16+
Вторник, 25 сентября 2018
  • BRENT $ 81.39 / ₽ 5359
  • RTS1162.98
21 июня 2017, 15:09 Право

Обвиняемый в убийстве Немцова: «Я чист, как слеза ангела!»

Лента новостей

В военном суде сказали последнее слово пятеро обвиняемых в убийстве оппозиционера Бориса Немцова. Они уверяли, что не причастны к преступлению, и обвинили в смерти политика ФСБ. «Это был очень мужественный человек, за это мужество его и убили», — заявил один из подсудимых Анзор Губашев

Фигуранты по делу об убийстве Немцова Темирлан Эскерханов, Шадид Губашев и Хамзат Бахаев (слева направо).
Фигуранты по делу об убийстве Немцова Темирлан Эскерханов, Шадид Губашев и Хамзат Бахаев (слева направо). Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Пятеро обвиняемых в убийстве оппозиционера Бориса Немцова 21 июня выступили в Московском окружном военном суде с последним словом. Все они заявили о своей невиновности и просили присяжных вынести оправдательный вердикт. «Чеченцы в спину не стреляют», — так обосновал свою непричастность к преступлению предполагаемый киллер Заур Дадаев.

Последнее слово подсудимые должны были произнести вечером 20 июня, однако попросили отложить заседание на следующий день, сославшись на усталость. В полном составе фигуранты появились в зале суда после некоторого перерыва. 11 апреля судья Юрий Житников удалил с процесса братьев Анзора и Шадида Губашевых, а 31 мая — Темирлана Эскерханова за нарушение порядка судебного заседания.

Первым к присяжным c последним словом обратился подсудимый Хамзат Бахаев. Он предупредил, что не будет утомлять их «долгим разговором». «Да, произошло ужасное убийство, нет оправдания этому. Но ужасно и то, что с такой легкостью могут обвинить человека в убийстве», — сказал он.

Подсудимый заявил, что о смерти Бориса Немцова узнал на следующий день после случившегося 28 февраля 2015 года по телевизору. «Я находился у себя дома, проснулся в обед и увидел по телевизору в новостях. Ни до 28 февраля, ни после я не знал, кто это, и к этому убийству не причастен», — заверил подсудимый.

По мнению Бахаева, за девять месяцев судебного процесса его непричастность к преступлению «была установлена совокупностью доказательств». «Когда выбирали суд присяжных, я знал, что вы, обычные граждане страны, восстановите справедливость, которая была нарушена в отношении меня, — cказал он присяжным. — От вас зависит жизнь моей семьи и моих детей, которые даже важнее, чем я сам. Бог вам в помощь».

Следующий подсудимый Шадид Губашев оказался словоохотливее — он говорил довольно долго. Подсудимый утверждал, что он, как и его старший брат Анзор, дал признательные показания «под диктовку сотрудников ФСБ». Само убийство фигурант назвал «политическим». Шадид Губашев утверждал, что у него, обычного водителя «КамАЗа», который занимался в Подмосковье грузоперевозками, не было причин убивать оппозиционера. «Это был политик, а я простой человек. Какой отношение может иметь к этому камазист? — недоумевал подсудимый. — Какая мне разница, сколько мне дадут? Но это политическое убийство, ФСБ диктовала то, что я и мой брат говорили».

Шадид Губашев заявил, что на него «повесили жестокое, зверское убийство». «Прямо перед Кремлем, охраняемым всей страной, убивает камазист!» — иронизировал он над доводами следствия. Подсудимый подверг критике доказательства обвинения, обвинив следствие в фальсификации доказательств, а сотрудников спецслужбы — в краже у него денег. «У меня были 50 тысяч или 60 тысяч рублей — все обчистили, — посетовал он. — Десять рублей в кармане у брата оставили. Дома у мамы и брата все подчистили. Говорят, что я нуждался в деньгах. А получается, что сотрудники ФСБ нуждаются в деньгах». Как он добавил, несмотря на показания его матери о том, что по возвращении из Москвы у сыновей было 600 тысяч рублей (на них те якобы собирались купить участок), эти деньги так и не нашли.

Подсудимый принес извинения перед родными погибшего за то, что дал признательные показания, и просил представителей потерпевших передать его соболезнования матери и детям Бориса Немцова, которые сами не приехали на процесс.

Выступление его старшего брата Анзора выдалось также очень эмоциональным. В первую очередь он попросил поблагодарить мать Немцова. «Я бы хотел, чтобы вы передали матери убитого человека огромное спасибо за то, что она вырастила такого мужественного сына», — начал он. Анзор Губашев подчеркнул, что ранее слышал о Немцове, но не знал его. Узнать же о погибшем по-настоящему он смог только находясь в клетке. По словам подсудимого, сидя в СИЗО, он прочел книгу политика «Исповедь бунтаря», в которой тот критиковал власть. «Это был очень мужественный человек, за это мужество его и убили. Прошу вас передать спасибо матери и извиняюсь, что в моих показаниях было всякое», — сказал он.

Фигурант уверял, что был вынужден «оговорить себя» и нелицеприятно высказаться в адрес Немцова, после того как сотрудники ФСБ «похитили» его в Ингушетии 6 марта 2015 года. «Я по шариату и всем законам готов нести ответственность за все, что говорил. Я был вынужден давать показания под диктовку, так как я не видел других вариантов, поэтому и говорил это в адрес Немцова», — оправдался подсудимый.

Четвертый подсудимый, Темирлан Эскерханов, рассказал, что 13 лет отдал стране, отработав в системе МВД. «Я верил в систему, суды, правосудие. Но в последнее время, когда узнал, что без разбора сажают людей, я перестал доверять государству. Я доверяю вам», — обратился он к присяжным.

Эскерханов отметил, что его обвинили в «страшном преступлении». «Но, клянусь Аллахом, я этого не делал», — заверил он. Подсудимый сказал, что виноват лишь в том, что он чеченец. «Но извините, я такой родился. Я никогда не страдал бандитизмом, вымогательством. Я глубоко верующий человек, я до сих пор в шоке и до сих пор в себя не пришел, — сказал он. — За эти два года я нормальных два-три сна увидел. Я вам клянусь, что не совершал преступление. Я чист, как слеза ангела». Он пообещал присяжным при необходимости поклясться на Библии или Коране. «Прошу вас, не берите грех на душу», — завершил он свое выступление.

Последним выступал предполагаемый киллер Заур Дадаев. Он также заявил о своей невиновности, отметив, что «чеченцы не стреляют в спину». «Если есть претензии, то мы человеку их предъявляем, есть кровная месть. Мы не тот народ, чтобы за спиной кого-то убивать», — уверял фигурант. Оказалось, что Дадаев также прочел книгу Бориса Немцова. Упомянув о ней, он отметил, что политик был против беззакония, «такого беспредела, который происходит в судебном заседании».

При этом Дадаев вновь открестился от своих изначальных признательных показаний. «Мне было очень стыдно за свои показания, за малодушие. Может, я пожалел своего брата Шадида Губашева», — сказал он. Подсудимый отметил, что если бы он был преступником, то не стал бы боевым офицером, который был награжден орденом Мужества и «прошел огонь, воду и медные трубы».

Дадаев не оставил без внимания и доводы представителей потерпевших, которые высказали мнение о причастности главы Чечни Рамзана Кадырова к подготовке убийства. «Вас интересует один Кадыров. Но на одном человеке республика не строится. Мы не бараны, чтобы один баран стадо портил. Мы приехали в Москву не для того, чтобы совершать преступление, а чтобы жить», — сказал он.

После этого в заседании был объявлен перерыв до 14:00 22 июня. Ожидается, что в этот день суд сформирует опросный лист для присяжных. В среду суд зачитал 26 вопросов, на которые предстоит ответить присяжным, и дал время сторонам на то, чтобы те могли представить свои возражения. После обсуждения и утверждения опросного листа суд произнесет напутственное слово, и жюри удалится в совещательную комнату на вынесение вердикта. В среду же суд по ходатайству обвинения продлил срок ареста обвиняемым до 2,5 года — до 30 сентября.

На скамье подсудимых оказались пять уроженцев Чечни: заместитель командира батальона «Север» Внутренних войск МВД Чечни Заур Дадаев, который, как считает следствие, и застрелил Немцова, его двоюродные братья Анзор и Шадид Губашевы, еще один родственник предполагаемого убийцы Хамзат Бахаев, а также бывший сотрудник полиции Темирлан Эскерханов. Всем им вменяется совершение убийства по найму в составе организованной группы, а также незаконное приобретение, ношение, перевозка и хранение огнестрельного оружия (п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 3 ст. 222 УК РФ). Обвинение считает, что подсудимые совершили преступление из корысти: им обещали заплатить не менее 15 млн рублей. Судебный процесс длится с октября 2016 года.

По версии следствия, роль киллера взял на себя Заур Дадаев. Именно он 27 февраля 2015 года в 23:31 на Большом Москворецком мосту в Москве расстрелял из пистолета сопредседателя партии ПАРНАС, депутата Ярославской областной думы Бориса Немцова. От пяти пулевых ранений политик погиб на месте. Остальные подсудимые, согласно обвинению, способствовали подготовке преступления, следили за Немцовым и помогли киллеру скрыться. В частности, Анзор Губашев выполнял роль водителя в день убийства.

Ранее в ходе прений сторон гособвинитель Мария Семененко заявила о доказанности вины пятерых фигурантов и призвала присяжных вынести обвинительный вердикт. В свою очередь, адвокаты просили оправдать их подзащитных. Они утверждали, что в деле нет прямых доказательств — только косвенные.

Представители потерпевших, которыми признаны четверо детей Бориса Немцова, пришли к выводу о доказанности вины четверых из пяти фигурантов — всех кроме Хамзата Бахаева. Представитель старшей дочери оппозиционера Жанны Немцовой адвокат Вадим Прохоров в репликах 20 июня заявил о причастности к организации преступления ряда чеченских силовиков, а также президента Чечни Рамзана Кадырова. Юрист считает, что глава республики должен написать явку с повинной.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию