16+
Пятница, 24 ноября 2017
  • BRENT $ 63.53 / ₽ 3701
  • RTS1166.09
9 марта 2017, 07:01 Право

Два политических дела в судах: поможет ли Соколову и Панфилову «оттепель»?

Лента новостей

Рассмотрение дел корреспондента РБК и активиста Болотной происходит на фоне освобождения фигурантов других резонансных процессов. Есть ли шансы на смягчение им приговора?

Фото: depositphotos.com

В четверг московские суды будут рассматривать два громких политических дела. Перед Тверским судом предстанет корреспондент РБК Александр Соколов. А в Замоскворецком — судят участника событий на Болотной площади Максима Панфилова. Астраханского активиста задержали в 2016 году в своей квартире. Его, как и других фигурантов «болотного дела», обвиняют в насилии по отношению к представителю власти. Оппозиционер, по версии следствия, сорвал с омоновца шлем, причинив полицейскому физическую боль.

Журналист РБК Александр Соколов, по данным следователей, участвовал в деятельности экстремистской организации. А именно — администрировал ее сайт. Так совпало, что оба процесса идут на фоне того, что политологи даже назвали «оттепелью». На свободу выходят фигуранты других громких политических дел. Дает ли это шансы Соколову и Панфилову, рассуждает директор центра социально-политических исследований и программ Сергей Поляков:

Сергей Поляков директор центра социально-политических исследований и программ «Система вертикали власти очень чутко реагирует на так называемые сигналы из Кремля. Те три дела, которые буквально за последнюю неделю произошли, должны воспринять как недвусмысленный сигнал к тому, что по делам такого рода, в которых замешаны, скажем так, политические моменты, у высшего руководства страны позиция изменилась — с достаточно жесткой на более мягкую. Я думаю, что позиция суда будет значительно мягче».

Все произошло буквально за считанные дни. В конце февраля освободили активиста, нарушившего закон о митингах, Ильдара Дадина. Затем, накануне 8 марта, сначала отменили приговор Евгении Чудновец, а потом помиловали Оксану Севастиди. Первую осудили за репост видеоролика, вторую за смс грузинскому знакомому о российской военной технике, идущей в сторону Абхазии в 2008 году. И эти истории на декабрьской пресс-конференции комментировал Владимир Путин, пообещав лично разобраться. Причем, по поводу осужденной за госизмену Севастиди президент сказал: «она написала то, что все видели». Но тогда же Путин высказался и по поводу корреспондента РБК Соколова: «не все там так просто». Политолог Павел Салин уверен, что дела Соколова и Панфилова принципиально отличаются от других политических дел, закончившихся «хэппиэндом».

Павел СалинПавел Салин директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ «Власть ранее посылала сигналы, что приговоры Чудновец и Дадина избыточны. Когда правоохранительная система начала игнорировать эти прямые указания, для власти было делом чести сделать, чтобы ситуация де-юре соответствовала каким-то сигналам, которые она посылает. Если Владимир Путин даже послал сигнал на то, что что-то есть в деле, то здесь система сыграет на то, чтобы подтвердить свою правоту, сохранить честь мундира».

Есть и еще одна существенная разница. Евгению Чудновец и Ильдара Дадина осудили по новым законам, принятым в течение последних пяти лет: репосты и нарушение правил митингов. За подобные инициативы Госдума в свое время получила очень нелестное для себя прозвище. А сейчас парламент неожиданно прозрел, и Владимир Жириновский называет закон о репостах «сверхдурацким». А вот Соколова и Панфилова судят по классическим, давно обкатанным и принципиально важным статьям УК. Здесь система обычно ни при каких обстоятельствах осечек не дает.

Рекомендуем:

  • Фотоистории