асад. Мы хотим, чтобы он участвовал, американцы хотят, чтобы он не участвовал категорически. Но, видимо, согласие будет в том, уже сейчас, что какое-то время он посидит, и будет считаться президентом. Дальше нужно будет, если нам идти на уступки, найти какого-то преемника Асада, который бы нас устроил, прежде всего, с точки зрения сохранения нашего там военного присутствия. Но это довольно сложные все вопросы, и не факт, что они будут разрешены по взаимному согласию. Но стремление такое есть и, надеюсь, с обеих сторон, как с нашей, так и с западной, но Запад от нас ждет гораздо больших уступок, чем те, на которые мы сейчас готовы пойти.
А мы уступим? И нужно ли нам это?
Георгий Бовт: Это зависит от целого ряда обстоятельств, которые не сводятся только к Сирии. Это зависит от ситуации на Украине, это зависит от состояния российской экономики, это зависит от цен на нефть, от целого ряда факторов, и от переговоров, в том числе, с третьими странами, не только с Западом, но и с ближневосточными игроками типа Египта, Саудовской Аравии, Иордании, а также Турции.
По каким сигналам можно будет судить, на ваш взгляд, как события дальше будут развиваться?
Георгий Бовт: Можно будет судить по тому практическому взаимодействию, которое будет осуществляться между вооруженными силами, российскими военно-космическими и французскими, ну и, если англичане подключат, то английскими, а также американскими. Не только предупреждение о том, чтобы случайно кого-то не сбили и не попали, но и согласование целей. Прежде всего, согласование целей, по которым наносятся удары. То, что мы нанесли удары по Ракке, это некоторый жест в сторону американцев, поскольку поддерживаемые ими курды, значит, ряд арабских формирований и других отпочковавшихся от Свободной сирийской армии, собираются эту Ракку брать. Ее собирается брать не Асад, а вот именно те группировки. Поэтому это некий наш дружеский жест в сторону Америки, но Америка хочет, чтобы мы били только по ИГИЛ, и не били по Свободной сирийской армии, которая как раз располагается довольно близко от Дамаска, и видится американцами как сила вооруженная, которая будет преемником Асада.

Британская Times утверждает, что российские и американские бомбардировщики уничтожают нефтяные установки и конвой бензовозов на севере Сирии. На прошлой неделе Пентагон сообщил, что нефтепромыслы принесли джихадистам за прошлый год 500 млн долларов прибыли.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию