16+
Среда, 7 декабря 2016
  • BRENT $ 53.94 / ₽ 3445
  • RTS1059.97
19 сентября 2016, 14:46 Политика

Георгий Бовт: новая Дума будет «еще краше прежней»

По мнению политолога, причина рекордной победы «Единой России» — рекордно низкая явка, и у избирателей было три причины, чтобы не ходить на выборы

Фото: Петр Ковалев/ТАСС

Выборы доказали, что люди в условиях неопределенности доверяют «Единой России» и правительству, заявил Владимир Путин. Как сказал президент, результаты показали реакцию людей на санкции и «попытки извне раскачать страну». Окончательные результаты будут объявлены 23 сентября, но уже сейчас понятно, что «Единая Россия» одержала оглушительную победу: новой Госдуме у нее будет как минимум 343 мандата. Она не просто победила, а, судя по последним данным, поставила исторический рекорд по представительству в парламенте: это более чем на сто мест больше, чем в Думе предыдущего созыва.

У КПРФ 42 мандата, у ЛДПР — 39, у «Справедливой России» — 23. Партия власти после пятилетнего перерыва вернула себе конституционное большинство: более двух третей мест в нижней палате. Причины успеха «Единой России», низкой явки и ожидания от новой Думы Business FM обсудила с политологом Георгием Бовтом.

Глава ЦИК сказала, что для нее такой успех «Единой России» — неожиданность. Вы такие цифры ожидали?
Георгий Бовт: Я ожидал, что «Единая Россия» приблизится к конституционному большинству, но что возьмет — не знаю, насколько это расходится с ожиданиями. Для того и сделали изменения в избирательном законодательстве и избирают половину Думы по одномандантным округам, чтобы добрать недостающие места для партии власти. Это удалось.
Собственно, одна из причин. А какие еще были причины получения такого количества мандатов «Единой России»?
Георгий Бовт: Низкая явка, конечно. В постсоветской России всегда низкая явка, не только на этих выборах. Она способствовала увеличению пропорции голосов, получаемых партией власти. Так всегда было, это в данном случае не исключение. Поскольку явка оказалась рекордно низкой, то, соответственно, рекордно высокая победа.
Говорили, что для власти главной задачей была не грандиозная победа «Единой России», а легитимность. А получилось наоборот. Как этот парадокс можно объяснить?
Георгий Бовт: Я не люблю термин «легитимность», я считаю его практически бессмысленным. Через пять дней после подсчета голосов все забудут, какая была реальная явка, зато будут поминать о том, что «Единая Россия» получила абсолютное большинство и его имеет в Думе.
У нас на сайте BFM.ru мы повесили опрос с таким вопросом: считаете ли вы, что выборы в Думу прошли честно? Проголосовали уже более 9 тысяч человек, и 82% из них — а у нас аудитория сбалансированная — ответили «не верю результатам выборов». Как вы прокомментируете этот момент?
Георгий Бовт: Я тоже могу сказать, что формально не верю результатам выборов, я не верю официально явке — 48%, я не верю отдельным конкретным цифрам. Но и мои ожидания непринципиально расходятся в данном случае. Может быть, «Яблоко» получила бы 3%, или Партия роста 2,5%, или «Единая Россия» получила бы не 54%, а 49%. Но это непринципиально, расклад все равно был бы тот же самый. Поэтому я и согласен с опросом в данном случае, но считаю, что голосование адекватно отражает настроения в стране, не учитывая тех, кто остался дома.
Что касается явки, почему люди не пошли голосовать?
Георгий Бовт: Есть три причины, почему люди не ходят голосовать. Первая причина: их все устраивает, они не считают нужным беспокоить себя в выходной день. Вторая причина: они не верят в саму избирательную систему, не верят, что эта система работает честно. Третья причина: они не нашли в списке из баллотирующихся партий того, кто им дорог настолько, чтобы они пожертвовали часом своего выходного дня. Я думаю, что все три эти причины исчерпывающе объясняют низкую явку.
Нарушения на выборах могли быть столь массовыми, чтобы повлиять на результаты? Мы уже знаем, что нарушения были, уже возбуждены дела. Это могло носить массовый характер для результатов?
Георгий Бовт: Парадокс искусства политической манипуляции состоял как раз в том, что массовые нарушения и не нужны были, чтобы достигнуть такого выдающегося результата. Когда вы приводите 20 дворников при явке в 90%, то они не оказывают такого результата, когда вы приводите 20 дворников при явке в 20%.
Как вы оцениваете результаты других партий?
Георгий Бовт: Я думаю, что за счет резвости местного начальства отнимали в основном голоса у непарламентских партий. Но что касается того, много ли отняли, я думаю, что отняли не очень много. Я думаю, что все равно 5% никто из них бы не преодолел. Но ход самой избирательной кампании, агитации, политической рекламы, дебатов показывал, что многим участникам самим скучно от собственной роли. Это была совершенно не зажигательная избирательная кампания, и она достойно завершилась.
Практически все результаты известны, можно говорить уже о том, что ждать от новой Думы? Ваши прогнозы, какой будет новая Дума?
Георгий Бовт: Еще краше прежней.
Вот так лаконично и коротко?
Георгий Бовт: Да. Новой Думе приходится действовать в условиях ухудшающегося экономического положения, поэтому ей придется принимать непопулярные законы. Я думаю, что новая Дума, может быть, озадачится даже изменением конституции, раз уж у нее есть конституционное большинство. Но прежде всего я с интересом жду, как она ответит на экономические вызовы, которые стоят перед страной. А что касается репрессивных законов, то многие уже приняты, но этот список не исчерпан, можно еще очень сильно порезвиться по части закручивания гаек, например, в Интернете.

В Кремле расценили уверенную победу «Единой России» как внушительный вотум доверия Владимиру Путину, отметив, что голосовавшие высказались де-факто в поддержку президента. Однако пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков не ответил на вопрос о том, повлияют ли итоги выборов на решение Путина относительно участия в президентских выборах в 2018 году. О причинах такого успеха «Единой России» на выборах рассуждает политолог Константин Симонов: «Результат оказался достаточно впечатляющим. Попытки говорить о том, что были нарушения, фальсификации, звучат очень робко, и о реакции «а-ля 2011 год» никто из несистемной оппозиции даже помышлять не может. Может быть, это и удивительно — именно вот такой успех «Единой России», хотя он шокирующим не выглядит. Объяснение достаточно очевидное: с одной стороны, мы имеем дело с тем, что называется у нас «посткрымским консенсусом», такой красивый термин, когда после Крыма доверие к президенту и партии, которая по-прежнему ассоциируется с ним, достаточно велико. И самое главное, что она вытягивает одномандатные округа, где «Единая Россия» получает основные мандаты. В этом плане переход на смешанную систему — тоже один из факторов: мы видим по одномандатным округам, что «Единая Россия» вместе с сателлитами, с «Народным фронтом» набирает гораздо больше, чем по партспискам, притом что здесь они тоже за 50% переваливают и еще делят нераспределенные мандаты за счет партий, которые в Думу не проходят. Однако по одномандатным округам эти мандаты набирать еще проще, потому что там все-таки поддержка действует и на уровне губернаторов, это никто не отменял. И низкая явка, при том что на выборы, скорее всего, могли и не прийти противники действующей власти, которые мотивировали себя тем, что в этот раз точно они уже ничего не решат, потому что мы имеем дело с этим посткрымским консенсусом, там очевидная поддержка Путина. И дальше начинаются оправдания: людям промыли мозги по телевизору, шансов бороться нет. Это серьезная проблема оппозиционного лагеря, что они так и не сумели мобилизовать свой электорат. Понятно, что, конечно, страна еще не вошла в фазу серьезных экономических потрясений, экономического кризиса, и это тоже обеспечило неплохую поддержку «Единой России». Тема экономики начала разгоняться, но эффект не дала, выборы еще вовремя прошли, когда серьезных экономических потрясений не настало, а оппозиция все время нагоняла с 2014 года, что крах наступит вот-вот».

Явку на выборах, которая составила менее 48%, а в больших городах еще меньше (35% в Москве), по мнению пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, нельзя назвать низкой. Как он отметил, «в подавляющем большинстве европейских стран явка гораздо ниже». Мог ли исход голосования при более высокой явке быть другим, отвечает главный редактор Carnegie.ru Александр Баунов: «Почему мало? Это интересно, ведь нам кажется — имеется в виду людям, настроенным скептически, критически, если говорить от имени такого «мы» — что есть некоторая связь между явкой и представленностью: вот будет за кого голосовать, и люди пойдут. Но мы видим, что в этот раз линейка тех, за кого можно было голосовать, и в смысле партий, и в смысле личностей, была гораздо шире, но на явку это не повлияло. Так что прямой связи, судя по всему, нет. А что касается репрезентативности, вы всерьез думаете, что те несколько десятков миллионов, которые не пришли, проголосовали бы как-то иначе, чем те, которые пришли, что 50 миллионов пришли и проголосовали за «Единую Россию», ЛДПР и коммунистов, а другие 50 миллионов, которые не пришли, вдруг каким-то чудом проголосовали бы за «Яблоко» и профессора Зубова? Конечно, нет».

Сергей Нарышкин, который был спикером Думы прошлого созыва, уже заявил, что отказываться от мандата не будет, а вопрос о том, станет ли он спикером нового созыва нижней палаты, будет решаться на первом пленарном заседании. Ранее источники газеты «Коммерсантъ» сообщали, что после выборов Нарышкин может занять должность руководителя Службы внешней разведки, а пост спикера нижней палаты парламента — первый замглавы администрации президента Вячеслав Володин.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории