16+
Вторник, 20 ноября 2018
  • BRENT $ 66.53 / ₽ 4364
  • RTS1132.65
18 апреля 2018, 21:02 ПравоКриминал

Кирилл Серебренников: «Я восьмой месяц живу в некоем зазеркалье»

Лента новостей

С такими словами обратился к суду режиссер Кирилл Серебренников, обвиняемый в причастности к хищении 133 млн рублей. Он заявил, что Минкультуры не смогло обосновать иск на данную сумму. В суде он просил своего 84-летнего отца дождаться его выхода из-под домашнего ареста

Режиссер Кирилл Серебренников.
Режиссер Кирилл Серебренников. Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Режиссер Кирилл Серебренников считает, что Минкультуры не смогло обосновать иск на сумму 133 млн рублей, заявленный в рамках дела о хищении средств при реализации проекта «Платформа». Об этом он заявил на заседании Басманного суда Москвы, оставившего его под домашним арестом до 19 июля. Отвергнув обвинение в хищениях, режиссер заявил, что мероприятия в 2011-2014 годах посетили 130 тысяч человек, и посетовал, что вот уже восьмой месяц живет в «некоем зазеркалье», лишенный возможности работать. Режиссер поблагодарил всех, кто его поддерживает, и в завершение обратился к своему 84-летнему отцу, попросив «дождаться» его выхода из-под домашнего ареста.

Судья Басманного суда Артур Карпов в среду в одном процессе рассмотрел ходатайство Следственного комитета России (СКР) о продлении срока домашнего ареста Серебренникову, директору Российского академического молодежного театра Софье Апфельбаум и бывшему гендиректору АНО «Седьмая студия» Юрию Итину. Бывшего генпродюсера «Седьмой студии» Алексея Малобродского следствие просило оставить в СИЗО. Поскольку меры пресечения всем избирались в разное время, то и продлить их следствие просило до разных дат.

Аншлаг под крики толпы

Заседание прошло при настоящем аншлаге: поддержать обвиняемых в суд пришли около трех сотен представителей театральной общественности, среди которых были актрисы Чулпан Хаматова, Ингеборга Дапкунайте и Ксения Раппопорт. Из-за наплыва посетителей на входе не удалось избежать давки. Многие так и не смогли попасть внутрь и остались стоять под дождем.

Для процесса выделили самый просторный зал, но и он не смог вместить всех желающих. Приставы пустили внутрь лишь родственников и полтора десятка журналистов. Для остальных была организована телетрансляция в коридоре. Когда вели Кирилла Серебренникова, толпа скандировала: «Свободу!» Не обошлось без курьеза: еще до того, как завели фигурантов, туда, минуя толпу, смог просочиться представитель посольства Армении, но бдительные приставы заметили мужчину и вернули в коридор под смех собравшихся.

Назначенное на половину второго заседание началось с задержкой на два часа, но не только из-за организационных моментов: Алексей Малобродский заявил, что узнал о ходатайстве СК лишь накануне и не успел изучить документы. Он просил отменить слушание «как неправомочное» и «вернуть» его «в тюрьму». Но судья Артур Карпов переносить процесс не стал и дал обвиняемому время для изучения документов.

В самом начале стало известно, что Минкультуры, признанное по делу потерпевшим, поддержало ходатайство Следственного комитета. Представитель же СКР заявил, что основания, по которым избирались меры пресечения фигурантам, «не изменились и не отпали». Он просил оставить обвиняемых под домашним арестом и в СИЗО для того, чтобы те могли завершить ознакомление с 258 томами дела. При это сыщик отмечал, что расследование дела «представляет особую сложность» и следователи намерены установить всех возможных соучастников криминальной схемы, в том числе «из числа должностных лиц Минкульта». Ходатайство поддержала прокурор, назвавшая нынешние меры пресечениями «актуальными».

Статистика проекта «Платформа»

Сами фигуранты и их адвокаты просили его отклонить как необоснованное. Одетый во все черное Кирилл Серебренников свое выступление для суда заготовил заранее и зачитывал его по бумажке.

Он начал с того, что находится под домашним арестом вот уже восемь месяцев, в течение которых лишен возможности работать, хотя он «с первого дня» сотрудничал со следствием и рассказывал, «как все было устроено в проекте «Плаформа». Проект режиссер назвал успешным, рассказав, что в нем были задействованы более 650 человек — артисты, художники, технические работники и административный персонал. В течение тех лет и трех месяцев представления посетили более 80 тысяч человек, а еще 50 тысяч зрителей смогли посмотреть постановки бесплатно, сказал он.

По данным режиссера, всего на проект «Платформа» было продано 30 846 билетов на сумму 10 млн 607 тысяч рублей. «В конце марта мы приступили к ознакомлению с материалами дела. Самому следствию очевидно, что никакого преступления я не совершал», — настаивал Серебренников. Он напомнил, что в рамах уголовного дела Министерство культуры подало иск о возмещении ущерба на сумму 133 млн рублей, однако обвиняемый заявил, что министерство не может его объяснить. «Министерство не объяснило, какой ущерб ему был причинен. Ему было мало 80 тысяч человек и 650 участников?» — недоумевал фигурант.

Серебренников в очередной раз подчеркнул, что как худрук проекта он не занимался «финансами, отчетами и покупками», а отвечал лишь за художественную часть. «Я делаю мероприятия, ставлю и репетирую», — пояснил режиссер. Он заметил, что в деле есть письмо замминистра культуры Владимира Аристархова, который отчитался правительству о проведенных мероприятиях. «Для меня очевидно: мы не обманывали Министерство культуры, а Аристархов — правительство», — заявил режиссер.

Завершая свою речь, Серебренников посетовал, что множество интересных проектов проходят без него. «Я восьмой месяц живу в некоем зазеркалье, — сказал он. — Я прошу следствие вернуть меня к нормальной жизни, которая связана с работой в театре, а не с какими-то фантомными страхами о моем побеге».

Обвиняемый поблагодарил за поддержку представителей театральной общественности и своего 84-летнего отца. «Папа, спасибо за твое мужество. Дождись меня, пожалуйста», — попросил режиссер, у которого за время домашнего ареста скончалась мать. В феврале ему разрешили поехать с ней проститься.

Про залоги, поручителей и «классический садизм»

Адвокат Серебренникова Дмитрий Харитонов просил отпустить обвиняемого под поручительства более 130 деятелей культуры и искусства или под залог на усмотрение суда. Если же судья Артур Карпов на это не пойдет, то защитник попросил разрешить его подзащитному ходить на работу в «Гоголь-центр» с 14 до 20 часов ежедневно. Адвокат Малобродского Ксения Карпинская предлагала перевести ее подзащитного из СИЗО под домашний арест в квартире его супруги или освободить под залог, который установит суд. Она сообщила, что Малобродский, который, помимо российского гражданства, имеет гражданство Израиля, 24 марта получил ответ из посольства на свою просьбу. Там согласились информировать правоохранительные органы России в случае, если Малобродскому выдадут новый загранпаспорт «или иной другой проездной документ». Карпинская сообщила, что Европейский суд в приоритетном порядке принял к рассмотрению жалобу ее клиента на чрезмерно долгое пребывание в СИЗО в ходе следствия. «Вопрос стоит только в сумме [компенсации]», — сказала адвокат.

Сам Малобродский вновь заявил, что «следствие грубо белыми нитками шьет дело». Он убеждал суд, что на свободе будет гораздо быстрее знакомиться с материалами, чем в СИЗО, куда следователь приносит по три тома зараз. Он напомнил, что в конце марта его перевели из «Матросской Тишины», куда следователь добирался за 15 минут, в СИЗО № 4 в Медведкове, путь до которого у следователя занимает больше часа. «Из камеры с четырьмя некурящими людьми, обвиняемыми по экономическим статьям, я оказался в камере на восемь человек с 12 курящими ворами и наркоманами. Ничего, кроме клинического садизма и мести за мою несговорчивость, я здесь не вижу», — сказал Малобродский.

За Юрия Итина также был предложен залог на усмотрение суда, а за Софью Апфельбаум ее защитница Ирина Поверинова предложила 1 млн рублей. Сама обвиняемая заявила, что «ни в каком преступлении не участвовала и ничего не похищала». «То, что я делала, работая в Минкультуры (в 2012-2014 годах она занимала должность директора департамента господдержки современного искусства и народного творчества Министерства культуры РФ — Business FM), я делала строго в рамках законодательства», — сказала подследственная. Ее адвокат добавила, что обвиняемая не состояла в «панибратских» отношениях с Кириллом Серебренниковым. «Не являясь финансистом и не имея специального образования, она проверяла документы, и ей все казалось правильным», — сказала защитница. Она назвала сумму вмененных хищений абсурдной.

Пробыв в совещательной комнате два часа, судья Артур Карпов счел ходатайство СК обоснованным. Он оставил Кирилла Серебренникова и Софью Апфельбаум под домашним арестом до 19 июля, Юрия Итина — до 24 мая. Срок же нахождения Алексея Малобродского в СИЗО был продлен до 19 июня.

Шестеро фигурантов

Уголовное дело было возбуждено 19 мая 2017 года. Всего по нему в качестве обвиняемых проходят шесть человек, включая еще одного бывшего генпродюсера «Седьмой студии» — сменившую на этом посту Малобродского Екатерину Воронову. Она объявлена в розыск. Бывший главбух данной организации Нина Масляева признала вину и заключила сделку со следствием. 16 апреля Басманный суд оставил ее под домашним арестом до 23 мая. Остальные фигуранты вину отрицают.

В середине января расследование по делу было завершено, сейчас фигуранты знакомятся с материалами. Всем вменяется «мошенничество в особо крупном размере, совершенное в составе организованной группы» (ч. 4 ст. 159 УК РФ). По версии следствия, хищения имели место в 2011-2014 годах в ходе реализации проекта «Платформа», автором которого был художественный руководитель «Гоголь-центра», режиссер Кирилл Серебренников. Из бюджета на проект выделили 216,5 млн рублей. Следствие утверждает, что часть средств — 133 млн рублей — была украдена. Это было сделано с помощью предоставлявшейся в Минкультуры отчетной документации, которая содержала завышенные данные о количестве и стоимости проводимых мероприятий. Первоначально СК заявлял, что также были похищены деньги, выделенные на постановку спектакля «Сон в летнюю ночь», которая якобы не состоялась, однако многие зрители заявили, что видели представление. В рамках уголовного дела Минкультуры заявило иск о возмещении ущерба на сумму 133 млн рублей.

Бывший гендиректор АНО «Седьмая студия», а ныне директор театра имени Федора Волкова в Ярославле Юрий Итин находится под домашним арестом дольше всех — с 25 мая 2017 года. Алексея Малобродского заключили в СИЗО 21 июня, а Кирилла Серебренникова отправили под домашний арест 23 августа. На Софью Апфельбаум надели электронный браслет 27 октября 2017 года.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию