16+
Суббота, 27 мая 2017
  • BRENT $ 52.23 / ₽ 2951
  • RTS1073.04
12 декабря 2016, 12:28 Компании

Вместо 3,1 млрд рублей РБК и журналисты заплатят «Роснефти» 390 тысяч

Лента новостей

Нефтяная компания утверждала, что СМИ нанесло вред его деловой репутации после выхода статьи о доле BP в ходе приватизации «Роснефти». Деньги решили взыскать в солидарном порядке — и с журналистов, и с медиахолдинга

Фото: Стоян Васев/ТАСС

Арбитражный суд Москвы частично удовлетворил иск нефтяной компании «Роснефть» к РБК и четырем журналистам медиахолдинга о защите деловой репутации. Об этом сообщает корреспондент Business FM. Суд решил, что ответчики должны выплатить 390 тысяч рублей. По решению суда РБК должно удалить с сайта оспариваемый материал, который суд признал не соответствующим действительности и порочащим деловую репутацию компании. Кроме того, в течение десяти дней после вступления судебного акта в законную силу журналисты обязаны опубликовать опровержение.

Деньги будут взысканы в солидарном порядке, то есть и с журналистов, и с медиахолдинга. Кроме того, четверо ответчиков (трое репортеров газеты и ведущий телеканана РБК-ТВ) выплатят по 4,5 тысячи рублей в качестве госпошлины за участие в судебном процессе — это возмещение судебных издержек. Таким образом, в целом речь идет о 408 тысячах, однако к решению относятся только 390 тысяч.

Истец требовал взыскать с ответчиков в солидарном порядке 3 млрд 179 млн рублей. Ответчиками по делу выступали РБК-ТВ, ООО «БизнесПресс», учредитель печатного СМИ холдинга РБК, а также репортеры Тимофей Дзядко, Людмила Подобедова, Максим Товкайло и телеведущий Константин Бочкарев. Поводом для беспрецедентного по сумме иска стала статья «Сечин попросил правительство защитить «Роснефть» от BP», опубликованная в газете РБК 11 апреля этого года. В ней говорилось, что покупателей 19,5% акций «Роснефти», которые правительство готовило к продаже в этом году, могут обязать не заключать акционерное соглашение с BP, владеющей 19,5% госкомпании. При этом один из неназванных чиновников, на которого в качестве источника ссылалось издание, рассказал, что ввести эту ограничительную меру якобы предложил президент «Роснефти» Игорь Сечин. Данная информация была процитирована в эфире РБК-ТВ.

В «Роснефти» заявили, что распространенные сведения не соответствуют действительности, а также потребовали их опровержения и выплаты компенсации. Заявленную сумму иска представители компании обосновали заключением «Центра профессиональной оценки». Эта организация подсчитала вред репутации нефтяной компании от опубликованного материала в случае потенциальной потери стоимости гудвилла (деловой репутации).

Ответчики не признали иск. Они утверждали, что «Роснефть» не пострадала финансово от публикации. Предъявленные к изданию претензии в РБК расценили как попытку оказать давление на независимость СМИ.

В самом начале слушания юристы ответчиков просили отложить заседание для представления дополнительных доказательств. Они хотели дождаться ответа на запрос, который РБК направило 8 декабря в правительство России и Минэкономразвития, готовившие сделку по продаже акций «Роснефти». Как пояснил представитель медиахолдинга, адвокат Евгений Резник, это необходимо для того, чтобы подтвердить достоверность распространенной информации. Резник пояснил, что она была предоставлена журналистам двумя федеральными чиновниками, имена которых они не могут разглашать в силу закона «О СМИ». Однако суд счел, что имеющихся в деле доказательств достаточно для рассмотрения дела.

После отклонили уже просьбу представителя «Роснефти». Компания подготовила целых три дополнительных лингвистических заключения специалистов. Они сделали вывод, что в публикации РБК содержатся выводы о фактах, а не предположения. Выяснилось, что данные документы юрист нефтяной компании принес в суд, однако заблаговременно не вручил своим оппонентам. Лишь после этого суд перешел к рассмотрению дела по существу.

Представители ответчиков в суде утверждали, что в материалах дела отсутствуют доказательства того, что компании «Роснефть» был причинен какой-либо вред, а журналисты распространили негативные или порочащие данные о компании «Роснефть» или ее руководителей». «Напротив, данная компания действовала квалифицированно, и в этой связи 19% компании были проданы двум инвесторам», — Евгений Резник. По его словам, истец обратился в суд не за восстановлением своих прав, а лишь для того, чтобы «причинить вред ответчикам».«Сделка по продаже проведена и проведена великолепно. То, что мы писали, по сути реализовалось. В чем порочащий характер, мы не понимаем», — недоумевал юрист.

Его коллега, адвокат Денис Товкайло (он представлял в суде интересы своего младшего брата, журналиста Максима Товкайло) заявил, что даже лингвистическое заключение истца гласит: никакого негатива в статье РБК нет, а он присутствует только в одном высказывании телеведущего. «Телепередача же отличалась от статьи в газете», — заметил он, добавив, что никаких негативных последствий от публикации для «Роснефти» не наступило.

Юрист заявил, что в случае удовлетворения иска решение будет неисполнимым, так как для выплаты компенсации его доверителю потребуется 2,5 тысячи лет. К таким выводам адвокат пришел, разделив сумму заявленных требований в 3 млрд рублей на доход его брата, составляющий 120 тысяч рублей в месяц. Его поддержал еще один представитель Тимофея Дзядко и Людмилы Подобедовой, адвокат Алексей Мельников. Он настаивал, что заявленные требования неразумны и несправедливы. «Они прямо направлены на закрытие РБК, банкротство и невероятные проблемы для журналистов», — был уверен он. По мнению юриста, данный процесс призван показать, что «про «Роснефть» плохо писать нельзя». «Либо хорошо, либо — ничего», — полагает он. Позиция ответчиков также заключалась в том, что в статье было изложено мнение, а не утверждение о фактах. Мнение же, по закону, не подлежит опровержению.

Юрист привел данные о судебной практике российских судов, а также Европейского суда по правам человека. Так, по его словам, средняя сумма компенсации за смерть человека составляет в России 100 тысяч рублей, в ЕСПЧ — десятки тысяч евро. «Почему мы должны платить за последствия, которые не наступили?» — такой вопрос задал суду Мельников.

В ходе слушания журналист Людмила Подобедова просила вызвать на процесс для допроса в качестве свидетеля пресс-секретаря «Роснефти» Михаила Леонтьева, которому она звонила за четыре дня до выхода статьи, чтобы получить комментарии о полученной репортерами информации, но он отказался их дать. «Я утверждаю, что свою работу я делала добросовестно», — сказала Подобедова. Однако суд ее ходатайство отклонил.

Представитель «Роснефти», в свою очередь, заявил, что исковые требования являются обоснованными. Он пояснил, что большая сумма иска обусловлена репутационными стандартами компании и «высокой нематериальной стоимостью РБК и причиненного ею ущерба». Юрист «Роснефти» отметил, что аудиторией телеканала РБК являются жители России, стран СНГ и зарубежья и она насчитывает 102 млн человек. «Ядро аудитории представляет бизнес-сообщество, 28% являются руководителями и владельцами бизнеса, а 56% — состоятельными людьми», — указал он. По словам представителя нефтяной компании, в публикации был назван один из крупнейших контрагентов «Роснефти» — компания BP. «Нам пришлось приложить немало усилий, чтобы нивелировать данную информацию и подтвердить, что никаких шагов относительно BP не было», — сказал представитель истца. Он настаивал, что журналисты не проверили достоверность имеющейся у них информации, и что нужно «отвечать за поступки, которые совершены». Юрист сообщил, что 3 млрд рублей, которые предприятие просит взыскать, это 0,49% от стоимости деловой репутации, которая, по данным Google, составила примерно 635,8 млрд рублей. При этом, как заявили ответчики, гудвилл компании по итогам 2015 года, согласно ее официальной отчетности, составлял 227 млрд рублей.

Для того, чтобы принять решение, судье Убуше Болдунову потребовался почти час. Пока он находился в совещательной комнате, стороны с нетерпением ждали исхода дела. «Сегодня День Конституции, и мы хотим его отметить справедливым решением», — делился своими надеждами Евгений Резник и оказался не так уж не прав.

После окончания процесса журналисты РБК завили, что хоть и рады небольшой сумме компенсации, однако считают приятое решение несправедливым и, скорее всего, его обжалуют. «Мы по-прежнему считаем: то, что мы написали, было правдой, и верим своим источникам», — сказал Business FM Тимофей Дзядко. По его словам, то, что суд снизил сумму заявленных требований в десятки тысяч раз, «не может не радовать». «Это говорит о том, что не будет репрессий и не будут закрывать РБК. Но это не значит, что мы возьмем и просто так согласимся с этим решением», — заметил журналист. По его словам, с возможностью подать апелляцию ответчики определятся уже после того, как изучат полный текст судебного акта (сегодня судья огласил только его резолютивную часть — Business FM).

В свою очередь, Алексей Мельников признался, что ответчики опасались наихудшего варианта развития событий, учитывая «серьезность личности истца». По его словам, размер компенсации, которую постановил выплатить суд, похож на то, что решение суда было вынесено «в рамках правового поля». «При этом мы считаем, что вообще не было оснований для удовлетворения иска. Поэтому у нас смешанные чувства. В любом случае, это не 3 млрд рублей и это прекрасно», — признался представитель журналистов.

7 декабря «Роснефтегаз» (владелец 75,16% акций «Роснефти») и консорциум, состоящий из суверенного фонда Qatar Investment Authority, а также ведущего сырьевого производителя и трейдера Glencore, подписали соглашение по продаже 19,5% акций «Роснефти». Ожидается, что это принесет в казну России 710,8 млрд рублей.

Рекомендуем:

Фотоистории

Актуальные темы: