16+
Воскресенье, 22 октября 2017
  • BRENT $ 57.94 / ₽ 3330
  • RTS1134.45
21 марта 2017, 00:24 Компании

Глава Intesa: «Сначала санкции снимут США, а потом — Европа»

Лента новостей

Антонио Фаллико сказал, что лидеры европейских стран высказываются против санкций, но голосуют «за», и это противоречие надо разрешить. Также глава банка призвал не искать в сделке с «Роснефтью» конспирологию

Антонио Фаллико.
Антонио Фаллико. Фото: Александр Рюмин/ТАСС

Правительство Италии разрешило банку Intesa SanPaolo предоставить кредит на 5,2 млрд евро консорциуму в составе трейдинговой компании Glencore и катарского суверенного фонда Qatar Investment Autority (QIA) на покупку пакета акций «Роснефти». Комиссия по финансовой безопасности итальянского правительства пришла к выводу, что предоставление кредита не нарушает санкции ЕС в отношении России, сообщает Reuters.

Председатель совета директоров банка Intesa Антонио Фаллико заявил, что продажа «Роснефти» не прошла бы международную проверку, если бы там было что-то не так. Об этой сделке, а также об особенностях российско-итальянских отношений в рамках семинара «Искусство инноваций» председатель совета директоров банка Intesa Антонио Фаллико рассказал Business FM:

На семинаре прозвучало, что товарооборот между Россией и Италией хоть и снизился, однако в начале 2017 года началось оживление. С чем это связано?
Антонио Фаллико: Должен сказать, что данное повышение носит достаточно умеренный характер. Оно отметилось в январе. Это, прежде всего, вызвано тем, что в России практически прекращается стагнация, то есть даются позитивные сигналы экономического роста. И, таким образом, продукция сектора одежды, мебельного сектора, а также электротовары имеют улучшение показателей. Я думаю, на них санкции сильно не повлияли. В агропромышленном секторе некоторая продукция показала рост в продажах, но речь не идет о продукции, которая входит в санкционный режим. Это что касается российского импорта. Что касается экспорта, то в 2016 году Италия импортировала более 2 млрд кубометров газа. Но это все было вызвано погодными, климатическими факторами.
Холодная зима...
Антонио Фаллико: Да, холодная зима. Но если санкции не будут сняты, я думаю, мы не сможем вернуться к показателям по экспорту 2013 года, когда последний составлял 11 миллиардов, а сегодня он составляет 6 миллиардов.
По поводу санкций. Мы знаем позицию Италии, вашу личную позицию. В Италии на семинаре говорили, что в 2018 году, возможно, санкции снимут. Это мнения или настроения?
Антонио Фаллико: Сложно ответить на этот вопрос. Потому что по неофициальным источникам, практически все лидеры европейских стран высказываются против санкций, но когда речь заходит о голосовании, они голосуют «за». Поэтому речь идет о таком противоречии, которое рано или поздно нужно будет разрешить. Я думаю, что сначала санкции снимут американцы, после чего европейцы. Я надеюсь, что американская администрация будет в этом заинтересована и через несколько месяцев снимет санкции.
По поводу газовых взаимоотношений. Сейчас Россия пытается построить новый газопровод — южный, турецкий. И одновременно строится северный газопровод. И к нему Европа относится мягче, чем к южному. Что позволено Германии, не позволено Южной Европе?
Антонио Фаллико:К сожалению, полностью правы. Потому что Германия, которая внесла огромный вклад в то, чтобы Европа ввела санкции против России, 2 года назад подписала достаточно втихую соглашение о реализации «Северный поток — 2». И таким образом они для себя гарантируют газовый хаб на протяжении следующих многих лет. Как вы знаете, многие премьер-министры европейских стран, среди них был в то время премьер-министр Италии Маттео Ренци, протестовали против данных санкций. Но этот протест под собой не имел твердых мотивов, потому что многие наши компании были приглашены к участию в строительстве «Северного потока — 2», как например «Эни», а потом были вынуждены выйти из проекта. То есть мы сами были причиной наших несчастий.
Банк Intesa в России существует много лет. И мы знаем, что когда-то, благодаря этому банку Россия начала строить газопроводы. Есть ли у вас планы по расширению российского бизнеса?
Антонио Фаллико: Конечно же, мы заинтересованы в расширении нашего бизнеса в России. Наша модель близка к моделям тех банков, которые принимают решения о крупном финансировании через основной материнский банк. У нас есть, естественно, и местный локальный банк, который в основном занимается малыми и средними предприятиями. Но все крупные финансирования мы производим через Милан, Лондон и Нью-Йорк. И мы всегда говорили, что мы заинтересованы в осуществлении крупных финансовых сделок, и, конечно же, ни для кого не является тайной, что мы готовы участвовать в финансировании как «Северного потока — 2», так и «Турецкого потока» и таким образом работать с «Газпромом», но все через материнский банк. Как мы сделали и во время сделки по приватизации 19,5% акций «Роснефти».
Одно из ваших последних заявлений о том, что идет кампания по дискриминации этой сделки и что она была очень транспарентна. Давайте поставим точку, что касается то ли участия, то ли неучастия российских банков в этой сделке.
Антонио Фаллико: Я все время делаю ссылку на слова Игоря Сечина. Но не потому, что я не хочу высказывать собственного мнения. Потому что он объективно рассказывает, какова ситуация де-факто. По транспарентности, по важности эта операция является образцовой операцией. Что могу сказать я, находясь внутри данной ситуации. Операция прошла «комплаенс»: американский, европейский и итальянский. И если бы там что-то было не так, этот «комплаенс» сделка бы никогда не прошла. Поэтому мы очень удовлетворены тем фактом, что сделка осуществлена. Я могу также повторить слова президента Российской Федерации, который тоже сказал, что это была полностью образцовая сделка, крупнейшая за 2016 год и за 2017 год. Когда я говорил о дискриминации, чем это было вызвано: я часто читаю газеты, как российские так и не российские. И, скажем так, что обычно в подобных газетах ищут конспирологию, что-то, чего не было, но где-то там они что-то изыскивают. А поскольку я коммерсант по своей профессиональной деятельности, я думаю, это вызвано тем, что кто-то просто не выиграл тендер. Потому что тендер был проведен, и наш банк не просто с улицы пригласили для проведения этой сделки, а мы выиграли тендер.
Понимаете, переживают-то не из-за этого. Переживают из-за того, что Россия сама могла профинансировать эту сделку.
Антонио Фаллико: Очень большая ошибка. Нужно понять два элемента. Там не было никаких банков, которые что-либо купили. Там два основных участника, акционера. Во-первых, «Гленкор», один из самых крупных в мире нефтегазовых трейдеров. И катарский фонд, который профинансировал эту сделку не только в финансовых интересах, но и для того, чтобы создать синергию в энергетическом секторе. И нужно сказать, что эти инвесторы много провели работы, непросто все было. Для того чтобы провести подобную операцию, нужно иметь специальные отношения. У этих инвесторов такие отношения были.

Группа Intesa приняла решение о предоставлении кредита 9 декабря 2016 года, однако Комиссия по финансовой безопасности итальянского правительства начала рассмотрение решения только в 2017 году, поскольку в середине декабря 2016 года в Италии приведено к присяге новое правительство во главе с Паоло Джентилони. Предварительное одобрение предоставления займа выдано в начале марта. В январе банк Intesa заявил, что предоставит кредит в размере до 5,2 млрд евро консорциуму Glencore и QIA на покупку 19,5% акций «Роснефти». Glencore и QIA 3 января заявили о закрытии сделки за 10,5 млрд евро.

Рекомендуем:

  • Фотоистории