16+
Суббота, 10 декабря 2016
  • BRENT $ 54.17 / ₽ 3387
  • RTS1110.14
10 сентября 2016, 19:10 ФинансыБанки, вклады и кредиты

Аксаков: региональным банкам не будут запрещать обмен валюты

Если ли будущее у региональных банков, и составят ли они конкуренцию крупным федеральным? Глава Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков обсудил это с Business FM в кулуарах банковского форума в Сочи

Президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков.
Президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков. Фото: Артур Лебедев/ТАСС

Региональным банкам разрешат операцию обмена валюты. Ранее такие опасения высказывались в связи с переходом на трехуровневую банковскую систему в России. Об этом на банковском форуме в Сочи корреспонденту Business FM Михаилу Сафонову рассказал глава Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков.

Мы находимся в городе-курорте Сочи, где завершился Международный банковский форум, и с нами сейчас Анатолий Аксаков, президент Ассоциации региональных банков России и депутат Госдумы. Здравствуйте, Анатолий Геннадьевич.
Анатолий Аксаков: Добрый день.
Первый вопрос: давайте кратко подведем итоги форума, что самое главное для Вас?
Анатолий Аксаков: Самое главное, что состоялся такой очень откровенный разговор между банкирами и представителями других финансовых сфер, фондового рынка, страхования и регулятора, ЦБ. И в результате этого диалога, на мой взгляд, больше появилось понимания, что желает регулятор от своих поднадзорных, подрегулируемых, и что видит финансовый рынок в действиях ЦБ негативного, что увеличивает их бремя, нагрузку на бизнес, поскольку в последнее время появляются инновации, которые, по мнению финансового сообщества, увеличивают нагрузку на бизнес. Соответственно, они хотели бы это донести до регулятора, обосновать. И это удалось сделать. На мой взгляд, в ходе такой дискуссии появится конкретная содержательная рекомендация, полезная и для ЦБ, и для правительства, и для администрации президента, и многое из того, что мы предложим, будет реализовано.
А под новациями Вы имеете в виду трехуровневую систему?
Анатолий Аксаков: Я имею в виду и трехуровневую систему, и предложения по консолидированному надзору, и предложения по изменению инспекций, кредитных организаций, финансовых институтов и так далее. То есть очень много документов, которые, с одной стороны, ведут к развитию финансовой системы, по крайней мере, с точки зрения регулятора, но, с другой стороны, могут увеличивать количество документов, которые необходимо будет готовить финансовым институтам, количество проверок, количество людей, которое придется нанимать для того, чтобы они исполняли эти новые решения. Но в ходе дискуссии появилось понимание, что, на самом деле, многие из этих документов ЦБ направлены на то, чтобы как раз оптимизировать взаимодействие между регулятором и финансовыми институтами, уменьшить количество документов, уменьшить количество проверок, либо их перевести в цифровую форму, в онлайн-режим. Таким образом, будет меньше таких непосредственных контактов, что тоже позволит работать более эффективно финансовым институтам.
Давайте поговорим про трехуровневую систему. Я так понял, пообщавшись с банкирами, что это один из самых важных моментов, который их очень беспокоит. Я напомню, у нас с 18-го года будет новая банковская система. Будет 3 вида банков: это федеральные, банки региональные и банки системно значимые. И была критика этой системы, я помню, потому что говорили, что региональные банки, для которых очень существенно ограничится возможность к некоторым операциям, вроде как делают их банками третьего сорта. Вообще, высказывались опасения, что часть банков может просто уйти.
Анатолий Аксаков: Такие опасения были, особенно в связи с тем, что ЦБ опубликовал проект закона, который ограничил территорию работы региональных банков с субъектом федерации, ограничивал перечень, особенно трансграничных, валютных операций, соответственно, банки считали, что это приведет к потере доходов, которые они сейчас получают за счет этих операций. Но в ходе дискуссии нам удалось убедить ЦБ, что территориальный принцип для деятельности небольших и средних банков, он неправилен. Финансы не имеют границ. И ЦБ уже здесь на форуме объявил, что он отказывается от территориального принципа, малые и средние банки могут работать по всей территории России и могут осуществлять практически весь перечень операций, весь перечень операций, которые сейчас осуществлял, может быть, кроме трансграничных. Но даже в этой части Эльвира Набиуллина подчеркнула, что она готова дискутировать по перечню операций, которые могли бы осуществлять эти банки, если они не несут в себе риски осуществления каких-то схем для вывода капитала, для отмывания капиталов и так далее. И если мы докажем, что это вполне легитимная операция, то вполне возможно в окончательном документе таких жестких ограничений не будет.
А обмен валюты — это трансграничная операция?
Анатолий Аксаков: Кстати, насчет обмена валюты мы, я так понял, уже договорились, что это вполне возможная операция. И разрешат соответствующим кредитным институтам обмен валюты осуществлять.
И при этом не повысят, не введут какую-то дополнительную регуляторную нагрузку?
Анатолий Аксаков: Поскольку обмен валюты не вызывал у ЦБ вопросов, связанных с проведением каких-то сомнительных операций, схем, поскольку это вполне прозрачные действия для кредитной организации, то очевидно, что они согласились с тем, что такой вид операций надо разрешить, поскольку он позволяет зарабатывать и на курсовой разнице, и на комиссионном доходе. Это выгодно и клиентам, поскольку у них расширяется выбор банков, где они могут поменять свою валюту.
Ну, операции с нерезидентами тоже важно, они же все работают в регионах.
Анатолий Аксаков: Да, мы еще будем обсуждать тему, связанную с нерезидентами, если нерезидент живет в России, если он здесь работает и осуществляет финансовые операции, то почему ему нужно запрещать работать вот с таким региональным банком, если это устраивает самого нерезидента. Главное, чтобы эти операции не вызывали вопросов у ЦБ, с точки зрения соблюдения законодательства. Прежде всего, законодательства, связанного с нарушением антиотмывочного законодательства.
В общем, выдохнули, можно сказать?
Анатолий Аксаков: Я бы не сказал, что выдохнули. Еще будем смотреть, что ЦБ предлагает. Я думаю, что ситуация далека от идеала, но здорово, что есть дискуссия, что ЦБ нас слышит, готов слышать, понятно, что все наши «хотелки» не будут восприняты. Это понятно. Но уверен, что компромиссное решение должно удовлетворить и малые, и средние банки, которые, в общем-то, концентрируются не на внешних операциях, а на кредитовании малого и среднего бизнеса, индивидуальных предпринимателей, либо на расчетно-кассовом обслуживании. С валютой тоже многие из них работают, только осуществляя валютно-обменные операции. Поэтому я уверен, что подавляющее число кредитных организаций должно быть удовлетворено итогом документа, над которым мы вместе с ЦБ сейчас работаем.
И не придется, как вы заметили, бегать с высунутым языком в поисках капитала.
Анатолий Аксаков: Да, это принципиальное решение, то есть те банки, которые будут иметь ограниченную лицензию, с точки зрения перечня операций, ограниченность прежде всего связана с трансграничными действиями или финансированием каких-то организаций за рубежом. Что в общем-то не является нишей для региональных банков, и вполне можно обойтись капиталом до миллиарда рублей, осуществляя тот перечень операций, которые они сейчас и проводят. Так что не надо будет бегать с высунутым языком, искать инвестора, чтобы увеличить свой капитал. Но тех, кого не устраивает такое ограничение по трансграничным операциям, должны постараться, чтобы их капитал с 1 января 18-го года был уже больше миллиарда.
Чтобы они стали уже федеральными банками, чтобы не было ограничений.
Анатолий Аксаков: Это лифт такой, в принципе, нормально, когда есть несколько ступеней: микрофинансовая организация, небанковская кредитная организация, банк, но с ограниченным перечнем операций, универсальный банк со всем перечнем операций и системно значимый банк, который попадает под самый жесткий контроль ЦБ.
Еще такой вопрос по поводу диалога с регулятором. Я случайно услышал, как Вы немного отчитывали Ваших подопечных за инертность на форуме, что не спрашивают, не задают вопросы. Есть такое?
Анатолий Аксаков: Есть такое. Это всегда было. Не любят поднадзорные светиться. Банки любят тишину, деньги любят тишину. И, естественно, возбуждать внимание к своему институту дополнительное не хотят банкиры, поэтому и активно и не задавали вопросы. Те, кто привык уже к таким контактам, возможность общаться напрямую с Эльвирой Набиуллиной не всегда существует у банкиров, в этом плане я благодарен ей за то, что она откликнулась на наше приглашение, специально на несколько часов прилетела, чтобы пообщаться с банкирами и создала такую возможность активно задавать вопросы, получать живые ответы. Многие, может быть теряются, поскольку с таким высоким уровнем сталкиваются не всегда.
Кстати, я заметил, что ваше выступление было довольно позитивное.
Анатолий Аксаков: Я присутствую на многих мероприятиях, в том числе кулуарных, в том числе один на один. Мы с ней часто беседуем. И она сторонница того, чтобы малый и средний бизнес кредитовался активно малыми и средними банками. Это их ниша, и ЦБ готов устойчиво, надежным, кредитным институтам создавать дополнительные благоприятные условия в такой работе. Программа 6 с половиной, которая позволяет, используя дешевые ресурсы ЦБ, направлять на кредитования малого и среднего бизнеса под гарантии Москвы. Это одно из направлений такого сотрудничества. И я даже слышал, как Набиуллина буквально ставила, требовала, чтобы эта программа была смещена от крупных финансовых институтов к малым и средним институтам, работающим в регионах.
Крупные уже получили свое.
Анатолий Аксаков: Они получили, это тоже понятно. В принципе, нормально, потому что у них были программы, они не вызывают вопросов у регулятора, у корпорации, деньги получены, их надо быстрее размещать, плохо, если они будут лежать просто на складе и не выдаваться малому и среднему бизнесу. Поэтому первый шаг понятный. Но сейчас надо двигаться к тому, чтобы вовлечь в этот процесс региональные банки. Вполне возможно, что крупные будут от этой программы отсекаться.
Кстати, я общался кулуарно с региональными банкирами. Они говорят, что многие не хотят этим заниматься: это рискованно, это заморочено. Проще вот есть деньги, вкладываешь в какой-нибудь надежный, высоколиквидный инструмент, в облигации на корсчетах ЦБ, получаешь свои проценты по депозитам и на это живешь и очень неплохо.
Анатолий Аксаков: Есть такая проблема, тем более, процент по депозитам довольно высокий. Он может быть ниже рыночного процента, который можно было бы получить от размещения в рискованные инструменты и в кредитование. Но он надежен. И многие это делают. Нам важно как раз с помощью кнута и пряника, прежде всего, пряника простимулировать уход денег из самих финансовых институтов и денег клиентов, которые размещаются в этих банках, в кредитование проектов в реальном секторе.
Еще одна проблема, о которой мне говорили. Это, скорее всего, и не проблема. Как деньги получает малый бизнес? Говорят, что согласовать с банком, чтобы получить одобрение заявки, — это, на самом деле, труд для Геракла.
Анатолий Аксаков: У корпорации все условия и требования к проектам малого и среднего бизнеса присутствуют. И если постараться и приложить голову, то можем быстро довольно подготовить соответствующий проект. Ну, а дальше уже все в соответствии вашего проекта к тому, что реально в жизни есть, и к финансовым потокам, вашему балансу, ну и залоговому обеспечению. То есть деньги государственные, и ими раскидываться нельзя, деньги должны идти в реальные проекты, в окупаемые проекты. И я скажу, что тысячи проектов уже отобраны. И я сам представляю Чувашию в Госдуме. И я два раза за четыре месяца ездил в Чувашскую Республику и как раз отбирал проекты, презентовал проекты. Уже до 10 проектов отобрано, некоторые уже начали финансироваться. Все зависит от расторопности, в том числе того, кто хочет получить деньги. А так ждать у моря погоды и рассчитывать на то, что тебе подарят деньги, это неправильно. Деньги надо заслужить, в том числе умным проектом.
Будем надеяться на двухстороннее движение.
Анатолий Аксаков: При этом надо иметь в виду, что корпорация довольно быстро рассматривает эти заявки, буквально за неделю-две, и вопрос решен.
Корпорация — да, но про банк мне рассказывали реальную историю — 9 месяцев.
Анатолий Аксаков: Но если корпорация отобрала, то да.
Если без всяких корпорация? Просто пришел человек...
Анатолий Аксаков: В банке они все-таки рискуют деньгами своими и клиентов, поэтому, наверное, правильно, что они относятся очень аккуратно к выдаче кредита. Но если опять же, если заявка оформлена профессионально, если вы убедительны, если есть обеспечение, то можно быстро получить кредит. Если вы просто решили получить кредит, подали заявку, а потом начали собирать документы и делать это, не утруждая себя ознакомлением требований кредитной организации, то, конечно, затягивается процесс.
Мне рассказывали, что это было чисто бюрократические проблемы, потому что справка из налоговой действует определенный период времени. Пока ты собирал одно, справка закончила действие. Банк звонит, требует.
Анатолий Аксаков: Вот как раз для этого и нужна конкуренция региональных и крупных федеральных банков. Конечно, в крупных федеральных банках заявки рассматриваются дольше. И решения принимаются не по месту нахождения офиса этого банка, а в центре, определенные программы, которые отсеивают вашу заявку и иногда по формальным признакам, которые на самом деле не характеризуют вашу работу. А региональные банки, они делают это на месте. Они лучше знают свою клиентуру, они гибче, они быстрее реагируют на ситуацию. Соответственно, оформление заявок на кредиты идет намного быстрее. И важно сохранить региональную банковскую систему для того, чтобы они конкурировала с федеральной, таким образом, заставляя федералов быстрее работать, потому что эта ниша теперь интересна и федеральным банкам.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории