16+
Суббота, 21 октября 2017
  • BRENT $ 57.94 / ₽ 3330
  • RTS1134.45
23 ноября 2009, 22:34 ФинансыБанки, вклады и кредиты

Ротшильды сделали ставку на семью

Лента новостей

Бизнесу династии банкиров оказались не страшны национализации, мировые войны, ужасы нацизма, говорит барон Дэвид де Ротшильд. Династия пережила трудные времена и удержала семейный бизнес

Дэвид де Ротшильд. Фото: AFP
Дэвид де Ротшильд. Фото: AFP

Бизнесу Ротшильдов оказались не страшны национализации, мировые войны, ужасы нацизма, говорит барон Дэвид де Ротшильд (David de Rothschild). Знаменитая династия банкиров пережила трудные времена и удержала семейный бизнес, пишет The Wall Street Journal.

Барон Ротшильд и впредь намерен сохранить банк NM Rothschilds & Sons Ltd, который он сегодня возглавляет, чтобы банк существовал еще многие годы и чтобы при этом во главе его стоял кто-нибудь из представителей династии. Участие семьи, по его мнению, — одно из отличий их бизнеса, благодаря которому удалось завоевать авторитет в Европе и по всему миру.

Барон Дэвид возглавил группу в 2003 году, когда были объединены французский и британский бизнес. У него было не только его имя, но и все необходимые профессиональные знания и качества. Хотя банковская империя Ротшильдов была создана на рубеже 19 столетия — усилиями Натана в Англии и Джеймса во Франции, — Дэвид не просто занял кресло в совете директоров уже сложившегося бизнеса.

В 1982 год социалистическое правительство во Франции национализировало банк. Когда вновь появились возможности для частного предпринимательства, Дэвид вместе с несколькими сотрудниками и 1 млн долларов капитала создал свой собственный банк. «Я провел много времени в машинном отсеке, прежде чем выйти на капитанский мостик», — цитирует The Wall Street Journal слова барона Ротшильда.

Его сыну Александру 29 лет, и он взял «хороший старт». Но даже если барон Дэвид, которому сейчас 67 лет, пробудет у руля до 74 лет, как он планирует, Александру будет сложно заменить его в качестве руководителя. Как временное решение барон Дэвид рассматривает кандидатуру племянника Бенждамина, который сейчас ведет собственный бизнес, специализируясь на управлении частным капиталом, пишет The Wall Street Journal. Объем активов в управлении его компании LCF Rothschild Group достигает 100 млрд евро.

Rothschild больше похож на старый торговый банк, чем на современный инвестиционный. В компании делают ставку на развитие долгосрочных отношений с клиентами, предоставляя им консультации, которые, если они завершаются транзакцией, приносят банку комиссию. У Rothschild нет такого огромного баланса, чтобы конкурировать с гигантскими американскими финансовыми структурами в финансировании сделок. Но в то время, когда на рынки обрушился финансовый кризис, такая концентрация в узком сегменте стала для Ротшильдов большим преимуществом. Когда все прочие банки считают, во сколько им обошлись их рискованные вложения, Rothschild по-прежнему процветает. За год по март 2008 года, в то время как конкуренты столкнулись с огромными списаниями, Rothschild отчитался о росте прибыли pro forma почти на треть.

Собственный рецепт барона, как можно избежать повторения кризиса, не столь радикален, как, например, требования министра финансов Франции Кристин Лагард (Christine Lagarde) о реформировании банковского сектора, констатирует The Wall Street Journal. «Не было бы никакой трагедии, если бы у банков были чуть меньше прибыли и чуть качественнее источники дохода, — говорит Ротшильд. — Меньшая доля заемных средств и больше капитала обеспечивали бы меньшую доходность, но миру от этого было бы лучше».

Сейчас Rothschild работает во многих странах мира. «У нас, возможно, не очень большой баланс, но зато — глобальное присутствие», — говорит глава бизнеса, подчеркивая, что банк уже многие годы работает в Бразилии, а недавно исполнилось десять лет с открытия первого офиса в Мумбаи.

У Rothschild очень хорошие связи с финансовой и политической элитой. Как отмечает барон Дэвид, в банке работал бывший президент Франции Жорж Помпиду (Georges Pompidou), бывший канцлер Германии Герхард Шредер (Gerhard Schroeder) входит в его консультативный совет, и в Великобритании многие бывшие министры консерваторов и представители нынешнего теневого кабинета тоже связаны с Rothschild.

«Я никогда не контролирую все до мелочей, я стараюсь концентрироваться на том, что может обеспечить добавленную стоимость», — говорит он. Это часто предполагает выстраивание долгосрочных отношений с клиентами.

Помимо инвестиционно-банковской деятельности и управления частным капиталом, у банка должно быть и третье сильное направление, считает он, а именно: финансовая поддержка семейных компаний, которые обращаются в банк за консультациями.

Семья — это то, что Ротшильды считают достойным поддерживать, подчеркивает The Wall Street Journal.

Рекомендуем:

  • Фотоистории