16+
Суббота, 21 июля 2018
  • BRENT $ 73.00 / ₽ 4637
  • RTS1114.59
30 января 2018, 12:33 Политика
Актуальная тема: Антироссийские санкции

Странности «кремлевского списка». Кто в него не попал?

Лента новостей

Не вошли в перечень США Набиуллина, Чубайс, Кудрин. Что будет с бизнесменами и представителями власти, чьи имена оказались в списке? Или же пока, напротив, повода для беспокойства у них нет?

Фото: depositphotos.com

«Кремлевский список», опубликованный в США, оказался настолько большим и содержащим в себе так много известных имен как из власти, так и из бизнеса, что СМИ и эксперты стали анализировать перечень на предмет того, кто же туда не попал. В списке оказались главы двух десятков глав госкорпораций, однако, например, нет главы «Роснано» Анатолия Чубайса. Там также отсутствуют председатель Центра стратегических разработок Алексей Кудрин и глава Центробанка Эльвира Набиуллина.

Председателей Конституционного и Верховного судов Валерия Зорькина и Вячеслава Лебедева также нет в перечне. В открытый список не попали глава ЦИК Элла Памфилова, нет там и глав госканалов Константина Эрнста и Олега Добродеева, главного редактора RT Маргариты Симоньян. Кроме того, США обошли стороной руководителя Чечни Рамзана Кадырова.

Как отмечает ТАСС, «кремлевский доклад содержит некое приложение, куда входят фигуранты либо ниже по рангу, либо имеющие состояние менее 1 млрд долларов. Их фамилии пока не известны.

Советник президента по вопросам развития интернета Герман Клименко, оказавшийся в списке, сказал Business FM, что не расстроился из-за включения в американский список:

Герман КлименкоГерман Клименко советник президента по вопросам развития интернета «Вроде нормальный список. Это же не список живодеров, не список клятвопреступников, поедателей детей. Это список тех, кто эффективно работает на страну. Все неплохо, я бы даже сказал. Ожидаю я того, что просто работы станет больше, и все. Никаких особых негативных историй точно нет. У меня нет денег и вкладов за рубежом. Друзья все рады».

Санкционный закон предписывал администрации США включить в «кремлевский доклад» куда больше информации, чем опубликовано на данный момент. Содержательная часть списка была засекречена — это допускается санкционным законом. В казначействе США заявили, что в секретных приложениях могут быть указаны и россияне с состоянием меньше 1 млрд и не находящиеся на государственных должностях. Кроме того, в документе отмечается, что попадание в список не обязательно означает, что у Вашингтона есть компрометирующие данные о фигуранте.

Диана Лесничая обсудила «кремлевский список» с вице-президентом Российского союза промышленников и предпринимателей Игорем Юргенсом:

— Допустим, для политиков это может быть угроза на потом, когда и если Вашингтон решит расширять санкции. Что касается бизнесменов: вот попал в список Тиньков. Не окажется ли он теперь нерукопожатным для зарубежного бизнеса?

— Такая же угроза, как для политиков, вы правильно сказали. Архитектура санкций, если, я правильно понимаю, задумана как постепенно затягивающаяся петля. Сначала это были украинские санкции и, в общем, разработаны они были еще Бараком Обамой. Довольно мягкие — в надежде на то, что изменится политика в отношении Крыма и востока Украины. Не сработало. Значит, они были усилены. Потом они были усилены еще более жесткими методами, когда возникло подозрение о нашем вмешательстве в выборы в Соединенных Штатах. Теперь эта архитектура работает. Значит, она объявляет сначала широкий круг и очень широкий спектр угроз. Затем она их конкретизирует. А сейчас вот еще 200 с лишним человек, которые с их точки зрения, так думаю, должны задуматься о том, что если они не пересмотрят свою политику в отношении оборонного заказа, сотрудничества со спецслужбами, своего публичного поведения, дальше начнется то, о чем вы говорили. То есть «Мы начнем искать на вас компромат, мы знаем, где находятся ваши деньги, и мы будем сжимать эту петлю до той поры, пока это сдерживающее влияние закона о санкциях не начнет сказываться». Ну, строго говоря, если честно, то ряд заявлений наших корпораций о том, что они сотрудничать с оборонным комплексом не будут или выйдут из Крыма, наверное, с точки зрения американцев — это начало сдерживающего влияния.

— А те, кто так или иначе не связаны с политикой очевидным образом? Фридман, например.

— Ну, да. Я не готов делать персональные анализы, потому что это помогает врагу. Дело в том, что там очень неглупые люди. Повторяю, четыре года длится-то. И там работает как ЦРУ, так и Госдеп, так и финансовая разведка Минфина, и весь Минфин, и остальные ведомства. Поэтому их месседж следующий: если вы поддерживаете политику, которая сейчас осуществляется руководством Российской Федерации, ничего в этом зазорного нет, вы патриоты, но знайте, что за этим последует одно, другое и третье. В крайнем и плохом случае то, что мы сделали с банком Paribas за операции с Ираном, оштрафовали на 6 млрд долларов. Ничего такого — только политический бизнес.

— Можно ли сказать, что включение в список бизнесменов, подведение их под одну гребенку, девальвирует сам список?

— Вы совершенно справедливо сказали, что существует секретная часть. Она разглашена не будет, но, конечно, секреты они держат не очень хорошо, и поэтому нам что-то станет известно довольно быстро. Но в секретной части наверняка есть меры, направленные точечно на определенных людей. Дело в том, что, если вы помните, вот «операция Ролдугин» или вот эта вся «Панама», вовремя представленная в связи с интенсификацией боевых действий, в частности, на Украине, это часть операции, а операция заключается в том, что, ребят, вот теперь мы знаем — у вас есть уязвимости, почти у каждого, ну, так сложилось просто и международное, и отечественное финансовое право. Поэтому, смотрите, выбирайте, хватит ли сил и единства осуществить все эти операции — это большой вопрос. Единства нет: в администрации одна позиция, у демократов в конгрессе и сенате — другая, у республиканцев — третья. Наверняка есть промышленное лобби. И наши не сидят сложа руки, у всех есть свои и друзья, и лоббисты в Вашингтоне. Но список, как вы справедливо сказали, оглавление тех, кому надо задуматься с точки зрения американцев, оно выпущено.

— Получается, фигурантам пока можно выдохнуть? Непосредственных санкций пока не будет, но на карандаш их взяли, грубо говоря.

— Вы знаете, взять на такой карандаш — это само по себе риск, который надо просчитывать, финансовый. При новых кредитах, при новых размещениях, при новых сделках по слиянию и поглощению такой карандаш, который, если обломится, то попадает вам прямо в артерию или в глаз, не дай бог, а не в палец.

— Как отреагируют наши элиты — не внешне, а за закрытыми дверями?

— Они за закрытыми дверями давно это обсуждают. Нанимают консультантов, просчитывают ровно то, о чем вы спрашиваете. А каковы риски, что можно делать, что нельзя для того, чтобы совсем не попасть даже уже не самим, а корпорациям, под жесткий каток. Это публичное выступление Грефа, поэтому я его могу процитировать. На одном из форумов, когда ему задали вопрос: «Почему вы не работаете в Крыму, вывели Сбербанк из Крыма?», он ответил: «Вы с ума-то не сходите, потому что санкции в отношении Сбербанка — это санкции не в отношении меня, а в отношении практически всей финансовой системы Российской Федерации». Это серьезная реакция, которая, безусловно, во внешний мир не будет транслирована, потому что вы сами понимаете политические последствия такой трансляции.

Накануне пресс-секретарь президента Дмитрий Песков назвал доклад «прямой и очевидной попыткой приурочить какие-то действия к выборам главы государства так, чтобы оказать на них влияние». Он добавил, что «никакого влияния не будет».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию