16+
Вторник, 27 июля 2021
  • BRENT $ 75.00 / ₽ 5525
  • RTS1599.86
26 октября 2017, 20:30 Право

Адвокат Софьи Апфельбаум: «Никаких денег она не крала»

Лента новостей

Софья Апфельбаум не признала вину в хищениях бюджетных средств через «Седьмую студию» Кирилла Серебренникова. «Виновными мы себя не признаем, будем биться, бороться», — заявила Business FM ее адвокат. Завтра она будет просить суд избрать ее подзащитной меру пресечения, не связанную с арестом

Ирина Поверинова.
Ирина Поверинова. Фото: Юрий Машков/TASS

Следственный комитет России в четверг предъявил обвинение шестой фигурантке громкого дела о хищении около 70 млн рублей — директору Российского академического молодежного театра Софье Апфельбаум. В интервью Вusiness FM ее адвокат Ирина Поверинова заявила, что ее подзащитная «никаких денег не крала» и до сих пор уверена в отсутствии криминала при реализации проекта «Платформа»:

Предъявили ли вашей подзащитной Софье Апфельбаум сегодня обвинение? Если да, то по какой статье? Какую позицию она избрала по делу?
Ирина Поверинова: Предъявили по статье 159 УК РФ часть 4-я (мошенничество в особо крупном размере). Ее обвиняют в том, что она в организованной группе вместе с Серебренниковым и всей той компанией, о которой идет разговор, организовала похищение бюджетных денег — 68 млн, что она все знала, способствовала и так далее. Позиция однозначная — никаких денег она не крала, кроме того, она даже ничего не подозревала. Я вообще считаю, что их никто не украл, не только Софья, там знать не о чем. Люди получили деньги и трудились, работали, выпускали спектакли. Поэтому виновными мы себя не признаем, будем биться, бороться.
Она дала показания, не отказалась?
Ирина Поверинова: Нет, зачем нам отказываться? Она рассказала о том, что было на самом деле. С нашей точки зрения, все было законно и правильно.
Следственный комитет выпустил пресс-релиз, в котором говорится, что вина Апфельбаум подтверждается показаниями свидетелей, документами, результатами оперативно-разыскной деятельности. Так ли это, увидела ли защита это в тех материалах, которые, возможно, уже видела?
Ирина Поверинова: Нет. Во-первых, следствие собирает сейчас доказательную базу, не предъявляя ее защите. Завтра в суде будут какие-то документы, на которых они обосновывают эту вину. Я что-то прочитаю. Но не сомневаюсь, что были желающие чего-нибудь наплести. Если следствие так говорит, значит, у них что-то есть, а может быть, это все вымысел.
Что ваша подзащитная рассказала? Следствие говорит, что якобы она подписывала документацию финансовую в пользу Серебренникова и подконтрольных структур, что позволило похитить бюджетные средства, выделенные на проект «Платформа».
Ирина Поверинова: Нет, что значит в пользу? Она подписала с одной стороны, Серебернников — с другой стороны, она — от имени департамента культуры Министерства соглашение о выделении субсидий, она — одна из сторон договора. Было решение правительства выделить деньги, и заключался договор, она подписывала. Деньги были выделены.
То есть она отрицает, что это было именно в пользу неких структур, которые работали на проекте «Платформа» и через которые, по версии следствия, производились какие-то хищения?
Ирина Поверинова: Про такие структуры даже разговор никто не вел, это было заключено конкретно с «Платформой» в лице Серебренникова, а он уже работал так, как считал нужным, и никакого криминала в течение того времени, когда она работала, возглавляемый ею департамент государственной поддержки искусства и народного творчества Минкультуры не усматривал.
Ваша подзащитная сейчас задержана. Известно ли, какую меру пресечения собирается избрать следствие и когда?
Ирина Поверинова: Мне это неизвестно. Ее задержали. Сейчас мы простились, я ушла из Следственного комитета, ее увезли на Петровку в изолятор временного содержания, завтра в Басманном суде будут избирать меру пресечения.
А какую меру пресечения собирается просить Следственный комитет России, известно ли вам?
Ирина Поверинова: Нет. Следствие озвучивает меру пресечения, свою просьбу только в суде.
Но вы будете о чем просить? Может быть, о домашнем аресте, либо вообще просить избрать меру пресечения, не связанную со стражей?
Ирина Поверинова: Я буду просить о мере пресечения, не связанной с лишением свободы, потому что она работает, руководит театром. Она ничего плохого не совершала, и изолировать ее от общества было бы просто безумием.
В котором часу это примерно планируется?
Ирина Поверинова: Я думаю, что это будет поутру. Во всяком случае, сказали, в десять, а там уж как сложится.

Дело о хищении бюджетных средств, выделенных Министерством культуры на проект «Платформа», Следственный комитет России возбудил этой весной. Следствие считает, что преступления имели место в 2011-2014 годах. Часть из 214 млн рублей, выделенных на постановку спектаклей, была похищена по поддельным договорам об оказании услуг, стоимость которых завышалась. Обвинения в мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ) на сумму «не менее 68 млн рублей» были предъявлены художественному руководителю театра «Гоголь-центр» и создателю АНО «Седьмая студия» Кириллу Серебренникову, бывшему гендиректору этой фирмы Юрию Итину, бывшим генпродюсерам «Седьмой студии» Алексею Малобродскому и Екатерине Вороновой, а также бывшему главбуху «Седьмой студии» Нине Масляевой. Малобродский заключен под стражу, Серебренников, Итин и Масляева находятся под домашним арестом, Екатерина Воронова скрылась от следствия и была объявлена в розыск.

Все фигуранты, за исключением Масляевой, отрицают вину. Так, Кирилл Серебренников заявил, что отвечал лишь за художественную часть проекта, а финансами не занимался. Нина Масляева заключила сделку со следствием, дав показания против других фигурантов. 6 октября отсидевшую 4,5 месяца в СИЗО обвиняемую перевели под домашний арест.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию