16+
Пятница, 16 ноября 2018
  • BRENT $ 67.23 / ₽ 4430
  • RTS1131.13
6 ноября 2018, 10:05 Финансы

Кто рискнет бросить вызов США по иранскому вопросу? Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Новые антииранские санкции предусматривают ограничения на экспорт иранской нефти, однако для восьми стран действуют временные послабления. Правда, условие — сокращение закупок. Тегеран собирается торговать своей нефтью вопреки ограничительным мерам

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

С 5 ноября начали действовать новые жесткие антииранские санкции со стороны США. Они предусматривают ограничения на экспорт иранской нефти. Хотя для восьми стран, включая Южную Корею, Индию и Японию, сделано временное послабление, но с условием, что они будут сокращать свои закупки.

Что касается ЕС, основного импортера иранской нефти, госсекретарь США Майк Помпео заявил, что Америка не позволит компаниям из ЕС вести одновременно бизнес и с США, и с Ираном. В свою очередь, президент Ирана Хасан Роухани сказал, что Тегеран будет торговать своей нефтью вопреки санкциям со стороны США. В своей статье для The Financial Times он призвал страны Евросоюза занять солидарную с Ираном позицию перед лицом «односторонней позиции США».

«Руководство Вашингтона своей позицией ставит под удар международную стабильность. Президент Дональд Трамп ведет себя оскорбительно по отношению к своим же союзникам, и этого уже достаточно для того, чтобы увидеть, насколько серьезную проблему это представляет для мировой системы», — пишет в статье иранский президент. Как дальше может развиваться ситуация? Об этом — в комментарии Георгия Бовта.

Вашингтон не назвал сразу все восемь стран, которым будет предоставлена временная отсрочка по присоединению к нефтяному эмбарго против Ирана. Две из них должны будут довести свой импорт до нуля. Предполагается, что в списке такие крупные импортеры иранской нефти, как Индия, Япония, Южная Корея, Тайвань, Турция и даже Китай. С двумя последними странами, судя по всему, разрешение торговать нефтью с Ираном может стать частью более широких сделок в контексте нынешних непростых двусторонних отношений. Ну, или не станет.

Все восемь стран должны уже немедленно начать «существенно снижать» объемы импорта. США оставляют за собой право субъективной трактовки того, что такое существенное снижение. В санкционном механизме вообще много простора для манипуляций со стороны Вашингтона.

Так, например, под давлением «ястребов» типа помощника по вопросам нацбезопасности Джона Болтона система межбанковских переводов SWIFT, расположенная в Бельгии, может оказаться под вторичными санкциями США, хотя более умеренные члены администрации типа госсекретаря Помпео выступали против того, чтобы трогать SWIFT. Формулировка тут такая, что тоже дает некоторый простор для толкования: по словам министра финансов США Стивена Мнучина, SWIFT «может оказаться под санкциями, если будет осуществлять транзакции с определенными иранскими финансовыми институтами».

Таким образом, Иран не сможет пользоваться системой SWIFT для платежей по нефтяным сделкам. Евросоюз, правда, в лице разных представителей громко возмущается и грозится создать специальный механизм платежей с тем, чтобы такие сделки проводить. Однако тут, скорее, больше бравады, чем реальной готовности пойти наперекор Вашингтону. Механизм этот так и не создан, хотя про санкции было все известно полгода назад. Создавать его будут все равно с оглядкой на Вашингтон и возможные негласные послабления от него для европейцев в ответ на какие-то их уступки.

Наконец, такой механизм вряд ли останется непрозрачным для американского мониторинга. Крупные европейские компании не станут рисковать своим бизнесом в Америке. Никакие обещания компенсаций со стороны ЕС потерь от американских санкций в этом случае никакие солидные европейские компании не прельстят. Поскольку заведомо эти компенсации будут ничтожными. Разве что на якобы независимый от США механизм платежей подпишутся некие второстепенные фирмы-прокладки, через которые и пойдет небольшой объем нефти.

Иранский нефтяной экспорт в сентябре уже упал до 1,5 млн баррелей в сутки против 2,3 млн в июне. В ноябре он может упасть еще на треть. Однако существенная часть этого падения уже компенсирована увеличением добычи со стороны Саудовской Аравии и России, а также ростом добычи в самих США, которые по суточным объемам недавно обогнали нашу страну. Только в этих трех странах в совокупности за последние два месяца добыча выросла примерно на 1,5 млн баррелей, притом что в самом худшем случае мировой рынок может потерять 2 млн баррелей иранской нефти.

Российское руководство пока резко не реагирует на введение новых санкций, и это понятно. Стоит дождаться результатов встречи Путина и Трампа 11 ноября в Париже, а затем на «большой двадцатке» в Аргентине в конце месяца.

Ранее в Америке звучали опасения, согласно которым Россия может саботировать нефтяное эмбарго и тайно закупать иранскую нефть и перепродавать ее. Однако этого не произойдет, если в результате переговоров двух президентов будут достигнуты какие-то компромиссы по другим проблемам. В том числе это будет зависеть от того, какие санкции будут применены по отношению к самой России в рамках, например, второго пакета ограничений, увязанных с «делом Скрипалей», дедлайн которых истекает 22 ноября.

Введя жесткие ограничительные меры против Ирана, Вашингтон, как всегда, оставил для себя пространство для маневра и торга с позиции силы с другими заинтересованными сторонами, от которых, в свою очередь, солидарной и тем более принципиальной позиции в отношении США по иранскому вопросу ждать, увы, не приходится. Тут каждый за себя.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию