16+
Суббота, 21 октября 2017
  • BRENT $ 57.94 / ₽ 3330
  • RTS1134.45
5 июня 2017, 14:46 Право

«Позорный приговор»: библиотекарю Шариной дали четыре года условно

Лента новостей

Бывший директор Библиотеки украинской литературы Наталья Шарина получила четыре года лишения свободы условно за экстремизм и растрату. Несмотря на мягкое наказание, защита назвала приговор суда «позорным» и заявила о намерении его обжаловать

Бывший директор Библиотеки украинской литературы Наталья Шарина, обвиняемая в экстремизме и растрате, во время вынесения приговора в Мещанском суде.
Бывший директор Библиотеки украинской литературы Наталья Шарина, обвиняемая в экстремизме и растрате, во время вынесения приговора в Мещанском суде. Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Четыре года лишения свободы условно — такое наказание назначил Мещанский суд Москвы бывшему директору Библиотеки украинской литературы Наталье Шариной. Она получила судимость за разжигание межнациональной розни между российским и украинским народами, а также растрату 2,1 млн рублей.

Оглашение приговора, назначенное на половину десятого утра, началось с опозданием почти на полчаса и заняло два часа. Судью Елену Гудошникову не было видно за толпой репортеров, которые заполонили весь зал. Служительница Фемиды запомнилась тем, что год назад приговорила к штрафу в полмиллиона рублей художника Петра Павленского, который поджег дверь здания ФСБ на Лубянке.

59-летняя Наталья Шарина слушала приговор вместе с адвокатами Евгением Смирновым и Иваном Павловым. Она была одета в белую рубашку традиционного украинского покроя, но без вышивки, и в суд пришла без вещей: ранее прокурор Людмила Баландина запросила для нее пять лет лишения свободы условно, поэтому была велика вероятность того, что в колонию библиотекаря не отправят.

Суд согласился с версией обвинения в том, что подсудимая в 2011-2015 годах совершила возбуждение национальной ненависти и вражды между русским и украинскими народами (ст. 282 УК РФ), а также «из корыстных побуждений умышленно» растратила (ч. 3 ст. 160 УК РФ и ч. 4 ст. 160 УК РФ) в общей сложности 2 млн 100 тысяч рублей.

Экстремистская литература и оплата труда адвокатов

Первый пункт обвинения был связан тем, что в возглавляемой ею Библиотеке украинской литературы нашли 24 запрещенных материала, в частности, признанную экстремистской литературой книгу украинского публициста, бойца батальона «Шахтерск» Дмитрия Корчинского «Война в толпе», труды Дмитрия Павлычко «Голод в Украине 1946-1947. Документы и материалы», «Книгу памяти», «Время поэзии» и «Голоса моей жизни», детский иллюстрированный журнал «Барвинок», а также песню-марш запрещенной Верховным судом России украинской националистической организации УНА-УНСО («Украинская национальная ассамблея — Украинская народная самооборона»). Последняя, как установила экспертиза, содержит «призывы к вооруженной борьбе».

Второй пункт обвинения включал два эпизода. Он касался оплаты труда адвокатов и фиктивного трудоустройства в маленькую библиотеку на должность юрисконсультов сразу двух человек. Их зарплата составляла почти 100 тысяч рублей ежемесячно. За счет нее, по версии следствия, Шарина и покрыла труд защитников, которые представляли ее интересы в 2010-2011 годах по аналогичному делу об экстремизме (впоследствии оно было прекращено).

Подсудимая отрицала вину. Она заявила, что занималась в библиотеке управленческой и административно-хозяйственной деятельностью, «а непосредственно с читателями не работала». Кроме того, Шарина сообщила, что не владеет украинским языком, на котором написаны запрещенные книги.

Отрицала она и факт хищений. Ее адвокаты настаивали на том, что труд защитника Александра Якима, который в 2010 году ходил с Шариной на допросы, был правомерно оплачен из бюджетных средств, так как претензии возникли к служебной деятельности библиотекаря. По их словам, размер гонорара адвокату был «согласован с Минкультуры».

Также подсудимая и ее защитники отрицали факт фиктивного трудоустройства юристов — сожительницы ее другого адвоката Романа Карпинского Шмелевой и его знакомой Пустоваловой. То, что их никто не видел на рабочем месте, фигурантка объяснила неполным рабочем днем юрисконсультов, а также тем, что им не было нужды ежедневно бывать на работе. Кстати, в суде девушки признались, что работала на самом деле лишь одна из них. Они не стали ставить Шарину об этом в известность.

Смягчающие обстоятельства

Однако суд не принял эти аргументы. Доводы подсудимой судья сочла «неубедительными, надуманными и вызванными стремлением избежать уголовной ответственности». В приговоре говорилось, что причастность Шариной к преступлениям подтверждается, в частности, протоколами выемок и показаниями свидетелей. Последних суд предупреждал об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Они сообщили, что директор владела украинским языком в достаточной степени, а данные на электронных носителях, которые были изъяты у Шариной, свидетельствуют о том, что она знала, какой литературой была укомплектована библиотека. По мнению судьи, в ходе процесса не было представлено ни единого доказательства того, что юрисконсульты хоть как-то участвовали в работе учреждения.

При назначении наказания суд учел возраст и состояние здоровья Шариной, а также состояние здоровья «ее родственников», наличие у фигурантки грамот и благодарностей. Все это, а также тот факт, что подсудимая с 20 октября 2015 года находилась под домашний арестом, Елена Гудошникова сочла смягчающими обстоятельствами и решила, что исправление библиотекаря возможно «без изоляции от общества».

В ходе судебного разбирательства Библиотека украинской литературы, которая была признана по делу потерпевшей, предъявила иск к подсудимой на сумму 2,4 млн рублей. В него истец включил выплаченные юристам гонорары вместе с налоговыми отчислениями. Впрочем, чистый ущерб от действий Шариной следствие оценило в меньшую сумму — 2,1 млн рублей. Судья решила не вдаваться в расчеты. Она оставила за потерпевшим право на удовлетворение иска, передав решение вопроса о его размере на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. Прокуратура осталась довольна исходом дела. Назначенное подсудимой наказание гособвинитель Людмила Баландина назвала «соразмерным содеянному».

Когда отзвучал приговор, Наталья Шарина заявила, что он ей непонятен. Особенно библиотекарю было неясно, почему ее осудили по экстремистской статье. «Мне казалось, что за семь месяцев, что длилось разбирательство, ни один из свидетелей не привел фактов, какие конкретные действия я совершила», — сказала она.

Бывший библиотекарь отметила, что ни в читальном зале, ни в абонементах не было книг, которые перечислил суд: возможно, они и хранились где-то в запасниках, но не были на виду. Впрочем, осужденная была уверена в том, что из 24 вменявшихся ей экстремистских материалов 16 были подброшены в ходе обысков оперативниками.

Суд над ней Шарина назвала политическим. «Само гособвинение в своей речи признало, что это был политический процесс», — сказала она, добавив, что 35 лет проработала в профессии и разочарована случившимся. По ее словам, сейчас библиотека, созданная правительством Москвы и некогда даже упомянутая в речи Владимиром Путиным, практически разрушена. «Мне жалко библиотеку. Ее, по сути, нет. Все фонды вывезены и упакованы», — сказала осужденная.

В этом году Шариной исполнится 60 лет. Она больше не будет работать и планирует выйти на пенсию. Тем временен ее адвокаты намерены обжаловать приговор суда, а при необходимости дойти до Европейского суда по правам человека. «Это дело — Клондайк нарушений с точки зрения европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод», — заявил защитник Иван Павлов. Он отметил, что пока «позорный для России» приговор не вступил в законную силу.

В том, что «правосудие не состоялось», Иван Павлов не видит ничего страшного. «Есть что-то поважнее правосудия — это свобода. Сегодня Шарина обрела свободу и впервые за год и семь месяцев сможет погулять больше двух часов, установленных ей домашним арестом, или навестить родственников», — отметил юрист.

Рекомендуем:

  • Фотоистории