16+
Среда, 22 ноября 2017
  • BRENT $ 63.15 / ₽ 3716
  • RTS1156.17
13 ноября 2017, 06:31 Право

Как сохранить бизнес после жестких проверок?

Лента новостей

Владимир Путин считает недопустимым изъятие компьютеров во время проверок предприятий. Бизнес жалуется, что работа компании может буквально встать после изъятия электронных носителей. Есть ли шанс сохранить бизнес?

Фото: depositphotos.com

Забирают буквально все. Бизнес отреагировал на слова президента о запрете изымать жесткие диски при следственных действиях. Президент на встрече с челябинскими рабочими назвал недопустимым изъятие компьютеров. А если нужна доказательная база, то сделайте копии, сказал Путин.

Об этом глава государства уже говорил в августе. Сейчас, по его словам, разрабатывается комплекс мер по либерализации законодательства в сфере бизнеса. Что случается с компаниями после того, как у них в ходе обысков изымают технику? И поможет ли инициатива с копированием?

Даже в действующей редакции закона о выемке есть важный пункт по поводу электронных носителей. Если правоохранители решили забрать с собой технику, то предприниматель имеет право на то, чтобы всю нужную информацию ему скопировали на отдельный носитель. Поправка была принята пять лет назад в ходе большой либерализации предпринимательских статей, ныне давно забытой, так как она не сработала.

Но далеко не все знают, что можно скопировать информацию. Да и сам обыск — это всегда шок. И вот все серверы изъяли, они хранятся как улики, и никакие просьбы, даже законно обоснованные, не помогают вернуть технику или скопировать данные. Все, бизнес встал. А если по решению суда еще и арестуют счета, то можно считать себя банкротом. Владелец электросетевой ростовской компании «Энергия» Александр Хоруджи попал в такую ситуацию два года назад. Забрали компьютеры у диспетчеров. И вот звонок от центральных энергетиков — обесточьте участок, а то будет авария и полгорода потухнет. Не можем, отвечают диспетчеры, не на что нажать. Причем унесли не только технику.

Александр Хоруджи владелец электросетевой ростовской компании «Энергия» «У нас изымались и бумажные носители, включая мнемосхемы так называемые, на которых была изложена информация об энергообъектах, о способах отключения, кто, куда подключен из потребителей. Это высокое напряжение, это очень опасно. Только благодаря профессионализму сотрудников, которые за годы работы просто на память знали многие вещи, удалось избежать каких-то серьезных последствий».

Хоруджи девять месяцев провел в СИЗО по обвинению в мошенничестве. В прошлом году его отпустили под залог, а в этом оправдали. Сам предприниматель оценил убытки в 2 млрд рублей. Идею не изымать жесткие диски, а копировать и заверять, бизнес, конечно, приветствует. Рассказывают, что силовики, хоть и не все, но тоже «за». Вместо того чтобы таскать, хранить, возить в суд, заряжать ноутбуки, планшеты и телефоны, проще действительно списать информацию на флешку. Хотя теряется оперативность, замечает управляющий партнер московской юридической компании Grigoriadis Group Дмитрий Григориади:

Дмитрий Григориади управляющий партнер московской юридической компании Grigoriadis Group «Ну вот как они обеспечат копирование, допустим, с серверных комнат в крупных компаниях? Это непросто сделать, если ты хочешь провести оперативно какие-то неотложные следственные действия. Вот прям сразу, потому что, пока начнешь копировать, оперативность теряется. Это логика следствия. Логика предпринимателей — пришли, Мамаем пролетели, все забрали. Берут все без разбора. Видят телефон — хватают телефон, а потом будут разбираться».

Для инженерных компаний, для тех, кто использует современные системы автоматизированного управления, изъятие серверов — это, скорее всего, гибель предприятия. Для небольших компаний потеря компьютера не смертельна. Можно восстановить, а кто-то до сих пор активно пользуется личным блокнотом, не доверяя этим чудесам техники.

Но дело в том, что забирают не только электронные носители. Например, история гендиректора компании «Биоресурс» Дмитрия Величко. Он взял в аренду землю, создал искусственный водоем, запустил туда рыбу, вложил десятки миллионов рублей. Когда через несколько лет пошла прибыль, его обвинили в браконьерстве. Пришли и, разумеется, изъяли все, что нашли.

Дмитрий Величко бизнесмен «У меня изымали абсолютно все производственное оборудование, абсолютно все орудия и инструменты. У меня на полтора года предприятие было полностью парализовано. Через полтора года меня признали невиновным, но от этого ни холодно ни жарко, потому что реально за полтора года мы получили колоссальные убытки, которые сейчас нам никто, разумеется, не возместит. Да, мы получили официальные извинения от государства в лице прокуратуры, но вот не греет оно нас особо».

И таких историй множество. Кто-то пытается договориться полюбовно. А потом, когда возвращают компьютеры, выясняется, что никто даже и не включал эти грозные улики. И коробки с документами тоже возвращают нетронутыми. Вопрос, поможет ли инициатива президента, пока остается открытым. Во-первых, пока не известно, что будет в законе, а во-вторых, как его будут применять.

В прошлых поправках написано: копирование не допускается, если это может препятствовать расследованию преступления. Прекрасный аргумент, чтобы сказать: всем спасибо, либерализация окончена.

Рекомендуем:

  • Фотоистории