16+
Вторник, 16 октября 2018
  • BRENT $ 80.56 / ₽ 5274
  • RTS1163.55
15 сентября 2017, 13:32 Политика

Участник драки у дома Немцова: «Они хотели еще поглумиться. Я посчитал, что это невозможно оставить»

Лента новостей

Стычка, попавшая на видео, произошла между активистом националистического движения SERB Гошей Тарасевичем и адвокатом Ильей Новиковым

Табличка на фасаде дома, где жил политик Борис Немцов, на Малой Ордынке.
Табличка на фасаде дома, где жил политик Борис Немцов, на Малой Ордынке. Фото: Анвар Галеев/ТАСС

Обновлено 14:12

Адвокат Илья Новиков и активист SERB Гоша Тарасевич подрались возле дома Бориса Немцова. Инцидент произошел в Москве на Малой Ордынке, где жил убитый политик.

Как пишут СМИ, драка началась после того, как Тарасевич сорвал со стены дома плакат с изображением Немцова и надписью «Герои не умирают». Судя по размещенному в интернете видео, разнять адвоката и активиста пытается депутат Сергей Марков, а на мобильный телефон съемку ведет еще один активист SERB Игорь Брумель.

Business FM не смогла связаться с Гошей Тарасевичем — именно так называет себя лидер националистического движения SERB Игорь Бекетов. Как пишут СМИ, Тарасевич считает что слова «Герои не умирают» — это девиз запрещенного в России «Правого сектора». По его словам, Новиков первым подошел к нему и ударил его в спину, а муниципальный депутат Сергей Марков схватил активиста за руки. Тарасевич добавил, что ему удалось выхватить у Новикова биту и начать обороняться, а после драки у него «очень болит бок».

О том, как все произошло, радиостанции рассказал непосредственный участник событий Илья Новиков:

Илья Новиков: Мы с моим доверителем Сергеем Марковым — это председатель того дома, где жил Борис Немцов, и инициатор установки памятного знака в его честь — условились, что я буду представлять его интересы как раз против этих двоих граждан — Брумеля и Игоря Бекетова, который называет себя Гоша Тарасевич, поскольку это они украли памятных знак три дня назад со стены этого дома. Мы совершенно не предполагали, что мы с ними встретимся. Я подъехал к дому, увидел, что эти два человека находятся ровно возле того места, откуда они снимали табличку, и снимают какое-то видео. Они хотели, видимо, еще поглумиться. Ничего такого не планировали, но как только я увидел, что Тарасевич снимает со стены фотографию Бориса Немцова и начинает как-то кривляться с ней, показывать Брумелю в телефон, что он сейчас с ней что-то сделает, я посчитал, что невозможно это оставить как есть. Подошел к нему, потребовал, чтобы он мне вернул. В сети уже разошлось видео, на котором видно, что было дальше. Никто его битой не бил. Биту я держал в руках для острастки. Известно, что Тарасевич — это человек, который охотно идет на насилие. Мне хотелось показать ему, что в этот раз, если он кинется на меня, то не останется безнаказанным. Насколько я знаю, сейчас он жалуется и говорит, что его сильно избили, что у него все болит. Это не так. У нас есть два независимых видео, которые показывают, что там было, куда ему могло попасть и куда не могло попасть. Конечно, ни в какой бок попасть не могло. Во-вторых, после того как мы с ним пошли в отделение полиции писать объяснительные друг в отношении друга, он там еще три часа ходил по дежурной части и очень просил, чтобы ему дали направление к врачу. Я думаю, что если бы у него что-то болело, то он бы пошел к врачу не дожидаясь. В дальнейшем всей этой ситуацией будут заниматься мои адвокаты.
Я правильно поняла, они все-таки первые на вас напали?
Илья Новиков: Я потребовал, чтобы Тарасевич вернул мне эту фотографию. Он начал меня отталкивать. Я начал отталкивать его. Брумель в стороне это все снимал. Брумель вообще к этой истории имеет отношение только как оператор. А вот с Тарасевичем у нас действительно была стычка. Но эта стычка, судя по тому, что о ней пишут в новостях и социальных медиа, крайне преувеличена по своим масштабам.
А вы всегда с битой ходите? Просто все сейчас обсуждают юриста с битой.
Илья Новиков: Все водители в России делятся на тех, у кого в машине лежит бита, монтировка, и, может быть, небольшой процент тех, у кого клюшка для гольфа. Если биту мне в итоге не вернут, то, возможно, я переключусь на клюшки для гольфа.
А биту у вас конфисковали?
Илья Новиков: Биту у меня полицейские попросили посмотреть. Я не возражал, потому что в самом по себе владении битой ничего незаконного нет. Что они с ней сделали в дальнейшем, мы этим не особенно интересовались.

В Кремле считают, что вопрос о мемориальной доске на доме политика Бориса Немцова нужно решать с властями столицы, которые к такому диалогу готовы. Об этом заявил журналистам пресс-секретарь президента Дмитрий Песков

Дмитрий ПесковДмитрий Песков заместитель руководителя администрации президента — пресс-секретарь президента РФ «Можно сказать одно: этот вопрос стоит обсуждать с мэрией Москвы, потому что это исключительно прерогатива мэрии. Я не думаю, что в мэрии Москвы кто-то уходит от диалога или кто-то отказывает в диалоге тем, кто хотел бы его вести. Не предпринимать каких-то волюнтаристских действий, а сначала обсуждать это с руководством города, в котором мы живем».

Ранее анонимный источник в мэрии заявил «Интерфаксу», что «установка таблички в память о Борисе Немцове на фасаде дома — это нарушение закона, однако конфликтной ситуации можно избежать, если разместить мемориальную доску внутри подъезда». Своим мнением по этому поводу с Business FM поделился журналист, издатель и один из инициаторов установки таблички Сергей Пархоменко:

Сергей Пархоменко журналист, издатель «Сама по себе эта идея отвратительна. Это трусливое, унизительное, издевательское предложение. Единственное, что я хотел бы знать по поводу этой идеи, кто ее автор. Он остается анонимным. Я надеюсь, что надгробие этого человека, когда он умрет, его дети будут хранить в гараже среди ржавых ведер и швабр, потому что «так удобнее» — никто не видит, гигиенично и недорого. Пусть там будет его могила среди помойки. Наши действия сугубо юридические. Сергей Марков, глава общего собрания жильцов этого дома, вместе с адвокатом Ильей Новиковым и еще целым рядом юристов, которые вызвались им помогать, сейчас постепенно разворачивают юридическое преследование этих людей. Понятно, что они действуют под прикрытием полиции, поэтому все идет медленно, трудно, и, насколько я понимаю, они до сих пор даже не могут получить эту табличку, чтобы оценить ущерб, который ей нанесли. Непонятно, цела она или нет, испортили ее они чем-то, изрезали, разбили».

Как ранее Сергей Марков заявлял «Коммерсанту», в УВД по ЦАО говорят, что у них таблички нет. По оценке Маркова, она стоит около 500 тысяч рублей. «Это бронзовое литье, авторская работа знаменитого художника Евгения Асса. А его работа котируется очень дорого»,— пояснил Марков, уточнив, что табличка — «дар от авторов, но это не отменяет ее ценности».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию