16+
Вторник, 20 ноября 2018
  • BRENT $ 65.53 / ₽ 4305
  • RTS1125.08
9 ноября 2018, 18:03 Право

Как искали «исчезнувшую с радаров Масляеву»: рассказ Серебренникова

Лента новостей

Третий день допроса Серебренникова выдался весьма насыщенным. В частности, подсудимый рассказал о «прекратившей подавать признаки жизни» главном бухгалтере АНО «Седьмая студия» Масляевой, которая, по его словам, скрывалась от аудита

Кирилл Серебренников.
Кирилл Серебренников. Фото: Антон Кардашов/АГН «Москва»

На процессе по делу «Седьмой студии» о хищениях 133 млн рублей при реализации проекта «Платформа» режиссер Кирилл Серебренников 9 ноября продолжил давать показания. Главный фигурант вспомнил главбуха Нину Масляеву, признавшую вину и заключившую сделку со следствием. Серебренников поведал о том, как к концу проекта счетовод просто исчезла, нашли ее с большим трудом, а у него возникло ощущение, что сотрудница нечиста на руку.

На третье по счету заседание худрук «Гоголь-центра» надел традиционно черную майку с надписью на латыни «Бог сохраняет все». Однако, прежде чем он продолжил давать показания, судья отклонила заявленное накануне ходатайство подсудимой Софьи Апфельбаум. Оно касалось отвода второго представителя потерпевшего — Минкультуры — Александра Лебедева. Судья уже шла в совещательную комнату, когда секретарь намекнула ей, что она не выслушала мнение прокурора и представителя потерпевшего. Ирине Аккуратовой пришлось вернуться.

Несмотря на то, что зрителей было гораздо меньше, чем в два предыдущих дня, зал все же был полон. Вскоре стало душно. Защитница Апфельбаум Ирина Поверинова просила включить кондиционер, однако судья была против. Она заявила, что в здании суда — совершенно новом — кондиционеров нет, только вентиляция. «Такого не может быть, — не могла поверить адвокат. — А если умрем? У нас просьба, а не претензия». В итоге судья сжалилась, и прохладный воздух хлынул в зал.

«Темный лес» для постановщика

После этого Серебренников продолжил ранее озвученную мысль о том, что он всегда сторонился финансовой деятельности» и в проекте «Платформа» отвечал лишь за постановки. «В подготовке конкурсной документации я участия не принимал. Для меня это темный лес. Я просто не знаю, как это делать», — сказал он.

Также, по словам подсудимого, он не обсуждал вопросы заключения госконтракта с гендиректором АНО «Седьмая студия» Юрием Итиным и генпродюсером Алексеем Малобродским, а также бывшим руководителем департамента государственной поддержки искусства и народного творчества Софьей Апфельбаум. Все трое вместе с ним на скамье подсудимых. Фигурантам вменяется хищение в 2011-2014 годах 133 млн рублей. Обвинение гласит, что они завышали стоимость мероприятий и предоставляли в министерство недостоверную отчетность, обналичивая средства. Махинации совершались с помощью созданной Серебренниковым АНО «Седьмая студия». В ходе начавшегося 7 ноября процесса подсудимые вину не признали.

Серебренников довольно подробно описывал процесс создания на «Платформе» различных шоу. Однако он так и не смог внятно ответить на вопрос о том, был ли запрет на закупку для проекта оборудования. В этот момент подсудимый вспомнил о большом рояле Yamaha, который, по его словам, пришлось купить «то ли за пять, то ли за шесть» миллионов рублей. «Следователи буквально каленым железом пытали нас за него. Но мы его купили от отчаяния, потому что иначе невозможно — каждый день арендовать рояль и привозить его», — оправдывался подсудимый.

Кроме того, подсудимый рассказал об использовании наличности, отметив, что для постановки спектаклей требовался как безналичный, так и наличный расчет, а иностранным артистам могли платить гонорары в валюте. Подсудимый сказал, что иногда и сам покупал реквизит, а затем потраченное возмещали в кассе. «Вот, например, я купил кимоно, которые нужны для спектакля «Сон в летнюю ночь», принес чек. Они до сих пор играют в спектакле. Два кимоно — зеленое и белое», — пояснил режиссер.

«Агрессивный бухгалтер»

После этого адвокат подсудимого Дмитрий Харитонов поинтересовался у подзащитного, было ли ему известно об обналичивании бюджетных средств, в курсе ли он был того, что это делала главбух АНО «Седьмая студия» Нина Масляева и другие лица, снимая деньги через банкоматы с корпоративной карточки. Однако Серебренников заверил, что ничего не знал. Он настаивал, что вообще понятия не имел, как велся учет расходования средств, и никому никаких указаний на счет этого не давал.

По словам режиссера, когда к концу «Платформы» в 2014 году выяснилось, что на заключительные постановки не хватает денег, именно он выступил с инициативой проведения в фирме аудита, «чтобы понять, как устроена работа этого неведомого» ему «бухгалтерского мира». Женщину-аудитора нашла продюсер Екатерина Воронова (она скрылась от следствия и объявлена в розыск. — Business FM). Та изучила документы и попросила всех собраться. «У нее было тревожное ощущение, что там проблемы», — продолжил режиссер.

В этот момент, по его словам, главбух Нина Масляева (впоследствии признала вину и заключила сделку со следствием, в связи с чем ее дело выделено в отдельное производство. — Business FM ) «прекратила подавать признаки жизни, не отвечала на звонки и вообще исчезла с берегов, с радаров». Он просил ее найти, Масляеву разыскали, но с большим трудом. На слова аудитора о том, что не хватает множества документов для отчетности, главбух отреагировала «агрессивно».

«На претензии аудитора она огрызалась и говорила: «Не в курсе, не знаю». Но она должна была, так как, кроме нее, некому было знать!» — возмутился Серебренников. После слов Вороновой о том, что для задуманного не хватает нескольких миллионов рублей, у него «возникло ощущение, что Масляева себе что-то присвоила».

«Я не люблю обвинять голословно, поэтому сказал Итину: «Давайте разбираться», — отметил режиссер. Его же адвокат Дмитрий Харитонов пояснил, почему так подробно расспрашивал подсудимого. «Есть показания, согласно которым Серебренников требовал согласования любой транзакции», — сказал он. На это Серебренников в очередной раз заявил, что не давал сотрудникам «Седьмой студии» никаких распоряжений по использованию денежных средств.

Доплаты Малобродскому, новый министр и неведомый Стасик

Зал оживился, когда судья по ходатайству защитника зачитала электронные письма, обнаруженные в ноутбуке бывшего генпродюсера «Седьмой студии» Алексея Малобродского. Они были адресованы Кириллу Серебренникову и Юрию Итину. В них покинувший проект Малобродский упрекал визави в том, что они игнорируют его обращения о доплатах. «У меня в голове не укладывается, что, оказывается, мои товарищи и партнеры уходят от ответа. Дайте распоряжение бухгалтерии заплатить мне деньги», — просил он. Малобродский сетовал, что недополучил за какой-то месяц 55 тысяч рублей, а за несколько других месяцев около 200 тысяч.

Серебренникова попросили объяснить, о чем идет речь, и было видно, что ему неудобно. Он признался, что был восхищен деловыми качествами Малобродского, и когда в 2012 году ему предложили создать свой театр — «Гоголь-центр», то фактически переманил его на работу туда гендиректором, пообещав доплату к более низкой зарплате за счет средств «Платформы». Однако Итин воспротивился этому, сказав, что так делать нельзя.

«Когда понял, что мы не сможем сделать то, что я обещал, то я стал эту тему уводить», — сказал Серебренников и добавил, что больше зарплата Малобродскому на «Платформе», насколько он помнит, не выплачивалась. Он подчеркнул, что не создавал ОПГ для хищения 133 млн рублей и «никогда в жизни не присваивал того, что ему не принадлежит». Подсудимый сказал, что только получал зарплату художественного руководителя проекта, куратора и гонорары за постановки спектаклей.

После этого ему задала несколько вопросов прокурор Надежда Игнатова. Прежде всего, она хотела знать, почему проект был рассчитан лишь на три года. Серебренников заверил, что это не так: по задумке представления должны были идти дальше. Но пришел новый министр культуры Владимир Мединский. «Он сказал, что ваше современное искусство никому не нужно, и свернул все проекты. А деньги забрал. Куда — это вы разберитесь», — не скрывал своей обиды подсудимый.

По просьбе гособвинителя судья также огласила и переписку Серебренникова с его помощницей Анной Шалашовой. Она оказалась весьма занимательной. В суде Серебренников пояснил, что, когда финансирование «Платформы» прекратили, он не хотел унижаться и просить денег у чиновников, чтобы завершить проект. Именно поэтому он и написал коллеге: «Пусть горят в аду», имея в виду работников Минкультуры.

«А что такое: «Мы троллим Стасика?» — не удержалась от еще одного вопроса прокурор. «Стасик… Кто такой Стасик?.. Не помню!» — сказал режиссер и предположил, что речь, вероятно, шла не о работе, а о ком-то из друзей, над которым шутили на Facebook. «Поэтому я и написал: «Ржака», — сказал Серебренников. Зал рухнул от смеха. Процесс продолжится 13 ноября в 9:30 утра.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию