16+
Четверг, 13 декабря 2018
  • BRENT $ 60.20 / ₽ 3995
  • RTS1123.67
5 декабря 2018, 10:26 Политика

Цветная мини-революция во Франции. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Власти пошли демонстрантам на уступки после протестов, однако активисты, недовольные полумерами, могут вернуться на улицы. Что остается Макрону?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

После массовых и продолжительных протестов против роста цен на топливо власти Франции пошли на уступки и ввели мораторий на полгода на дальнейшее их повышение. Об этом объявил премьер-министр страны Эдуар Филипп. «Насилие должно прекратиться», — заявил он.

4 декабря «Желтые жилеты» выслушали предложения французских властей, но намерены вернуться на улицы. Как сообщил журналистам представитель движения в парижском регионе, протестующие хотят полной отмены налогов на топливо и не удовлетворятся полумерами. ТАСС приводит цитату неназванного представителя протестного движения: «Французы не хотят крошек, они хотят весь багет».

Акции протеста, участники которых носили желтые светоотражающие жилеты автомобилистов, продолжались несколько недель. Пострадали 130 человек, трое погибли. Общий ущерб оценивается в 3 млрд евро. В Париже серьезно пострадала Триумфальная арка. Что дальше предпримет президент Эммануэль Макрон?

Таких беспорядков во Франции и особенно в Париже не было с 1968 года. Тогда в конце концов эти события привели к отставке президента де Голля, на которого Макрон, судя по всему, так хочет походить. Однако на сей раз он проиграл не организованному и не сплоченному какой-либо идеологией движению, а выведенной на улицы соцсетями и мессенджерами разношерстной толпе, главным лозунгом которой было «Достали!»

В частности, достал именно Макрон, рейтинг которого сейчас опустился до 23%. Это примерно уровень, до которого пал пять лет назад самый непопулярный французский президент современности Франсуа Олланд. Популярность нынешнего премьер-министра немногим выше, тогда как по опросам более 70% французов поддерживают протестующих.

Одним из требований манифестантов, которые выражали свой протест в виде буйных погромов, была отставка президента. Поводом стал рост цен на топливо. С 2015 года они выросли на 50%, и только за последний год дизель подорожал на 23%, в том числе под предлогом борьбы за экологию. На дизеле ездит, между прочим, вся сельская «старая добрая Франция».

С 1 января хотели сделать наценку еще на 3-6 евроцентов на литр. Они-то и стали последней каплей. Все эти «зеленые инициативы», которые Макрон сделал одной из главных тем своей политики, страшно далеки для простых работяг. Людей, для которых «лишние» 250-300 евро в год на дизель или бензин не лишние вовсе. Они не хотят платить такую цену ни за глобализацию, ни за модернизацию.

При этом французская экономика и так достаточно экологична: ее выбросы углекислого газа в два раза меньше, чем у Германии на душу населения. Особенно обидны эти «экологические экзерсисы» экономящим на всем французам на фоне того, как президент — бывший инвестиционный банкир фактически упразднил «солидарный налог на состояние», которым 35 лет облагались владельцы крупных состояний, и снизил налог на прирост капитала. Эти меры увеличили доходы самого богатого 1% населения.

При этом безработица в стране составляет приличные почти 9%, а среди молодежи — пятую часть. Экономический рост — менее 2%. Также нынешний президент восстановил практику налогообложения пенсионеров, лишил студентов льгот, отказался индексировать пенсии.

В принципе, решение правительства повысить налоги на топливо, а заодно и, по сути, на устаревшие по экологическим нормам автомобили, было типичным технократическим решением. Мол, если мы тут повысим, то там будет урезание. Ну а то, что эта мера чувствительно ударит по миллионам людей, что ж, такова цена прогресса. Видимо, не зря Макрона недолюбливает Дональд Трамп: французский лидер оказался ну совсем не популист, нет в нем «политической чуйки». Разного они поля ягоды.

В России многие по-разному оценивают французские протесты. Одни кивают: мол, вот надо учиться у французов, как отстаивать свои права. Однако забывают о богатой исторической традиции французов по этой части и высоком уровне гражданской солидарности. Другие обращают внимание на действия полиции, которые были достаточно жесткими, однако недостаточно жесткими, чтобы, к примеру, предотвратить погром Триумфальной арки и ее музея. К тому же законы о массовых акциях во Франции и России сильно различаются.

Нашлись и те, кто с экранов одного из федеральных каналов провещал про вездесущую «руку ЦРУ». Мол, поскольку у Трампа с Макроном отношения не сложились, то вот вам «ответочка» пришла на улицы Парижа. Эдакий вариант «цветной революции». Наверное, этому промывателю мозгов тоже ведь кто-то поверил.

Хорошо, когда есть Америка. Хоть с Обамой, хоть с Трампом, которая во всем виновата. Плохо, когда политическое злорадство становится частью официозной пропаганды, что, в принципе, сродни и проведению политики по такому же принципу — назло треклятой Америке. И то, и другое страшно уводит от сути и мешает решать реальные проблемы, а не придуманные технократами и телеведущими.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию