16+
Понедельник, 18 июня 2018
  • BRENT $ 73.00 / ₽ 4614
  • RTS1117.04
29 ноября 2017, 12:18 Общество

Райхельгауз об отчетности театров: даже на пачку пельменей разыгрывают конкурс

Лента новостей

Комментируя ситуацию вокруг «Седьмой студии», режиссер отметил, что современные правила учета и расходования денег театрами губительны для творческого процесса

Режиссер Иосиф Райхельгауз.
Режиссер Иосиф Райхельгауз. Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

В деле «Седьмой студии» опять прозвучало имя бухгалтера Нины Масляевой, заключившей сделку со следствием. Продюсер организации Екатерина Воронова, уехавшая из страны, обвинила ее в создании «черной кассы». По ее словам, именно по вине Масляевой в финансовой отчетности появились нарушения.

«Седьмая студия» — театральная труппа, созданная режиссером Кириллом Серебренниковым в 2012 году на основе собственного актерско-режиссерского курса в Школе-студии МХАТ. Он также стал фигурантом о дела о хищениях почти 70 млн рублей из бюджета, хотя за него неоднократно вступались коллеги и общественные деятели. Сам Серебренников вину не признает.

Что делает нарушения в существующей системе законодательства возможными? Современные правила учета и расходования денег театрами губительны для творческого процесса, считает театральный режиссер, народный артист России Иосиф Райхельгауз — профессор ГИТИС и создатель московского театра «Школа современной пьесы». Вот что он сказал в беседе с Business FM:

Иосиф Райхельгауз театральный режиссер, народный артист России «В театре, как и в любом другом учреждении, как в любой фирме, должна вестись безупречная бухгалтерская учетность — я в этом совершенно убежден и очень за этим слежу как руководитель театра. Другое дело, что в театре есть ряд позиций, по которым это очень трудно сделать. Например, покупка костюма, покупка реквизита, изготовление декораций. Вот мы сейчас готовим спектакль «Еврейские анекдоты», и мне нужно, чтобы летала скрипка. Есть некий мастер, который может это сделать, но, естественно, с ним нужно договориться, нужно торговаться, нужно по закону объявить конкурс, что, мол, не один мастер. А он один, все равно он — один. Законы, по которым сегодня живет экономика театра, совсем небезупречны. Но тем не менее я совершенно убежден: бухгалтерская отчетность и все, что касается денег, до копейки должно быть абсолютно подотчетно, законно и абсолютно доказуемо. Невозможно на словах сказать: а мы не могли это купить. Не могли — покупайте за свои деньги или покупайте за деньги спонсоров. Бывает и такое. И у нас бывает, что мы просим спонсоров. Мы не можем официально купить у бабушки на барахолке старые часы, которые нам очень нужны для спектакля, и, значит, мы просим кого-то, богатых людей — друзей театра: пожалуйста, купите и подарите театру эти часы. И то, нужно все равно оформить дарственную, нужно оплатить налог, и все равно бесконечный круг этой бодяги, по-другому это не назовешь. Вот идет спектакль «Подслушанное, подсмотренное, незаписанное», действие происходит в ресторане. Артисты, играющие посетителей ресторана, заказывают еду. Нужно купить пачку пельменей и отварить их. На эту пачку должен быть разыгран конкурс, огромный конкурс: в каком магазине, и не в магазине, а по интернету, где продается, где пельмени будут дешевле. Вот пока этот конкурс проходит, масса людей должна получить зарплату и масса людей должна оформить очень много ненужных бумаг, к огромнейшему сожалению. Вот я ставлю много спектаклей в зарубежных театрах. Я ставил спектакли и в Нью-Йорке, и в Женеве, и в Стамбуле, и в Тель-Авиве, и так далее, в крупных, мирового уровня театрах. Со мной заключается контракт, где написано, что бюджет у меня вот такой, и все, и дальше я не должен выходить за рамки бюджета. И дальше я должен предъявить только готовую продукцию, сочиненный спектакль. И никого не интересует, в какой фирме я заказываю изготовление декораций, где мы покупаем костюмы, кто у меня работает балетмейстером, где я беру музыку, беру ли я музыку Чайковского, которая уже не облагается авторскими правами, или беру я музыку современного композитора, который может потребовать за это огромные деньги. Я сам должен считать и понимать: вот здесь экономлю, здесь трачу, не выхожу за рамки бюджета. И отвечаю только спектаклем».

Бывший главбух «Седьмой студии» Масляева находится под домашним арестом. Ранее в суде она заявила, что по просьбе руководства — бывшего гендиректора Юрия Итина и режиссера Кирилла Серебренникова — выводила деньги на счета фирм-однодневок. Также по делу проходит бывший генпродюсер студии Алексей Малобродский. Все фигуранты, кроме Масляевой, отрицают, что причастны к преступлению.

Кроме того, по этому делу проходит директор Российского академического молодежного театра Софья Апфельбаум. Это также стало шоком для театральной общественности.

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию