16+
Среда, 18 июля 2018
  • BRENT $ 72.50 / ₽ 4571
  • RTS1144.72
3 апреля 2018, 18:42 ФинансыБанки, вклады и кредиты

Татьяна Ушкова: «Все трансформации — это хорошо подготовленный операционный план, иначе трансформации могут превратиться в революцию»

Лента новостей

Председатель правления Абсолют банка Татьяна Ушкова в интервью Business FM рассказала о том, почему кредитная организация решила изменить стратегию развития, в каких направлениях она будет двигаться и за счет чего банк топ-30 может конкурировать в банковском секторе

Татьяна Ушкова, председатель правления Абсолют банка
Татьяна Ушкова, председатель правления Абсолют банка Фото: Абсолют банк
Совет директоров Абсолют банка рекомендовал вас на пост председателя правления, сейчас идет процесс согласования в ЦБ. Поэтому поздравляем, в нашем банковском секторе женщина во главе банка — это пока редкость.
Татьяна Ушкова: Я считаю, что меня пригласили не потому, что я представитель прекрасной половины человечества, а потому, что стратегия, которую выбрал Абсолют банк, является для меня профессиональным вызовом, который я точно могу реализовать. Год назад началась трансформация банка: мы перестаем быть универсальным банком и фокусируемся на определенных нишах, которые мы выбрали для развития. В них мы претендуем на технологическое и экспертное лидерство.
Большая часть вашей карьеры прошла в уральском СКБ банке, где вы возглавляли розничный бизнес. Давайте поговорим о вашем опыте: как он привел вас в эти ниши?
Татьяна Ушкова: Действительно, 15 лет моей банковской карьеры прошли в Екатеринбурге в СКБ банке. Именно там я приобретала опыт лидера по технологиям и лидера-продуктовика в рознице. В 2013 году я присоединилась к команде Абсолют банка, где мне также доверили руководить розницей, региональной сетью, но уже в федеральном банке.
Вы уже сказали, что в Абсолют банке выбраны определенные направления, в которых надо быть лидером. Что это за направления?
Татьяна Ушкова: Это залоговое кредитование физлиц. Мы выбрали две ниши: ипотека и авто. Это товары длительного пользования, которые приобретаются в том же темпе, несмотря на кризисные явления, которые происходят в нашей стране. Также это малый и средний бизнес, но только та ниша, которая обслуживает госкорпорации: я считаю, что государство поддерживает именно этот сегмент развития, и мы сейчас понимаем, какие продукты этому сегменту нужны. Все эти три направления будут развиваться только в цифре, но не с точки зрения создания технологии, а с точки зрения клиентского пользования: чтобы клиент с момента входа в продукт, в процессе обслуживания и в момент выхода получал услугу в диджитале.
Давайте начнем с ипотеки, где доминируют Сбербанк и ВТБ, которые имеют ресурсы и возможности снижать ставку, увеличивая свою долю. Каким образом Абсолют банк может конкурировать с ними за потребителя по ставке?
Татьяна Ушкова: Абсолют банк входит в топ-30 крупнейших банков России, а по ипотеке — в топ-7. Мы уже сейчас занимаем седьмую строчку по выдаче ипотеки. На самом деле, увеличения доли госбанков в секторе ипотечного кредитования не происходит. Они уже на протяжении последних трех лет стабильно сохраняют свою долю в 75%. Остальные 25% принадлежат другим участникам рынка, поэтому коммерческие банки совершенно спокойно присутствуют и конкурируют с монополистами скоростью коммуникации с партнерами и клиентами, а также технологиями.
Но самое главное — это все же ставка. Как по этому показателю частным банкам на равных конкурировать с гигантами?
Татьяна Ушкова: Психологическая отметка по ставке менее 10% пройдена: сейчас на рынке все ставки менее 10%. После этого физлицо уже не за ставку борется, а за условия сделки. Если продолжится снижение ключевой ставки, ставка по ипотеке через полтора года может быть снижена до 7-8%. Маржинальность в этом бизнесе зависит от того, за сколько ты деньги привлекаешь и за сколько размещаешь. Но сейчас самое главное — управлять операционными расходами и риском. Операционные расходы — это технология, которую ты внедряешь. И те банки, которые не задумались о вложениях в технологии, будут уходить с рынка. Маржинальность банковского бизнеса снижается, и мы сейчас можем управлять только операционными расходами и рисками. И вот здесь выходят вперед технологии.
Сейчас под цифрой понимают отсутствие необходимости ходить в офис: все онлайн.
Татьяна Ушкова: Клиенту не надо теперь даже заходить на сайт банка, потому что за квартирами и автомобилями он приходит к партнеру. Поэтому мы должны сделать продукт, который не физическому лицу важен, мы должны сделать продукт, который удобен нашему партнеру: застройщику, агентству недвижимости, автосалону. Потому что сделки скоро уйдут в момент покупки квартиры: это новые преобразования банковского рынка, вы приходите смотреть квартиру и там же совершаете кредитную сделку.
Сейчас должна произойти грандиозная трансформация на рынке недвижимости, когда вместо 214-ФЗ появится 218-ФЗ: вместо долевого строительства — ипотечное кредитование. Как это повлияет на стратегию ипотеки, ее развитие и взаимоотношения банков с девелоперами?
Татьяна Ушкова: Этот закон назрел, и он направлен на то, чтобы сделать строительную отрасль более прозрачной, после того, как было подсчитано, сколько в долевом строительстве находится неконтролируемых денег.
Как говорил один банкир, строительные компании превратились в банки, только без банковского регулирования. Они собирают деньги, строят финансовую схему…
Татьяна Ушкова: На самом деле регулирование банковского рынка тоже видоизменялось, подстраивалось, и мы становились более зрелыми. Сейчас это дошло до строительной отрасли, что совершенно правильно. Для клиента все станет легче, а строительным компаниям надо перестроиться: они станут очень сильно зарегулированными, практически как мы.
Я подвожу к мысли, что в строительном бизнесе очень нужны долгосрочные и надежные партнеры, потому что именно там будет точка коммуникации с клиентом.
Татьяна Ушкова: Именно так. Абсолют банк уже около 15 лет находится на ипотечном рынке, так что построенная за это время партнерская сеть — наша гордость. Когда я в первый раз сказала, что мы будем делать продукт номер один не для физлиц, а для партнеров, это вызвало удивление. Но потом мы поняли, что это правильно и продукт, который мы в цифре запустили, удобен для партнеров.
Многие воспринимают грядущее сокращение числа банков в России, грубо говоря, до сотни, как некоторую аксиому. Рано или поздно мы к этой цифре придем, сейчас у нас банков пока в три раза больше.
Татьяна Ушкова: В этом вопросе в каждой стране свои традиции. Например, в Канаде и Австралии всего четыре банка отраслевых, а есть Германия, где большое количество банков. Я за хорошую конкуренцию. При этом банки делятся и на региональные, которые очень хорошо знают специфику своих регионов, и жаль, что они будут уходить. Потому что глобальные компании не заточены под уникальность каждой территории. И мне кажется, что уход региональных игроков, которые знают своих клиентов, это не очень хорошо.
Как вы думаете, мы дойдем до сотни или останется несколько сотен банков?
Татьяна Ушкова: Я думаю, несколько сотен. Очистка банковской системы произошла, глобально она закончена, поэтому уходить будут те банки, где акционеры решили, что в банковский бизнес вкладываться неинтересно. Маржинальность падает, акционеры принимают решение, нужно ли им банк докапитализировать, потому что сейчас банковская длительность требует вливания от акционера: прибыли может не хватить на то, чтобы банк существовал, развивался и наращивал объемы. Мне кажется, банки будут уходить не потому, что продолжится зачистка, а потому что какие-то акционеры примут решение, что дальнейшее развитие банка им неинтересно. Так что можно ожидать слияния и поглощения или сдачи лицензии.
Некоторые могут назвать ваш банк квази-квази-квази государственным. Потому что ваш акционер — НПФ «Благосостояние», который принадлежит РЖД, РЖД на большую часть принадлежит государству. Что в этом хорошего и что плохого?
Татьяна Ушкова: Сейчас акционер в виде крупнейшей государственной корпорации, даже через четыре поколения, для клиентов, для регулятора, для коллектива — это надежность. При этом согласование стратегий, процедур — это серьезно зарегламентированные вещи, но сегодня, когда надежность выходит на первое место, такой акционер — это звучит круто.
Одним из ключевых направлений Абсолют банка будет малый и средний бизнес, причем связанный с госкомпаниями. Логично предположить, что поставщики РЖД могут стать вашими клиентами. Есть такой отраслевой плюс, связанный с аффилированностью с РЖД?
Татьяна Ушкова: РЖД смотрит на нас как на рыночного игрока, но основные банки-партнеры для компании — это глобальные игроки, потому что РЖД — это покрытие всей страны. У нас есть стратегия работы с РЖД, согласованная с акционером, у нас есть несколько направлений, которые мы развиваем. Это малый и средний бизнес, который обслуживает РЖД, мы для них сделали хорошую продуктовую линейку. У нас есть программа интеграционных вещей с электронной площадкой РЖД. Но там несколько банков допущены, и мы один из них. У нас внутри банка есть девиз: «Один быстрый съедает двух умных», я думаю, что мы будем быстрее, чем другие игроки.
Что поменяет Абсолют банк в ближайшее время?
Татьяна Ушкова: Все трансформации — это хорошо подготовленный операционный план, иначе трансформации могут превратиться в революцию. Стратегия нашей трансформации была согласована полтора года назад, мы очень серьезно технологически готовились, и сейчас мы идем по очень хорошему операционному плану. В конце 2018 года вы увидите, что мы сохраняем позиции топ 5-7 в ипотеке, топ 5-7 в автокредитовании, долю рынка в малом и среднем бизнесе и в гарантийном бизнесе. То есть в нишах, которые мы выбрали в стратегии. Будем потихоньку отвоевывать долю рынка.
Про автокредитование мы пока ничего не сказали: продавцы, дилеры и производители в России уже повысили цены. Как это влияет на спрос на автокредит?
Татьяна Ушкова: Да, цены поднялись, но это нисколько не умерило пыл физлиц купить новые машины и продать свои трехлетние, потому что все жители России поделились на две категории: которые раз в три года пересаживаются на новый автомобиль, как только заканчивается гарантия, и тех, кто как раз покупает эти автомобили. Львиная доля продаж осуществляется в диапазоне от 700 тысяч до миллиона рублей
А кто больше берет в кредит: те, кто покупает новые авто или трехлетние?
Татьяна Ушкова: Конечно те, кто покупает трехлетние — это совершенно разные сегменты физлиц. Те, кто покупают новые, имеют первоначальный взнос в виде средств от продажи своего автомобиля. Те, кто покупает на вторичном рынке, обычно берут кредит почти на всю сумму. Но физлица, которые покупают товары длительного пользования — это уже хорошие заемщики. В России физлица пережили два серьезных кризиса: 2008-го и 2014 годов, когда уже кредитная история сформирована. Банкам сейчас очень просто собрать информацию о физлице: и налоги, и как вы оплачиваете коммунальные платежи, как вы оплачиваете кредиты, и какие визы у вас в паспорте.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию