16+
Воскресенье, 20 мая 2018
  • BRENT $ 78.71 / ₽ 4900
  • RTS1173.14
10 мая 2018, 14:01 Право

Познер о решении по Малобродскому: «Не понимаю мотивацию судьи»

Лента новостей

Малобродского не отпустили под домашний арест. Басманный суд не стал рассматривать повторную просьбу следователей о смене меры пресечения. После этого бывшему директору «Гоголь-центра» стало плохо — подозрение на инфаркт

Алексей Малобродский.
Алексей Малобродский. Фото: Андрей Никеричев/АГН «Москва»

Обновлено в 16:11

Басманный суд Москвы отказался рассматривать вопрос о переводе под домашний арест экс-директора «Гоголь-центра», продюсера Алексея Малобродского. Причина — в не вступивших в законную силу предыдущих решениях по аналогичному вопросу.

Судья перед рассмотрением ходатайства СКР поставила на обсуждение вопрос о возврате материала следствию. Прокурор поддержала эту позицию.

При этом ходатайство следствия о домашнем аресте в суд пришел поддерживать руководитель следственной группы по делу «Седьмой студии», старший следователь по особо важным делам при главе СК России Александре Бастрыкине Александр Лавров. Он настаивал на рассмотрении ходатайства. Это уже повторный отказ следствию. 27 апреля Басманный суд также отказался удовлетворить просьбу о переводе Малобродского под домашний арест. Тогда суд счел, что основания в ходатайстве оказались идентичны тем, которые были указаны в материалах для продления обвиняемому срока содержания под стражей.

Кардиолог Алексея Малобродского Ярослав Ашихмин опубликовал в Facebook его медицинский диагноз и попросил о помощи.

«В Басманном суде у Алексея Малобродского инфаркт миокарда, нестабильная стенокардия, осложнившаяся сердечной недостаточностью. Работники скорой вместо того, чтобы экстренно везти в сосудистый центр, делают невесть что. Прямая угроза жизни. Нужно спасти одного из лучших людей страны, это вопрос жизни и смерти. Есть кто-то, кто может помочь с экстренной госпитализацией заключенного СИЗО? Как быть?»

Вот что рассказала из суда корреспондент Business FM Александра Сидорова:

«Заседание началось сегодня с опозданием на 30 минут, в 12:30. Задержку не объяснили. Трансляции как таковой в других залах суда не было. Только в одном зале мы могли услышать и увидеть происходящее. Алексея Аркадьевича ввели в 12:30 в зал суда. Вели его под руки, но шел он при этом сам. Вид у него был очень огорченный, но при этом — легкая улыбка. Его завели в зал, после заседание проходило буквально минут восемь. Его проводила судья, которая раньше не участвовала в процессе, Елена Ленская. После рассмотрения всех сторон она удалилась на вынесение решения. На судебном заседании присутствовала жена Малобродского Татьяна Лукьянова. Огласили решение суда, и после этого мы вышли из зала, но буквально через пару мгновений из зала выбежала адвокат и попросила срочно позвать врача. Врач прибежал. Как потом выяснилось, это лечащий врач Алексея Малобродского, который общался с ним уже в прошлую пятницу. Очень скоро он вышел из зала, вместе с ним вышли защитницы, и попросили прессу и камеры снимать, и фотографировать, и опрашивать врача. Врач, который представился нам как лечащий врач Алексея Малобродского, кардиотерапевт, сказал, что состояние у Алексея Аркадьевича сейчас очень тяжелое. Он еще во время заседания заметил, что у него была тяжелая одышка, и я это, кстати, тоже видела. По его словам, непосредственно к Алексею Аркадьевичу его не допустили, когда он забежал в зал судебного заседания. Он увидел, что конвойные якобы хотели заставить его идти, хотя, судя по его состоянию, он должен транспортироваться только в лежачем состоянии. Доктор заявил нам, что еще в пятницу осматривал Малобродского в СИЗО, по его словам, сейчас речь может идти о том, что у него инфаркт. Возможно, подозрения есть на сахарный диабет. Сейчас ему необходима кардиореанимация, коронарография. В Москве есть клиники, в которых проводится такая процедура. После вот этого небольшого интервью доктора Малобродского вывели из суда. Его вели под руки, и было видно, что сам он бы, наверное, не дошел. У него была посиневшая кожа, посиневшие щеки и глаза, которые бегали в разные стороны. Было видно, что ему очень плохо. Его тут же завели на лестницу Басманного суда. Двери за ним закрылись, и прессу туда не пропустили. Далее его повели якобы в конвойную комнату. Лечащего врача, который выступал перед журналистами, к нему не допускают. К зданию суда подъехала «скорая», из нее вышли два врача. Они зашли в это самое конвойное помещение, и буквально через пару минут «скорая» завернула за угол улицы, на которой находится Басманный суд и якобы заехала во внутренний двор».

Алексей Малобродский, по всей видимости, стал заложником какого-то конфликта между следствием и судом — такую версию выдвинул в интервью Business FM председатель правления Московского юридического агентства Алексей Линецкий.

Алексей ЛинецкийАлексей Линецкий председатель правления Московского юридического агентства «Хотя решение суда по букве закона является, возможно, и правильным, и до рассмотрения апелляционной жалобы, может быть, повторные ходатайства следствию и не стоило подавать, но с учетом того, что существенным образом ухудшилось состояние здоровья Малобродского, следствие не только могло, но и должно было возбудить такое ходатайство о переводе его под домашний арест и предоставить ему возможность обратиться в специализированное медицинское учреждение за помощью. Думаю, что в данном случае имеет место конфликт между судом и следствием. И жертвой этого конфликта, в данном случае, оказался Малобродский. Когда судьи занимают такую излишне принципиальную позицию и при этом Малобродский оказывается в ситуации заложника вот этого конфликта реальной угрозы жизни, с учетом его состояния здоровья, присутствует. И следствие, конечно, абсолютно правильно ходатайствует о переводе его под домашний арест. А судья, на мой взгляд, хотя в соответствии, может быть, и с буквой закона, но не в соответствии с его духом, отказывает в этом абсолютно обоснованном ходатайстве следствию и адвокатуре. Поэтому, на мой взгляд, конечно, следствие должно снова выходить с подобным ходатайством. И, может быть, каким-то образом все-таки пытаться переломить ситуацию. Иначе просто может случиться трагедия, и эта трагедия, конечно, окажется на совести тех людей, которые возражают против абсолютно обоснованного перевода человека из-под стражи под домашний арест».

Суд над Малобродским перешел в трагическую клоунаду, и это не способствует улучшению реноме нашей страны на международной арене — таково мнение создателя и художественного руководителя московского театра «Школа современной пьесы» Иосифа Райхельгауза.

Иосиф Райхельгауз создатель и художественный руководитель московского театра «Школа современной пьесы» «Я не знаю, может быть, они виновны все: и Серебренников, и Малобродский — все виновны. Но тогда покажите, докажите. Из этого сделали какую-то клоунаду, какую-то дурь из всего этого. Такую трагическую клоунаду. Вот мы удивляемся, что весь мир считает нас нецивилизованной страной, а каким-то углом Северной Кореи. Сколько можно мучать человека? Каждые три дня приводить его в зал суда и уводить, говорить: «Нет, все не так». Мелкая, в общем, никакая проблема не может решиться уже год».

Тележурналист Владимир Познер заявил, что также считает мотивировку решения Басманного суда неясной.

Владимир ПознерВладимир Познер советский и российский тележурналист, телеведущий «Не понимаю мотивацию судьи. Я бы хотел услышать, почему, собственно говоря, судья решил так. Чего он опасается? Что этот человек сбежит или там еще что-то? Потому что для того, чтобы принять такое решение, учитывая состояние этого человека, надо иметь какие-то веские основания. Я готов допустить теоретически, что они у судьи есть. Вот тогда я бы хотел их услышать. А если их нет, вот похлеще наказать или еще что-то, конечно, говорить о гуманности суда не приходится».

В Кремле сожалеют в связи с ухудшением здоровья Малобродского, сказал журналистам пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Он оставил без комментариев вопросы, связанные с возможностью перевода Малобродского из СИЗО под домашний арест.

Дмитрий ПесковДмитрий Песков заместитель руководителя администрации президента — пресс-секретарь президента РФ «Безусловно, мы сожалеем в связи с плохим самочувствием и надеемся, что станет лучше. Это первое. А, что касается уже непосредственно вопроса, связанного с требованием оставить в СИЗО или перевести куда-то, то мы не уполномочены что-либо говорить, что-либо комментировать. Это не является прерогативой Кремля».

Малобродского вместе с другими фигурантами «дела «Седьмой студии» подозревают в участии в хищении 133 млн рублей из госбюджета. Расследование дела завершено, обвиняемые в настоящее время знакомятся с материалами дела. Все обвиняемые, включая известного режиссера Кирилла Серебренникова, эти обвинения отвергают. Исключение — бывший бухгалтер Нина Масляева, давшая показания не только на себя, но и на других фигурантов.

Около месяца назад жена Малобродского написала открытое письмо омбудсмену Татьяне Москальковой и главе СКР Александру Бастрыкину, в котором выразила опасение за жизнь и здоровье мужа после его перевода из «Матросской Тишины» в СИЗО «Медведково». Малобродского тогда поместили в 12-местную камеру, но после вмешательства Москальковой его перевели в камеру на четырех человек.

Малобродский уже почти год находится в СИЗО. Ему 60 лет. После сегодняшнего решения суда он почувствовал себя плохо из-за проблем с сердцем. Ему вызвали «скорую», сообщалось, что требуется кардиореанимация. Речь идет о подозрении на инфаркт.

Рекомендуем:

  • Фотоистории