16+
Пятница, 16 ноября 2018
  • BRENT $ 67.20 / ₽ 4428
  • RTS1131.13
7 ноября 2018, 19:36 Право

«Горечь за родину» и «часть большой лжи». Фигуранты дела «Седьмой студии» предстали перед судом

Лента новостей

Они не признал вину в хищении 133,2 млн рублей. Режиссер Кирилл Серебренников сравнил обвинение со сломанным принтером, другие говорили о «мантрах» и «заклинаниях». Что рассказали обвиняемые?

Кирилл Серебренников.
Кирилл Серебренников. Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

В Мещанском суде Москвы началось рассмотрение одного из самых резонансных дел последних лет — так называемого дела «Седьмой студии». Преставшие перед судом четверо фигурантов отвергли обвинение в хищении более 133 млн рублей, выделенных в 2011-2014 годах на театральный проект «Платформа».

Основной обвиняемый — режиссер Кирилл Серебренников — уже в первый день начал давать показания. Он заявил, что отвечал лишь за художественную часть проекта и не ведал финансами. Перед началом разбирательства у здания суда не наблюдалось ажиотажа. Не было митингов или пикетов, как в 2017 году, когда избирали домашний арест художественному руководителю «Гоголь-центра».

Отсутствовали полицейские патрули. Стражи порядка не стали устанавливать и металлические заграждения, как это нередко бывает при слушаниях громких дел. Готовясь к наплыву СМИ, суд открыл двери для журналистов в половине девятого утра. Представителей массмедиа было много.

Также поддержать фигурантов пришли друзья, родственники и несколько десятков коллег. Всего зал судьи Ирины Аккуратовой вместил около 70 человек. Для тех же, кому не хватило места, на девятом этаже организовали телетрансляцию. Поскольку большинство подсудимых находятся под домашним арестом, Кирилл Серебренников, Юрий Итин, Софья Апфельбаум и Алексей Малобродский расположились в самом начале зала на первой скамье.

Слушание, назначенное на 9:30, стартовало почти с часовым опозданием. Для того чтобы огласить обвинительное заключение, прокурору Олегу Лаврову потребовалось полтора часа. А перед этим суд признал фигурантов гражданскими ответчиками по иску Минкультуры на сумму инкриминируемого им ущерба в 133,237 млн рублей. Ранее министерство было признано по делу потерпевшим.

«ОПГ Серебренникова»

Обвинительное заключение гласило, что все подсудимые входили в организованную преступную группу, которая была создана в 2011 году режиссером Кириллом Серебренниковым. К тому времени худрук театра «Гоголь-центр» разработал проект «Платформа», призванный популяризировать современное искусство. Его предлагалось финансировать из бюджета.

Для «организации договорных отношений» с Минкультом Серебренников учредил АНО «Седьмая студия», утвердил устав и сформировал правление. В него, помимо себя, он включил назначенного на должность гендиректора «Седьмой студии» Юрия Итина. Гособвинитель назвал его наряду с Серебренниковым, по сути, создателем ОПГ. «Имея корыстный умысел на личное обогащение путем обмана и злоупотребления доверием сотрудников Минкультуры, они приняли решение создать устойчивую, сплоченную, организованную группу, в которую вовлекли» Екатерину Воронову, Алексея Малобродского, а также Софью Апфельбаум и Нину Масляеву.

По его словам, на протяжении четырех лет, вплоть до 2014 года соучастники занимались хищением бюджетных средств. Это делалось путем предоставления в министерство культуры недостоверных данных о стоимости и качестве проводимых работ и мероприятий, их стоимость была завышена. При этом возглавлявшая в то время департамент государственной поддержки искусства и народного творчества Софья Апфельбаум якобы знала, что у «Седьмой студии» было «преимущественное положение» на участие в конкурсах по реализации госконтракта.

В рамках него «Седьмой студии» выделялись многомиллионные субсидии. Апфельбаум принимала от фирмы отчеты о выполненных работах, не проводя никаких проверок, указал Лавров. При этом прокурор отметил, что все подсудимые действовали «из корыстной заинтересованности в целях личного обогащения». Он рассказал, что «Седьмая студия» заключала договоры с подконтрольными фигурантам юрлицами и предпринимателями. На их счета выводились средства «за якобы оказанные работы и услуги», затем средства обналичивались и похищались.

Одной из таких «карманных» фирм, по словам обвинителя, было ИП «Синельников», через которое «прокачали» часть из выделенных Минкультуры 40 млн рублей. По версии гособвинения, Серебренников осуществлял «общее руководство и координацию» соучастников, «лично заключал с Минкультом соглашения на предмет выделения бюджетных денежных средств и предпринимал меры для сокрытия хищений». Итин же контролировал хозяйственную деятельность организации, а также обеспечивал видимость заключения фиктивных договоров по освоению государственных денег и распределял похищенное.

В ОПГ также входили сменившая Малобродского на посту генпродюсера «Седьмой студии» и впоследствии сбежавшая от следствия Екатерина Воронова, а также главбух АНО Нина Масляева, которая занималась «обналичкой». Стоит отметить, что на руководящие должности в «Седьмой студии» всех троих назначил Юрий Итин. Масляева впоследствии решила признать вину и заключила сделку со следствием. Ее дело выделено в отдельное производство. Судя по всему, его рассмотрят уже после того, как она даст показания на процессе Серебренникова и других.

Прокурор заключил, что всего подсудимые «противоправно и безвозмездно обратили в свою пользу и распорядились по своему усмотрению» бюджетными средствами на сумму 133,237 млн рублей. Их действия следствие квалифицировало как мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ).

«Искаженные показания»

Выслушав обвинение, подсудимые заявили, что вину не признают. Причем большинство подсудимых, за исключением Итина, настаивали, что им непонятно обвинение. Отношение бывшего гендиректора «Седьмой студии» к предъявленному обвинению высказал его адвокат Юрий Лысенко. Он заявил, что обвинение не соответствует требованиям уголовно-процессуального закона.

«Следствие провело знак равенства между обналичиванием денежных средств и хищением», — сказал он, отметив, что обналичивание в России не запрещено. Юрист указал, что мошенничество — это хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием. Однако следствие признало, что все мероприятия проекта «Платформа» были выполнены.

«Следовательно, признак хищения — безвозмездное изъятие денежных средств — отсутствует», — сделал вывод защитник. Он также указал на то, что следствие не провело оценку мероприятий, чтобы выяснить, стоили ли они меньше выделенных субсидий.

Взявшая затем слово Софья Апфельбаум заявила, что следствие исказило ее показания. Она пояснила, почему считает обвинение непонятным. «Мне непонятно, какие мои действия следствие квалифицировало как мошенничество, с кем и в какой я вступила сговор и какие деньги похитила», — заявила она. Подсудимая заверила, что ничего противозаконного не совершала, никакой финансовой выгоды не имела и, вообще, не должна была проверять акты выполненных работ. По ее словам, этим занимался департамент экономики и финансов. «Мне приносили документы на подпись, и я была уверена, что они должным образом проверены», — подчеркнула директор Российского академического молодежного театра.

Апфельбаум добавила, что решение о выделении денег на проект «Платформа» принималось не ею, а правительством. «Я утверждаю и готова доказывать, что никакого нарушения законодательства не было», — резюмировала она. Ее адвокат Ирина Поверинова назвала подсудимую «добросовестным человеком, который ни о каких нарушениях не слышал и не подозревал».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию