16+
Четверг, 24 мая 2018
  • BRENT $ 79.67 / ₽ 4886
  • RTS1174.71
20 января 2016, 13:22 Финансы

Доллар по 80, нефть по 28. Пора паниковать?

Лента новостей

Экономисты считают значимым порогом отметку в 90 рублей за доллар. Кроме того, специалисты Bank of America Merrill Lynch заявили, что при падении нефтяной цены до $25 американская валюта должна стоить 210 рублей, чтобы исполнить бюджет РФ без дефицита

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Доллар стоит уже за 80 рублей — биржевой курс подобрался к этой отметке. Нефть марки Brent на торгах стоила меньше 28 долларов.

Как отмечает Bloomberg, российский Центробанк будет вынужден возобновить интервенции, если рубль продолжить падать. Большинство опрошенных агентством экономистов назвали пороговой отметку в 90 рублей за доллар. А экономисты Bank of America Merrill Lynch подсчитали, что при падении цены на нефть до 25 долларов — доллар должен стоить 210 рублей для бездефицитного исполнения российского бюджета на этот год.
Для исполнения бюджета с дефицитом 3%, который президент Владимир Путин назвал максимальным, доллар должен стоить 140 рублей.

Business FM обсудила это с советником по макроэкономике генерального директора брокерского дома «Открытие-брокер» Сергеем Хестановым. С ним беседовал Игорь Ломакин.

Не пора ли начинать паниковать, потому что доллар уже 80 и похоже, что никто ничего не предпринимает?
Сергей Хестанов: Прежде всего, паниковать не стоит по той причине, что ситуация является во многом достаточно ожидаемой. Но, если говорить о возможности валютных интервенций, скорее всего, если этот инструмент и будет применен, то очень и очень ограниченно. В частности, если посмотреть на график изменения международных резервов ЦБ, который косвенно дает достоверную информацию об объеме валютных интервенций, до марта 2015 года ЦБ РФ не на словах, а на деле тратил резервы, пытаясь остановить падение курса рубля, а примерно с марта месяца парадигма поменялась, то есть приоритетом стало сбережение резервов. Именно поэтому из трех возможностей сбалансировать бюджет — сократить госрасходы, девальвировать рубль и потратить резервы — скорее всего, приоритет будет отдан первым двум. То есть, скорее всего, мы увидим секвестр бюджета. Кстати, весьма вероятно, что это будет неоднократно проведенная процедура.
А по какой все-таки сейчас нефтяной цене, как вам кажется, будут секвестировать?
Сергей Хестанов: Скорее всего, особенно с учетом быстрых изменений на рынке, первый секвестр будет сделан на величину около 10%, просто потому, что технически это легче сделать. Спустя 2-3 месяца, когда будет понятен сценарий развития событий на нефтяном рынке, к тому времени Иран уже, скорее всего, так или иначе проявит себя, возможно, Минфин поставит вопрос еще об одном секвестре. Потому что резкий секвестр на величину более 10% сложен технически, просто из-за того, что сокращение одних программ затрагивает другие программы, и учесть это все при большом секвестре довольно сложно, гораздо проще просто повторить процедуру несколько раз. Сочетание секвестра, ну, если предположить, что это будет как минимум два шага по 10%, плюс девальвация, те же самые 20%, опять-таки, если это будет не слишком резко, то вряд ли это будет так уж болезненно, и позволит, в общем-то, свести бюджет с достаточно умеренным дефицитом.
Все-таки, что касается резервов, вы сказали, что ЦБ будет если и тратить, то будет ограниченно. А вообще, какую сумму сейчас может потратить ЦБ достаточно безопасного для себя расходования?
Сергей Хестанов: ЦБ если и рискнет потратить, то не более 10-15 млрд долларов, может максимум 20 млрд долларов, и то это будет очень тяжелым решением. И ЦБ все сделает, чтобы от этого воздержаться. Потому что, к сожалению, спрогнозировать долгосрочную динамику на нефтяном рынке пока сложно и остаться без резервов — это большее зло, чем допустить значительную девальвацию.
Но начинать ЦБ будет со словесных интервенций, наверное?
Сергей Хестанов: Скорее всего, просто потому, что именно словесные интервенции мало чего стоят, кроме того, Минфин с его заявлениями о необходимости секвестра бюджета, скорее всего, получит поддержку, и как минимум первый секвестр на 10% проведет за достаточно короткое время. А дальше принятие решения будет базироваться в числе прочего на анализе того, что будет происходить на нефтяном рынке.

Как следует из данных, которые опубликовал Минфин США, вложения России в американские государственные облигации за год сократились на 20 млрд долларов. До апреля прошлого года Россия сокращала вложения, потом стала их наращивать. По данным на ноябрь, объем американского долга перед Москвой оценивался в 88 млрд долларов. По этому показателю Россия на 15-м месте, а на первом — Китай, у него американских облигаций более чем на триллион. Комментирует экономист по России и СНГ инвесткомпании «Ренессанс капитал» Олег Кузьмин: «В России основным держателем американских облигаций является ЦБ. ЦБ инвестирует часть международных резервов России, которыми он управляет как фактически портфельный управляющий, в активы разных стран, в том числе в американские государственные облигации. Снижение объема российских вложений в облигации США с ноября 2014 года по апрель 2015 года главным образом связано с расходованием ЦБ международных резервов в этот период. ЦБ как продавал валюту на рынке для смягчения волатильности курса рубля, так и наращивал объемы валютного рефинансирования для поддержки выплат по внешним долгам российскими компаниями и банками. В то же время с апреля этого года Банк России, напротив, накапливал резервы. После стабилизации ситуации на валютном рынке он перешел к покупкам иностранной валюты, приобретя порядка 10 млрд долларов, также на похожую сумму были снижены объемы представляемого банком валютного рефинансирования. В результате Банк России нарастил международные резервы, и часть из этих дополнительных средств, зачисленных на международные резервы, была инвестирована в казначейские облигации США. Всего порядка 20% международных резервов находится в американских активах, и значительная часть этой суммы составляют государственные облигации США».

Центральный банк в нынешней ситуации должен принять меры по поддержке курса рубля, заявил ТАСС советник президента Сергей Глазьев. «Смысл валютных резервов заключается в обеспечении стабильности национальной валюты, именно для этого они и создаются. Когда Центральный банк по-своему интерпретирует указания не «палить» резервы и просто самоустранился с рынка, то это вызывает удивление и смех во всем мире», — сказал он. По словам Глазьева, нет ни одной страны, в которой бы курс «летал бы на 10-15 процентов ежемесячно». В качестве примера советник президента привел Саудовскую Аравию, Иран, Норвегию и Египет. «Эти страны больше, чем мы, зависят от экспорта нефти, у них менее диверсифицированная экономика. И, тем не менее, курс валют у них не скачет», — заявил советник президента.

А в Кремле прокомментировали заявление Германа Грефа о том, что Россия проиграла в социальной и технологической конкуренции и стала страной-дауншифтером. Как сказал пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, «Греф не является членом кабинета министров, и имеет полное право на свою точку зрения». «При этом он возглавляют крупнейшую финансовую структуру в стране, и его основная задача — защищать интересы акционеров этой структуры, а главным акционером этой структуры пока является государство. В Кремле не присоединяются ни к мнению Грефа, ни его оппонентов, а дискуссия полезна», — заявил он.

Рекомендуем:

  • Фотоистории