16+
Суббота, 3 декабря 2016
  • BRENT $ 54.19 / ₽ 3462
  • RTS1050.21
9 ноября 2016, 14:38 Политика

Обзор инопрессы. Как победа Трампа скажется на отношениях США с Россией

В западных СМИ появились первые комментарии по поводу победы Дональда Трампа и ее возможного влияния на отношения с Москвой

Фото: Sergei Karpukhin/Reuters

Анализ влияния победы Дональда Трампа на президентских выборах в США на отношения с Россией составил Крис Уифер, учредитель компании Macro-Advisor и известный инвестиционный аналитик, проработавший более 17 лет в России. Его опубликовало информационное агентство BNE IntelliNews.

Перед выборами в США широко распространилось восприятие Трампа как политика, в большей степени дружественно расположенного к России и лично президенту Владимиру Путину, с которым он «мог бы делать бизнес». Уифер задается вопросом, насколько наивно это предположение и в какой мере обе страны входят в более дружественную фазу отношений. Предположим, что президент Трамп будет, по крайней мере на начальном этапе, больше открыт строительству более тесных отношений с президентом Путиным. Что может произойти в реальной жизни?

Надо принять во внимание, что хотя позиции президента в США очень сильны, ему придется постоянно вести переговоры с другими ветвями власти, прежде всего с Конгрессом, если он хочет добиться серьезного продвижения в достижении своих целей. Как мы видели в ходе предвыборной кампании, эти цели носят практически полностью внутриполитический характер.

Геополитические цели могут быть отложены в сторону, размыты или даже пересмотрены для достижения целей внутренних. Ждать быстрого смягчения антироссийских санкций или скорого проведения саммита между Трампом и Путиным нереалистично. Самое большое, чего можно было бы ожидать, это смягчение риторики между Белым домом и Кремлем.

Сирия останется самым опасным и спорным вопросом для обеих сторон, по которому им предстоит вести переговоры как можно быстрее. Президент Трамп не может позволить себе выглядеть слабым перед собственными военными или на международной арене, поэтому сирийский вопрос станет для него первым геополитическим экзаменом.

Не менее остро стоит вопрос о том, в какой степени новая американская администрация захочет связывать себя с Украиной. Нет указаний на то, что президент Трамп имеет какой-либо личный интерес к событиям в этой стране. Очень возможно, он будет склонен дать понять, что это, скорее, проблема, которую должна решать Европа, и предоставить Германии и Франции вести переговоры с Киевом и Москвой.

Какой бы ни была позиция ЕС в отношении России и насколько бы ни были более мягкими подходы к этой стране самого Трампа, пересмотр санкций произойдет, скорее всего, не ранее, чем станут известны итоги выборов президента в России. Белый дом не может выглядеть как дающий какие бы то ни было поблажки Владимиру Путину, поскольку это вызовет неизбежные возражения Конгресса и американских элит.

Потенциально положительным фактором может стать то, что большие американские корпорации, ведущие дела в России, могут получить более легкий доступ к новой администрации по сравнению с тем, что они имели с администрацией Барака Обамы. Многие компании, ведущие прибыльные операции в России и рассчитывающие на нее как на источник сырья, попытаются оказать давление с целью занятия Вашингтоном более прагматической и менее конфронтационной позиции в отношении Москвы в течение предстоящих четырех лет. В конце концов, Трамп последние два года постоянно говорил, что выступает сторонником развития бизнеса.

Многое будет зависеть и от того, как далеко продвинется взаимная демонстрация силы между Россией и НАТО. Отступление от уже сделанных шагов будет явным признаком надежды на прагматизм, а дальнейшая эскалация, особенно в первые дни новой американской администрации, будет воспринята как очень плохой сигнал для инвесторов и предпринимателей.

Если отстраниться от энтузиазма, который проявляют в связи с победой Трампа политические националисты и комментаторы в Москве, то настоящую озабоченность может вызвать лишь то, что Трамп совершенно не известен и не проверен на поприще геополитики и остается своеобразным «черным ящиком». Непонятно, как он будет строить отношения с Китаем в свете предпринятой этой страной экспансией в Южно-Китайском море и как он будет реагировать на события, происходящие на Украине с марта 2014 года.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории