16+
Понедельник, 24 сентября 2018
  • BRENT $ 79.94 / ₽ 5309
  • RTS1149.53
20 декабря 2017, 05:12 Право

В деле Сугробова Верховный суд отнял 10 из 22. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Бывшему генералу МВД Денису Сугробову изменили приговор. Вместо 22 лет лишения свободы он проведет в заключении десять лет. Почему ему так резко сократили срок отбывания наказания?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Верховный суд России изменил приговор бывшему генералу МВД Денису Сугробову и его подчиненным. В апреле текущего года Сугробов получил 22 года строгого режима за создание преступного сообщества и множество эпизодов превышения полномочий.

Это стало итогом громкого скандала в МВД: тогда были арестованы высокопоставленные сотрудники Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБ и ПК), которых обвинили в превышении должностных полномочий. Превышение выражалось в незаконном привлечении к уголовной ответственности чиновников и предпринимателей.

Следственный комитет составил свое обвинение на основании оперативных материалов 6-й службы Управления собственной безопасности ФСБ. В частности, генерал-лейтенант полиции Денис Сугробов, его заместитель Борис Колесников и другие сотрудники управления провоцировали на дачу взятки и превышение должностных полномочий начальника 6-й службы 9-го управления (это и есть Управление собственной безопасности) ФСБ Игоря Демина.

Борис Колесников в ходе следствия покончил жизнь самоубийством. Чем можно объяснить столь резкое сокращение срока отбывания наказания Сугробову? Об этом — в комментарии политолога Георгия Бовта.

Самое простое объяснение нынешнего решения Верховного суда — это приведение приговора в соответствие как минимум со здравым смыслом. Все же у нас далеко не всех террористов приговаривают к 22 годам. А за «командой Сугробова» числилось все же несколько громких успехов. В рамках, в частности, выполнения задачи зачистки каналов неучтенных доходов отдельных коррумпированных силовиков. Ему приписывают успех операции по закрытию системы обналички в Мастер-банке, обналички в ряде питерских банков.

Во время его ареста, как писали СМИ, он занимался так называемой молдавской прачечной, а молдавские СМИ тогда писали, что россияне обналичили через молдавские банки 20 млрд долларов, причем в этом якобы были замешаны силовики, выводившие из страны таким образом огромные суммы.

В то же время потерпевшими по делу Сугробова проходили аж 30 человек, в отношении которых были совершены провокационные действия и инициировано незаконное уголовное преследование. Зарвавшись в использовании столь грязных методов, амбициозный, самый молодой генерал-лейтенант полиции нарушил негласный запрет и взял в разработку не кого-нибудь, а сотрудников Управления собственной безопасности ФСБ, включая лично генерала ФСБ Олега Феоктистова, тогда главу УСБ.

Это тот самый Феоктистов, который был начальником службы безопасности «Роснефти» и выступал свидетелем обвинения по делу Улюкаева, он также принимал участие в организации соответствующей операции по передаче взятки министру.

А вот люди Сугробова пытались «подставить» под получение взятки, которую он у них отнюдь не вымогал, не кого-нибудь, а замначальника 6-й Службы УСБ ФСБ Игоря Демина. Однако это было лишь частью, как писали тогда СМИ, длительной войны Сугробова и Феоктистова, курировавшего тогда «шестерку», с которым Сугробов якобы поссорился еще в 2010 году из-за разногласий по поводу некоторых назначений. А может, еще из-за чего.

В незаконную разработку Сугробова и его людей попадали, как писала в своем расследовании «Новая газета», банкиры, чиновники московского правительства, сотрудники таможенных органов и даже работники ГУСБ МВД.

Тем временем чекисты взяли в разработку самих полицейских. Любопытное совпадение. Уже находясь в «Лефортово», Сугробов вспомнил, что одним из приближенных к офицеру Дмитрию Сенину, участвовавшему, по данным «Новой газеты», в операции чекистов против полицейских, был выходец из ростовского управления налоговой полиции небезызвестный полковник Дмитрий Захарченко, с которым Сенина связывали еще и родственные отношения.

Видимо, Сугробов увидел репортажи по телевизору о 9 млрд наличными в квартире, которую на тот момент приписывали Захарченко. Это, разумеется, всего лишь совпадение, на основании которого мы не можем делать каких-либо выводов.

Кстати, о деле полковника Захарченко мы что-то тоже ничего внятного не слышим, поэтому тоже не можем делать никаких выводов. Кроме того, что дело это какое-то темное. Вроде бы даже следователи никак не могут установить, откуда у него взялись такие деньжищи. Да еще, говорят, чуть ли не два замка в Британии.

Подобные материалы из обыденной жизни высокопоставленных силовиков могли бы лечь в основу захватывающих детективов или сенсационных парламентских расследований. Впрочем, о чем это мы? Борьба разных силовых кланов в нашей стране, о которой мы узнаем лишь какие-то случайные, отрывочные, вырванные из общей картины факты, — это по-прежнему тайна за семью печатями. Подобной информацией широкую публику предпочитают не травмировать лишний раз.

Вспоминая известное изречение Черчилля о схватке бульдогов под ковром, мы сейчас всего лишь узнали, что одному из таких недобитых «бульдогов» скостили наказание почти в два раза по непонятным причинам. В общем, как говорили раньше, «органы разберутся» сами между собой, и уж точно без нас.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию