16+
Среда, 14 ноября 2018
  • BRENT $ 65.30 / ₽ 4449
  • RTS1100.05
9 ноября 2018, 07:00 Право

«Глушилки» в борьбе с коррупцией: ФСИН хочет заблокировать сотовую связь в тюрьмах

Лента новостей

Как рассказали Вusiness FM бывшие заключенные, «запрещенка» почти всегда попадает в колонию именно через сотрудников администрации. Например, «доставка» мобильного телефона с воли будет стоить от 5 до 30 тысяч рублей. Что изменится в случае блокировки?

Фото: Александр Щербак/ТАСС

Федеральная служба исполнения наказаний хочет заблокировать сотовую связь в колониях и тюрьмах. По словам замдиректора ведомства Валерия Бояринева, для этого нужно внести изменения в отдельные реестры.

Фактически ФСИН расписалась в собственной беспомощности. Глушить связь на всей территории исправительного учреждения означает самим остаться без мобильной связи на службе, то есть общаться между собой по рации, а с внешним миром — по стационарным телефонам.

Если во ФСИН готовы к такому самопожертвованию, это значит, что ведомство официально признает — побороть коррупцию внутри себя оно не может. Потому как, по рассказам бывших сидельцев, «запрещенка» почти всегда попадает в колонию или в тюрьму именно через сотрудников администрации.

Цены везде разные. Одни говорят, что доставка за колючую проволоку самого дешевого мобильника с рабочей симкой стоит 5-10 тысяч рублей. Другие утверждают, что цены варьируются в диапазоне 10-30 тысяч. Личный мобильный телефон в тюрьме или в лагере — это, скорее, роскошь, но один-два сотовых телефона на барак включены везде в режиме 24/7, рассказал Business FM бывший заключенный Сергей Резник:

Сергей Резник бывший заключенный «Твои родственники покупают телефон, вместе с телефоном отдают сотруднику от пяти до десяти тысяч рублей, и сутки-двое телефон у тебя в руках. С некоторых пор в некоторых учреждениях это стало стоить 30 тысяч рублей, но это там, где совершенно неадекватное начальство и люди просто боятся связываться за меньшие деньги. В моем бараке ребята по часу в день разговаривают по телефону. Вот парень по телефону воспитывал двух своих сыновей 18-19 лет».

От 5 до 30 тысяч — это только «доставка». Плюс может быть и «абонентская плата» — тысяча рублей в месяц за пользование телефоном. При этом плата не всегда гарантирует, что при очередном обыске аппарат не изымет тот же сотрудник, что его принес. Нет, потом он его вернет, но еще за 5-10 тысяч. Готовы ли во ФСИН терять этот рынок, непонятно. Неясно также, готовы ли сотрудники администраций колоний отказываться от доли в бизнесе, построенном на телефонном мошенничестве. Все эти SMS типа «Мама, скинь на счет тысячу рублей, я попал в беду» пишутся именно из мест лишения свободы.

Однако есть версия, согласно которой службе исполнения наказаний может быть даже выгодно лишить заключенных мобильной связи. По телефону осужденные или арестованные рассказывают о пытках, возможно снимают эти пытки, говорят с адвокатами, с членами ОНК.

В конце концов, именно наличие телефона на фото стало неопровержимым подтверждением коррупции в скандале с Цеповязом, поскольку икра и крабы теоретически могли попасть на зону, и легально. Возможно, с точки зрения ФСИН нет связи — нет проблем, говорит адвокат Иван Миронов, имеющий опыт пребывания в местах не столь отдаленных:

Иван Миронов адвокат «Сегодня сотовая связь является источником информации из достаточно закрытых лагерей, тюрем. Источником информации о коррупции, потому что фотографии, которые попали с Цеповязом в сеть, это именно свидетельство коррупции. Или же беспредела, когда заключенных пытают. Чтобы информация не выходила за пределы лагеря и не становилась достоянием общественности, эта инициатива, на мой взгляд, и появилась благодаря этому».

Интересно еще и то, что блокировка мобильного сигнала в колониях и тюрьмах не решит саму проблему. Если за деньги сотрудник администрации был готов принести телефон, то почему бы ему за деньги не отнести кому надо на волю записку? И тот же условный Цеповяз все равно найдет способ достучаться до того, кто оплатит и пришлет ему крабов и мясо.

Некоторые вещи, конечно, ни в записках, ни на словах через сотрудника колонии не передашь — слишком опасно. Но с учетом того, что технически связь будет блокироваться включением специальных «глушилок», важно понимать, что «глушилку» можно и выключить, продолжает основатель и директор благотворительного фонда помощи осужденным и их семьям «Русь сидящая» Ольга Романова:

Ольга РомановаОльга Романова основатель благотворительного фонда помощи осужденным и их семьям «Русь сидящая» «Условный Цеповяз как выходил на связь, так и будет выходить. Система такова, что она провоцирует взятки, и, конечно же, за взятки вам доставят все что угодно: телефон, компьютер, интернет, роуминг, планшет — любые средства, пожалуйста».

Кстати, Цеповяз через адвокатов прокомментировал скандал с опубликованными фотографиями. Снимки он назвал фейком, а заодно возмутился: «Это получается, что несидящее общество отказывает сидящей половине в праве нормально питаться, питаться деликатесами».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию