16+
Суббота, 23 июня 2018
  • BRENT $ 75.53 / ₽ 4751
  • RTS1125.41
25 мая 2018, 19:38 ПолитикаПерсоны
Спецпроект: ПМЭФ-2018

Путин обратился к Макрону: «Не переживайте, мы поможем»

Лента новостей

Президент России предложил коллеге из Франции помощь в вопросах безопасности вместо США. Он также отметил, отвечая на вопросы американского агентства Bloomberg, что готов к встрече с Трампом, «но вот пока не складывается»

Владимир Путин и Эммануэль Макрон.
Владимир Путин и Эммануэль Макрон. Фото: Grigory Dukor/Reuters

Обновлено 26 мая в 17:45

Владимир Путин предложил Эммануэлю Макрону помощь в вопросах безопасности вместо США. Главным событием Петербургского форума в пятницу, 25 мая, стало пленарное заседание с участием российского президента, его французского и японского коллег — Эммануэля Макрона и Синдзо Абэ. Началось оно с выступления Путина, заявившего, что глобальное недоверие в мире делает проблематичными перспективы глобального роста.

Затем слово взял Эммануэль Макрон. Французский лидер начал с того, что почтил память погибших во время блокады Ленинграда. Он также говорил о глобальном недоверии. А в качестве примера того, каким должно быть доверие, привел сцену из романа Толстого «Война и мир» — встречу Пьера Безухова и Платона Каратаева.

После выступлений начались ответы на вопросы. В данный момент основная тема обсуждения — это выход США из иранской сделки. Модератор дискуссии — главный редактор Bloomberg Джон Миклетвейт. Он задал Владимиру Путину провокационный вопрос о взаимоотношениях с Вашингтоном:

— Есть ли у вас какие-то предложения относительно того, каким образом работать с президентом Трампом, потому что вы как-то были связаны с его выборной кампанией? Вы сейчас видите, что произошло. Многие компании находятся под санкциями. США только что вышли из иранской сделки. Северная Корея тоже сталкивается с проблемами.

— Провокатор. Я не был связан с избирательной кампанией господина Трампа. Мы, конечно, не можем быть удовлетворены уровнем и характером российско-американских отношений. Мы готовы к этому диалогу, господин Трамп предложил провести отдельную встречу, но вот пока не складывается у нас. Много возникает проблем, но мы готовы к тому, чтобы вести этот диалог предметный. Я думаю, что он давно назрел, многосторонний, по очень многим направлениям. Дональд высказал озабоченность по поводу возможной новой гонки вооружений. Я с ним полностью согласен. Он, вот эти шаги, которые мы обсуждаем сейчас — и по северокорейской проблеме, и по иранской, они, конечно, нас не сближают, но это тоже повод для того, чтобы обсуждать эти вопросы. Вот Эммануэль сказал, что у Европы и США есть взаимные обязательства. Европа зависит от Соединенных Штатов в сфере безопасности. Но на этот счет не надо переживать. Мы поможем. Обеспечим безопасность. И, во всяком случае, все, что от нас зависит, мы сделаем для того, чтобы не было никаких новых угроз. Мне кажется, думать нужно вот в этом направлении. Это первое. Второе. По поводу того, что Соединенные Штаты, президент США — я подискутирую с президентом Франции, он проиграл оттого, что вышел из иранской ядерной сделки. Я так не думаю. Я не думаю, что президент США Трамп проиграл, потому что, во-первых, он исполняет свои предвыборные обязательства. И в этом смысле он даже отчасти внутриполитически выиграл. Но если все-таки эта сделка будет окончательно разрушена, то тогда многие могут проиграть. И мы должны сделать все для того, чтобы это не произошло. А для этого нужно работать, конечно, со всеми участниками процесса, и прежде всего с Соединенными Штатами. Почему? Потому что я кухню немножко подраскрою. Как готовилась вот эта сделка, о которой мы сейчас говорим? Да, в основном этот диалог-то был между США и между Ираном. Все остальные участники процесса так немножко корректировали все, что происходит, в том числе и Россия, ну и часто мы это делали для того, чтобы обеспечить интересы Ирана, я не буду скрывать. Но все-таки все пришли к какому-то общему знаменателю. После достаточно глубоких двусторонних переговоров между Ираном и Соединенными Штатами. Несмотря на все сложности, две страны могли договориться тогда. И сейчас ведь президент Соединенных Штатов не закрывает ворота, дверь для переговоров. Он говорит о том, что его не устраивает там очень многое. Но, в принципе, он не исключает договоренностей с Ираном. Но это может быть дорога только с двусторонним движением. Поэтому не нужно здесь излишне нагнетать ситуацию, если мы хотим что-то сохранить. Нужно вот двери оставлять открытыми для переговорного процесса и для конечного результата. Мне кажется, что еще не все потеряно.

Впечатлениями от форума с Business FM поделился директор Института прикладных политических исследований Григорий Добромелов:

— В целом ПМЭФ, конечно, удался — большое количество иностранных гостей. Если предыдущие несколько форумов было достаточно сложно с точки зрения привлечения иностранных участников организовать, в этом году удалось привлечь достаточное количество, несмотря на сложности с подготовкой организации, поскольку правительство было утверждено в последний момент. А это организаторам доставляло большие сложности, но они великолепно справились. И, конечно же, ощущение от петербургского форума, с точки зрения оптимистичности ожиданий участников, разительно отличается от предыдущих, потому что и цена на нефть, и в целом экономическая ситуация в стране, и разговоры о том, что Россия попала в политическую изоляцию. А тут огромная делегация из Франции, большая делегация из Китая, из США, даже Великобритании говорит о том, что, конечно, настроения в целом участников и организаторов достаточно оптимистичны.

— Что вы можете сказать по поводу выступления Макрона, который еще в четверг, 24 мая, начал рассыпаться в комплиментах: «дорогой, Владимир...», а в пятницу продолжил? Конечно, французская политическая учтивость, но тем не менее.

— Макрон абсолютно четко понимает, что для него это окно возможностей для того, чтобы Франция встала в один ряд с точки зрения геополитической силы, которую она потеряла в последнее время, рядом с Россией, США, и несколько потеснить даже Германию. И Макрон успешно использует сложившуюся ситуацию для того, чтобы привлечь на свою сторону симпатии российской элиты.

Выступление Путина Business FM также обсудила с директором Центра политологических исследований Финансового университета Павлом Салиным:

— Начнем с неожиданного предложения, так сказать, обеспечить безопасность Франции. Почему такое заявление было сделано и почему сейчас?

— Потому что Россия, российские власти, они прекрасно понимают, что в одиночку они не смогут продвигать свои интересы на международной арене, нужны какие-то союзники в условиях санкционного давления. Раз уж господин Макрон посетил форум, соответственно, необходимо попытаться достичь с ним каких-то договоренностей. То есть понятно, почему адресатом выступила именно Франция.

— А общее впечатление от сегодняшних выступлений и Путина, и Макрона, и Синдзо Абэ, что можете сказать?

— Запад присматривается к России, он присматривается к тому, как Россия реагирует на те экономические вызовы, с которыми она столкнулась, то есть в каком состоянии экономика, какие есть перспективы и, самое главное, что Россия может предложить тем игрокам, которых она называет своими партнерами. Не формально, как США российские власти называют, а в Европе партнеры, а что касается выступления российского президента, то по форме там есть, конечно, новизна, а по сути все то же самое. То есть первая часть выступления — это что виноват Запад, США, только сейчас эта вина прописывается не через геополитическую систему координат, а через экономическую систему координат. И вторая часть выступления — это то, что Россия намерена сделать вот эти четыре направления. Здесь, конечно, общие слова, нужно смотреть на конкретное наполнение, которое Владимир Путин оставил за правительством.

Перед пленаркой Владимир Путин выступил на российско-французской сессии Петербургского форума. Он призвал иностранных партнеров больше инвестировать в Россию. Сказал, что только одна финская компания Fortum вложила в Россию 6 млрд долларов, а вся Франция — 15. И объяснил фразу Игоря Шувалова, который год назад, будучи первым вице-премьером, сказал, что Путин «заболел цифровой экономикой». По словам Путина, он совершенно здоров, а вот мировая экономика «беременна цифровизацией», но беременность — это не болезнь, а нормальное состояние.

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию