16+
Вторник, 23 октября 2018
  • BRENT $ 76.61 / ₽ 5012
  • RTS1106.82
18 сентября 2017, 06:23 Стиль жизниКультура

Чем «Матильда» хуже «Последнего искушения Христа». Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

В спор о «Матильде» включились представители РПЦ. Они осудили экстремизм, но в то же время прозвучали мнения, что к разжиганию скандала лично приложил руку Мединский. Еще не ясно, чем закончится эта история, пока она только разгорается

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Сразу несколько представителей Русской православной церкви в последние дни высказались на тему фильма «Матильда» и разгоревшихся вокруг него споров. Так или иначе иерархи РПЦ осудили проявления насилия со стороны экстремистов, которые таким образом пытаются воспрепятствовать выходу фильма на экраны. Он намечен на 26 октября.

Глава Отдела внешних церковных связей митрополит Волоколамский Иларион даже посмотрел его по приглашению режиссера Алексея Учителя, после чего заявил, что ситуация, складывающаяся вокруг картины, «к сожалению, напоминает ту, что развернулась некоторое время назад вокруг скандального французского еженедельника Charlie Hebdo». «Мол, тогда нас всех пытались поставить перед дилеммой: вы с Charlie или вы с террористами, которые расстреляли сотрудников редакции? Сейчас нас пытаются поставить перед выбором: либо ты поддерживаешь «Матильду», либо ты с теми, кто призывает сжигать кинотеатры. А как быть тем, кто не с одними и не с другими? Я, например, выступаю безоговорочно и категорически против любых призывов к насилию, любых угроз в адрес кого бы то ни было, будь то режиссер, актеры, прокатчики и так далее», — говорится в заявлении Илариона. По словам митрополита, он выступает против запрета показа фильма и против возрождения цензуры по советскому образцу. Но в то же время он «никак не может и не хочет становиться на сторону тех, кто этот фильм защищает». Удастся ли таким образом разрешить конфликт? Об этом — в комментарии Георгия Бовта.

Митрополит Иларион не стал скрывать своего отрицательного мнения о просмотренной картине. По его словам, многие люди не понимают, «зачем нужно было в год столетия революции в очередной раз публично плюнуть в человека, который был расстрелян вместе со своей семьей». Подчеркнув, что «для Церкви государь-император Николай II — страстотерпец, причисленный к лику святых. И государыня императрица Александра Федоровна, представленная в фильме как истеричная ведьма, тоже причислена к лику святых». Другой представитель РПЦ заместитель синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Александр Щипков обвинил уже лично министра культуры Владимира Мединского в страстях, разгоревшихся вокруг фильма «Матильда», назвав ситуацию его «политической ошибкой», а также «пляской на гробах». В то же время председатель Синодального отдела Владимир Легойда призвал все стороны «сохранять спокойствие».

Таким образом, создается впечатление, что РПЦ, с одной стороны, идет навстречу светским властям в том, чтобы формально призвать свою паству к ненасилию. С другой стороны, заявления иерархов не оставляют сомнений в том, что они видят фильм в целом «вредным» и считают, что ненасильственное противодействие его выходу в свет совершенно оправданно. Тем более что сделано красноречивое сравнение со скандальным французским сатирическим журналом, публикации которого в свое время мусульманские богословы также обрисовывали как понятный повод для терактов, которые, впрочем, они тоже не оправдывали.

Сегодня голос Церкви, оценивающий событие светской жизни общества и даже в какой-то мере жизни политической, звучит наиболее громко едва ли не за все постсоветские годы. Напрашивается сравнение, скажем, с гораздо меньшим по масштабу обсуждением Церковью выхода в свет более десяти лет назад фильма Мартина Скорсезе «Последнее искушение Христа». Тогда церковники лишь попросили не показывать фильм в Страстную неделю, но их не послушали. Позже слабые дискуссии вызвал также фильм Мэла Гибсона «Страсти Христовы». Тогда показ фильма был даже сдержанно одобрен РПЦ. И в первом, и во втором случае образ Христа был весьма далек от канонического, как и нынче далек от него образ Николая-страстотерпца в фильме Алексея Учителя.

Или в прошлом году вдруг православные в Омске организовали молитвенное стояние за запрет еще 1970-х годов выпуска рок-оперы «Иисус Христос — суперзвезда». Руководство РПЦ тогда с ними по этой части не согласилось. В эти дни в Омске опять прошло молитвенное стояние, на сей раз против фильма «Матильда». Аналогичное мероприятие прошло в Москве в церкви в Кадашах. Такая акция, как молитвенное стояние, безусловно, является ненасильственной. В то же время оно никак не может быть ограничено и тем более запрещено на основе закона о порядке проведения массовых акций. Можно легко представить, что ближе к моменту выхода «Матильды» на экраны будет организовано и всероссийское молитвенное стояние, которое, по сути, превратится в массовую политическую акцию и в молитвенное противостояние со светскими властями, в частности с руководством Минкультуры в лице Владимира Мединского, который заявил, что истерия, нагнетаемая вокруг фильма, является беззаконием и цензурой, а также создает «опасный прецедент потакания безответственному кликушеству». Кто бы мог подумать еще пару месяцев назад в рядах, скажем, либеральной общественности, что министр Мединский окажется в конкретной ситуации настолько близок ее позиции, что, впрочем, никак не говорит об идейной эволюции Владимира Ростиславовича. Нет, это просто понятие «центризма» в общественных дискуссиях все более заметно смещается в сторону консервативных охранителей. И процесс этот, похоже, далек от завершения. Дело тут, конечно, не только в «Матильде».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию