16+
Понедельник, 10 декабря 2018
  • BRENT $ 61.03 / ₽ 4055
  • RTS1142.89
22 августа 2018, 03:29 Политика
Актуальная тема: Антироссийские санкции

Новые санкции под разговоры о дружбе. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Как только Дональд Трамп заявляет о своей готовности дружить с Россией — тут же вводятся новые санкции. К чем приведет эта закономерность?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Дмитрий Песков отреагировал на слова Дональда Трампа о готовности сотрудничать с Россией и снять с нее санкции при определенных условиях. «Мы слышим много различных заявлений. Тут нужно понимать, о каких именно условиях идет речь. Мы приветствуем заявления, которые подтверждают готовность сотрудничать. Но еще больше мы приветствовали бы какие-либо конкретные действия», — сказал журналистам пресс-секретарь российского президента. Говоря об условиях снятия санкций, Трамп упомянул Украину и Сирию, однако не конкретизировал требования США.

Между тем в сенате прошли слушания на тему так называемого российского вмешательства — на сей раз уже в промежуточные выборы в ноябре — а также о мерах администрации по противодействию. Отчитывались представители Минфина и Госдепартамента. Было объявлено и о новых санкциях: под ограничения попали шесть российских судов, два гражданина России и четыре компании. Официальная причина — эти новые фигуранты черных списков нарушали санкции против КНДР, а вторая причина — якобы враждебная деятельность России в киберпространстве.

К слушаниям было приурочено заявление компании Microsoft об атаке российских хакеров на сайты американских консервативных организаций, таких как Гудзоновский институт и Международный республиканский институт. Чего ждать дальше? Об этом в комментарии Георгия Бовта.

Уже появилась своеобразная закономерность: как только Дональд Трамп заявляет о своей готовности дружить с Россией, так буквально тут же вводятся новые санкции. На сей раз его слова были даже для него, часто неточного в формулировках, особенно запутанными. Из них совершенно неясно, чего именно США хотят от России по Украине и Сирии конкретно, когда именно они этого хотят и является ли такое сотрудничество условием ослабления санкций. Тем более что без согласия конгресса Трамп все равно их теперь ни снять, ни ослабить не может. К тому же, как разъяснил Кремль, оказывается, во время саммита двух президентов в Хельсинки никаких конкретных условий ни по Сирии, ни по Украине не обсуждалось.

Впрочем, на фоне настоящего санкционного угара, охватившего американский истеблишмент, трудно вообще представить, что вся эта политика преследует какие-либо конкретные осознанные и, главное, реалистичные цели — добиться чего-либо от Москвы в обмен на изменение ее политики. Нет, речь, как уже очевидно, идет просто о санкциях как самоцели курса в отношении России в принципе. Его задача-максимум — это, судя по всему, снос режима, а задача-минимум — месть или наказание за плохое поведение.

И вот в ходе сенатских слушаний представители администрации в качестве очередного доказательства жесткости курса Белого дома по отношению к Москве заявили о принятых еще два месяца назад санкциях против двух компаний, двух физических лиц и двух судоходных компаний с шестью судами. Одним досталось за нарушение эмбарго против КНДР, другим — за якобы кибератаки против американской демократии. В частности, суда, приписанные к порту Владивосток, обвиняют в том, что они перегрузили на северокорейские танкеры 3,5 тысячи тонн нефти.

Итого со времени прихода к власти администрации Трампа, которому якобы «русские» помогли выиграть выборы, под ограничительные меры со стороны США попали уже 217 российских частных и государственных компаний, бизнесменов, чиновников и политиков, в том числе 14 банков и 20 энергетических компаний. По словам представителя Госдепа, в целом эмбарго со стороны США обошлось российской экономике чуть ли не в десятки миллиардов долларов, а доходы компаний — фигурантов черных списков упали на четверть.

Такие заявления, кроме всего прочего, преследуют цель еще и перехватить инициативу в проведении санкционной политики у конгресса, доказывая принципиальность и жесткость Белого дома по отношению к Москве. В исполнении же конгресса, где многие хотели бы вводить все новые и новые санкции уже через голову администрации, они бы уже приобрели характер снежной лавины.

В рамках такой самостоятельности от конгресса 22 августа Белый дом вводит первый пакет санкций в рамках закона о запрещении химического и бактериологического оружия от 1991 года, увязывая это с попыткой отравления Сергея и Юлии Скрипалей в британском Солсбери в марте, в чем Лондон и Вашингтон обвиняют Москву. В этот пакет будет включен запрет на поставку в Россию технологий и товаров двойного назначения.

Через три месяца, если будет сочтено, что Москва не сотрудничает в вопросе запрета химоружия, будет введен второй пакет, предусматривающий гораздо более жесткие ограничительные меры. До сих пор их вводили только против Сирии, КНДР, Ирана, Судана и Ливии при Каддафи.

К тому времени уже будет ясно, успеет ли конгресс нынешнего созыва принять свой санкционный закон, предусматривающий, в частности, запрет на покупку российских долговых обязательств, эмбарго на трансакции с семью крупнейшими госбанками и запрет на практически всякое сотрудничество в энергетической сфере. По мере подготовки этих гадостей Дональд Трамп будет периодически выступать с туманными и в меру благостными заявлениями о том, как он хочет дружить с Россией вообще и Владимиром Путиным в особенности.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию