16+
Понедельник, 20 ноября 2017
  • BRENT $ 62.62 / ₽ 3700
  • RTS1132.45
13 сентября 2017, 19:52 Стиль жизниКино

«Православный экстремизм» вокруг «Матильды». Почему нет официальной позиции РПЦ?

Лента новостей

Политолог Константин Симонов прокомментировал Business FM ситуацию вокруг фильма режиссера Учителя. По его мнению, государство в разных формах само в чем-то поощряет «православный экстремизм», а заявление РПЦ в данной ситуации было бы серьезным аргументом

Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

История вокруг «Матильды» принимает неприятные формы, заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Он добавил, что экстремизм и давление на кинотеатры абсолютно неприемлемы. Отвечая на вопрос, ответственна ли за происходящее депутат Госдумы Наталья Поклонская, представитель Кремля заметил, что не стал бы в данном случае говорить о чьей-то персональной ответственности. «Дискуссии — это одно, а проявления экстремизма — это уже совсем другое», — пояснил он.

Депутаты Госдумы Оксана Пушкина и Ирина Роднина обратились в МВД и ФСБ с просьбой проверить «вакханалию хулиганов и экстремистов», радикально выступающих против «Матильды». С жестким заявлением выступил и министр культуры. Он в том числе высказался и о возможной роли госпожи Поклонской, которая, по словам Мединского, «затевает и поддерживает этот гвалт». А вот спикер Госдумы Вячеслав Володин за Поклонскую заступился. Сегодня он заявил: «Без наличия весомых доказательств нельзя усматривать прямую связь между позицией депутата Натальи Поклонской и действиями противников кинофильма Алексея Учителя «Матильда». Это очень серьезное обвинение».

Почему реакция на этом уровне последовала только после того, как экстремисты реально напугали бизнес? Об этом Business FM поговорила с генеральным директором Фонда национальной энергетической безопасности Константином Симоновым:

Константин Симонов: Проблема эта сложнее, чем мы думаем. Почему? Потому что, с одной стороны, государство в разных формах само в чем-то поощряет такого рода православный экстремизм. И получается, что в этом есть определенный смысл, с точки зрения устроителей «русского мира» и так далее. И мы видим достаточно знаковые истории. Возьмите тот же Исаакиевский собор, дело решается в пользу РПЦ и тоже вызывает довольно серьезную общественную дискуссию. Как тот же Исаакий, фильм вызывал дискуссию, безусловно. И государство все-таки встает на сторону РПЦ, и все это тоже провоцирует довольно агрессивное поведение наиболее радикальных сторонников РПЦ. Я это говорю к тому, что в части случаев государство все-таки видит в этом определенный смысл, но этим же процессом нужно управлять, потому что, когда экстремизм выходит из-под контроля, не важно какой — православный, мусульманский, он создает серьезную угрозу для системы. Это ясно. И вот сейчас, я думаю, что, когда казалось, что эта история управляема, к этому не было такого внимания и такого волнения. А потом, когда эта история уже приобрела серьезные масштабы и Поклонская, сама того не желая, стала неким символом этого православного радикализма, вот тут уже начали задумываться. Вопрос — не поздно ли все это произошло? И то, что Мединский так прореагировал, мы видим, что государство осознало, что все-таки процесс уже становится не совсем управляемым. А вот если он станет совсем неуправляемым, это будет уже проблемой для государства.

Если бы Церковь в лице патриарха или официального представителя что-то сказала, выступила, может быть, это бы разрешило ситуацию? Почему такого заявления тогда нет?

Константин Симонов: Вы справедливо замечаете, что, возможно, если бы официальные представители Церкви сделали какое-то примирительное заявление, конечно, я думаю, это был бы серьезный аргумент. Но понимаете, в чем дело. Ведь, когда я говорил о том, что, когда собственно сама православная тематика начинает развиваться в такой гротескной форме, в чем-то для РПЦ эта история выгодна, потому что РПЦ тем самым становится довольно серьезным и значимым игроком. Церковь предъявляет государству достаточно серьезные требования. И мы видим, что Исаакий — только одна из этих историй. Таких историй гораздо больше. У РПЦ довольно серьезные есть амбиции. Все это проявляется и в таких формах, поэтому, если РПЦ отстранится от своих наиболее радикальных приверженцев, я не исключаю, что это вызовет вопросы и у других лиц, которые считают себя частью РПЦ. Поэтому я думаю, что здесь тоже вопрос — не переборщить и не выглядеть таким образом, что ты отказываешься от своих сторонников, хотя они приносят тебе определенную пользу.

Еще вот интересная ситуация вокруг Поклонской и Володина. Ведь многие говорят, что якобы Поклонская как депутат — это его проект. А тут приходится ему за нее чуть ли не отдуваться.

Константин Симонов: Ну, слушайте, вы что, всерьез думаете, что Володин отобрал всех 450 депутатов? И все это его проекты? Я думаю, что Володин все-таки как новый спикер чувствует ответственность. Не все это люди, которых он собрал. И в этом плане он просто чувствует — это моя точка зрения — определенную ответственность в целом за депутатский корпус и любого депутата он готов защищать. Но это не его, конечно, проект. Не его проект ни в коем случае.

Региональные кинотеатры продолжают получать письма с угрозами из-за предстоящего показа. Сибирская сеть «Артсайнс синема дистрибьюшн» получила подобное письмо, однако там не намерены отказываться от планов по показу картины, сообщил РИА Новости директор по рекламе сети Дмитрий Ким.

Письмо с требованием не показывать фильм Учителя получила и екатеринбургская компания «Континент Синема». В группе «Интересный Екатеринбург» в соцсети «ВКонтакте» пишут, что туда якобы прислали два письма, в которых говорится о «вреде» предстоящей премьеры и о неких «радикальных мерах», которые будут предприняты, если показ все-таки состоится. Что именно предпримут авторы посланий, не сообщается. В кассе екатеринбургского кинотеатра сказали, что отменять показ не планируют.

Рекомендуем:

  • Фотоистории