16+
Воскресенье, 21 января 2018
  • BRENT $ 68.65 / ₽ 3894
  • RTS1270.92
12 февраля 2016, 18:29 Недвижимость

Жизнь после сноса. Что ждет предпринимателей, лишившихся павильонов

Лента новостей

Владельцы снесенных павильонов не получат преференции при распределении земельных участков. Об этом и не только рассказал в интервью Business FM руководитель Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства города Москвы Олег Бочаров

Руководитель Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства города Москвы Олег Бочаров.
Руководитель Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства города Москвы Олег Бочаров. Фото: Михаил Почуев/ТАСС
Из последнего. Свежее сообщение из Мэрии Москвы, где заявили, что земли для предпринимателей, которые лишились своих торговых точек, будут предоставлять на общих основаниях, но до сих пор не объяснили, где, собственно, эти земли будут предоставлять. Нам предприниматели рассказывают, что предлагали уже в Новой Москве. Были торговые ряды в центре, в самом центре, и теперь — в Новой Москве. Есть уже какое-то понимание, где, все-таки, будут давать землю?
Олег Бочаров: У города есть свободные земельные участки, соответственно, сейчас ведется работа по их обобщению. Если предприниматель хочет построить свой объект какой-то новый, то, безусловно, он может получить доступ к нему. Они практически во всех округах — то есть, большие и маленькие. Другое дело, что у нас был подготовлен банк свободных земельных участков , в основном, под «промку», потому что мы развивали малые инновационные предприятия в сфере производства, науки и IT, но, безусловно, эти банки существуют.
Может быть, все-таки, тем людям, которые лишились помещений в центре предоставлять хотя бы в районах, где они лишились помещений?
Олег Бочаров: Штаб по защите бизнеса, который организует сейчас эту работу и рабочую группу, возглавляю я, по заданию мэра Москвы. Хотел бы узнать: вот у нас 40 тысяч предпринимателей хотят на равных поучаствовать в этом, почему сто из них должны иметь преференцию?
Потому что у них там уже был бизнес.
Олег Бочаров: Бизнес окупается за 7 месяцев. Они и так имели привилегированное положение, располагаясь в эпицентрах торговых потоков. Мы уже сказали, и это доказано в суде, что эти объекты размещались незаконно. На самом деле, основная категория, о которой мы говорим в первую очередь — это арендаторы этих павильонов, палаток. Вторая категория — это собственники. С собственниками мы, безусловно, будем говорить, потому что практика показала, что многие из них вообще не были проинформированы своим менеджментом о возможности, которую предоставляет город для инвестиций. По сути дела, они — инвесторы девелоперы, но вот, мы им предложим инвестиционный девелоперский проект.
Подробностей пока нет, как я понимаю.
Олег Бочаров: Каждый раз по-разному. У каждого бизнеса была своя история. Мы персонально приглашаем на встречи всех собственников объектов и будем проговаривать вопросы, связанные с возможностями развития их дальнейшей деятельности, потому что для города важен каждый бизнес и каждый инвестор.
Накануне Сергей Семенович Собянин написал на странице «ВКонтакте» о том, что участки были получены жульническим способом. Если жульнический способ, это подразумевает мошенничество. Мэрия Москвы инициирует какие-то уголовные дела?
Олег Бочаров: Это компетенция следственных органов и Прокуратуры.
Но вы не обращались к ним?
Олег Бочаров: Еще раз, это компетенция следственных органов. Город не является третьей стороной. Все судебные решения у нас существуют. Для этого существует надзор.
Вернемся к арендаторам. С ними что?
Олег Бочаров: У нас сегодня уже на горячей линии штаба по защите бизнеса было шесть звонков от арендаторов. Они все приглашены на встречу. Только на территориях, которые Департамент науки собрал, у нас есть сейчас где-то 49 тысяч арендопригодных квадратных метров для них. Они будут выбирать, естественно. У нас будет три пула информации. Первый объем — это собственность города, но, к сожалению, она все равно должна идти на конкурсе в соответствии с законами Российской Федерации. Второй пул объемов площадей — это пул, который формируется из свободных площадей подведомственных учреждений ГУПов, которые занимаются профильной деятельностью. И третий пул площадей будет сформирован штабом по защите бизнеса — это площади, которые бизнесмены готовы предложить. В том числе, кстати, многие торговые площадки, многих арендаторов готовы принять к себе сети. Не буду называть никого, чтобы не рекламировать, но есть сети, которые сказали: мы с удовольствием, примерно, в тех же районах дадим арендаторам возможность арендовать помещения у нас. Есть факты уже, что арендаторы не были извещены собственниками о состоянии объектов, о возможном переезде, прекращении деятельности. Штаб по защите бизнеса — потому что это, все-таки, бизнес-сообщество плюс государственно-частное партнерство. Да, у нас экспертный совет, в который входят предприниматели, и в штаб входят чиновники, возглавляет его мэр. Соответственно, дальше такие факты мы тоже будем разбирать, понимаем, что никаких последствий быть не может, ну, кроме консультаций арендаторам, которым, безусловно, был нанесен ущерб действиями собственников. Плюс ко всему — имиджевые потери. Мы будем публиковать каких-то не совсем доброкачественных участников бизнес-процесса.
То есть, я правильно понимаю, тем, кого не предупредили, и вы об этом знаете...
Олег Бочаров: Это не мы будем. Это все будет обсуждать бизнес-сообщество напрямую. Мы тут не причем. Просто штаб, еще раз повторюсь, — это общественная структура, в первую очередь, и заседания рабочих групп штаба сейчас будут идти. Созданы специальные рабочие группы по этим вопросам. Но, безусловно, мы всем будем предоставлять возможность для развития бизнеса. К сожалению, практика показывает, что информации недостаточно, несмотря на все очень развитые интернет-ресурсы города. Информационное поле, наверное, слишком разнообразное, не всегда профессиональную информацию можно получать. Мы сделаем, кстати, выводы из этого и, наверное, создадим специальные ресурсы. Не новые ресурсы, а существующие ресурсы Департамента торговли, промышленности мы, в том числе, переключим на эти услуги.
То есть, вы считаете, что информационный голод арендаторов...
Олег Бочаров: Да нет, голода нет, дело не в этом. Наоборот, вся информация в публичном доступе уже есть, размещена. К сожалению, офлайн-потребности арендаторов и онлайн-возможности города не совмещены. То есть, город в онлайн дает больше, чем в реальной жизни информации получает арендатор.
Ну, они привыкли информацию от собственника получать.
Олег Бочаров: Совершенно точно. Поэтому сейчас город начинает работать с арендаторами напрямую — и с точки зрения информирования, и с точки зрения проведения таких встреч. Причем, они опять все онлайн транслируются — и в Интернете, и в СМИ. Мы назвали программу этих встреч «Просто бизнес», ведем еще с лета 2015 года. Это встречи и с налоговой, встречи с Регистрационной палатой. Сейчас идут 10 встреч предпринимателей с прокуратурой города Москвы по округам. Безусловно, мы всю эту работу будем усиливать.
Такая версия у нас родилась: одним из самых важных пунктов, благодаря которому все так внезапно произошло, была угроза терактов.
Олег Бочаров: Нет, это неправда. Еще раз — угроза жизни и здоровью. Вы, наверное, немножко неточно сформулировали. Эти объекты стояли не только на общественных пространствах. Потому что площади, зоны культурного наследия, площади красной линии улично-дорожной сети — это все общественные пространства, которые принадлежат всем людям города. Но кроме всего прочего, эти объекты еще располагались так, что под ними проходили коммуникации.
В России такое часто бывает просто, когда начинают с благих целей, а потом лес рубят — щепки летят, как вы знаете.
Олег Бочаров: Да ничего, никаких щепок. Изначально все эти объекты, когда им в начале 90-х давалось право, были объектами движимого имущества, которым разрешалось размещение. Тонары, нестационарные объекты, размещение было временное, на год. Просто потом все эти движимые объекты обросли фундаментами, вторыми и третьими этажами. Вот и все. И, действительно, вопрос к профессионалам, как это объект движимого имущества вдруг стал объектом недвижимого имущества. Но опять же, с этим должны разбираться специальные структуры полномочные.
Профессионалы. Вы сейчас кого имеете в виду?
Олег Бочаров: Я уже говорил — следствие. В конце нужно сказать, что город категорически заинтересован в развитии бизнеса. Из всех площадей городских, которые сдаются городом напрямую в аренду бизнесу, 60% площадей сейчас занимают малые предприятия — это первое. Даже более 60%. Это около восьми тысяч предприятий. Мало того, с апреля 2015 года решениями антикризисной комиссии, которую утвердил мэр, для них заморожены ставки арендной платы. То есть, они были льготные, рублевые, и они заморожены. Когда происходят такие моменты, это важно. Никто не говорит, что 100 объектов собственности не должны обсуждаться в публичном пространстве, но в публичном пространстве должно говориться, что город закладывает субсидии малым и средним предприятиям, инновационным предприятиям, предприятиям малого бизнеса, центрам молодежного инновационного творчества, предприятиям, которые развивают свою промышленную деятельность. Более двух миллиардов субсидий ежегодно. Но, к сожалению, в 2015-м немножко было ниже. Гарантийный фонд дает гарантии почти на восемь млрд рублей под получение кредитов, мы гасим кредитные ставки для этих предприятий. Я бы просто очень хотел, в целях соблюдения справедливости, чтобы, обсудив горячую новость, вы бы понимали, что город ежегодно делает огромную работу. Что за последние пять лет более 400 тысяч рабочих мест в МСП были зарегистрированы налоговой инспекцией.
Просто понимаете, когда утром люди проснулись и пошли на работу, и увидели то, что увидели, они тоже не знали о том, что это произойдет. Поэтому, собственно, и формируется такое мнение.
Олег Бочаров: Давайте про утро, чтобы не было никаких аллегорий. Это здорово. Представьте себе, что эта работа в соответствии с решением суда началась днем. Какое количество пробок, какое количество угроз — это раз. Два — были звонки жителей с просьбой убрать другие нестационарные объекты, которые на взгляд жителей закрывают историческое пространство. Я был вынужден занять позицию уже не жителей, которые обращались, а бизнеса, и сказать, что, если эти землеотводы были получены в соответствии с действующим законодательством, никто не тронет этот объект, этот павильон, и он никоим образом не может быть, не дай бог, убран или включен в какой-то перечень. Все решения власти исключительно законны и подтверждены судебными решениями.

Рекомендуем:

  • Фотоистории