16+
Воскресенье, 16 декабря 2018
  • BRENT $ 60.25 / ₽ 4022
  • RTS1116.50
23 ноября 2018, 12:57 Право

Пять комнат на 200 метров. ВС разрешил отобрать единственное жилье у должника-банкрота

Лента новостей

Конфликт между жителем Одинцова и его кредитором длится десять лет. Теперь квартиру можно включить в конкурсную массу и продать с торгов. Что говорят юристы?

 У здания Верховного суда России.
У здания Верховного суда России. Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Верховный суд допустил изъятие единственного жилья у россиян-банкротов. Такое решение было принято по делу подмосковного жителя Анатолия Фрущака. Его пятикомнатную 200-метровую квартиру в Одинцове можно включить в конкурсную массу и продать с торгов, сообщает «Интерфакс».

Это может быть попыткой преодолеть позицию Конституционного суда по вопросу об имущественном иммунитете единственного жилья, опасаются эксперты. Хотя есть и другие механизмы, чтобы не допустить безнаказанности должника, считает партнер юридической фирмы «Юст» Александр Боломатов.

Александр Боломатов партнер юридической фирмы «Юст» «Я предполагаю, один из вариантов, если эта квартира действительно очень большая, ее теоретически можно разделить и оставить должнику какую-то часть, а какую-то — реализовать и таким образом получить оплату от должника. Довольно часто это используют, то есть здесь речь не идет о том, чтобы взять и в конкурсную массу включить, этот объект полностью продать, а должника выгнать. Такой проблемы нет. У него остается жилье. Может быть, не такое большое, но человек не остается на улице. Если мы говорим про то, что это жилье действительно минимальное, условно, у него пять комнат в этой квартире, но там четверо или даже трое детей, то понятно, что там нечего продавать, тогда такой институт не работает. Но здесь действуют конституционные гарантии: сохранение права на жилище. В принципе, надо просто реально посмотреть то, что можно продать. Пожалуйста, это можно сделать. То есть право на жилье не универсальное, но оно должно сохраняться обязательно».

Конфликт между Фрущаком и его кредитором Андреем Кузнецовым длится почти десять лет. Еще восемь лет назад суды признали наличие долга на сумму более 8 млн рублей, а Фрущак передал квартиру своей жене по соглашению о разделе имущества, та же подарила ее дочери. Затем, правда, суды признали эти сделки недействительными и вернули спорное жилье, стоимость которого составляет около 28 млн рублей, в единоличную собственность должника.

В апреле прошлого года Фрущак, долг которого с 8 млн рублей вырос до 13 млн, обратился в арбитражный суд с заявлением о банкротстве. В том же месяце Фрущак ходатайствовал об исключении из конкурсной массы квартиры, поскольку это его единственное жилье. Суды всех инстанций встали на его сторону, поскольку по конституции единственное жилье неприкосновенно.

Нынешнее решение Верховного суда не может изменить конституционную норму о праве на жилье, считает управляющий партнер адвокатской коллегии «Железников и партнеры» Александр Железников:

— Конечно, одного заявления уважаемого руководителя Верховного суда недостаточно для того, чтобы изменить Гражданско-процессуальный кодекс. Это не так просто. Но могу вам сказать так, правоприменение сейчас идет по следующему пути: все равно единственное имущество арестовывается. А вот обращается ли оно в доход государства или потерпевшего, вопрос второй. Арестовывается оно уже сейчас. То есть, в принципе, правоприменитель готов к тому, чтобы это было. Но с точки зрения закона это должно быть обжаловано, если такое произойдет. Суд, на мой взгляд, должен принять сторону лица, которое владеет единственным жильем. По нынешнему закону изымать его нельзя.

— Правильно ли я понимаю, есть такая практика, когда суд арестовывает жилье и, например, семья, которая там живет, должники, продолжают пользоваться квартирой, но продавать ее не могут?

— Они не могут ее продавать и иным образом отчуждать не могут. Это правда.

— То есть это нормальная практика?

— Я бы не назвал ее нормальной. Я бы назвал ее все-таки незаконной, и мы по мере сил и возможностей с этим боремся. В некоторых случаях даже это имеет успех. Но, в общем, да, такая практика есть. Она распространена в Москве и в регионах.

Между тем адвокаты кредитора гражданина с единственной пятикомнатной квартирой заявили, что за десять лет не было ни одной добровольной выплаты, только удержания с пенсии.
Спор из Верховного суда теперь отправляется на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию